Решения районных судов

Приговор от 06 августа 2010 года № 2-74/2010. Приговор от 06 августа 2010 года № 2-74/2010. Пермский край.

Пермский краевой суд в составе:

председательствующего судьи Фирсова *.*. ,

с участием государственного обвинителя - прокурора отдела государственных обвинений прокуратуры Пермского края Третьяковой *.*. ,

подсудимых Баскакова *.*. , Желтова *.*. ,

защитников - адвоката Конева *.*. , представившего удостоверение № 1450 и ордер № 031400, адвоката Костеровой *.*. , представившей удостоверение № 1463 и ордер № 031501,

при секретаре Зубовой *.*. , а также потерпевшей ФИО, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Баскакова *.*. , дата рождения, место рождения, гражданина название страны, с неполным средним образованием, семейное положение, не работающего, военнообязанного, зарегистрированного по адресу: ****, судимости не имеющего,


обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст.162 ип.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Желтова *.*. , дата рождения, место рождения, гражданина название страны, с неполным средним образованием, семейное положение, не работающего, военнообязанного, проживающего без регистрации по адресу: ****, ранее судимого: Чусовским городским судом 20.04.2005 г. по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы (определением Пермского областного суда от 23.06.2005 г. наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ снижено до 4-х лет), освобожден условно-досрочно на 1 год 1 мес. 20 дней на основании постановления Пермского районного суда Пермской области от 18.02.2008 года,


обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст.162 и п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ,

Установил:



Баскаков *.*. и Желтов *.*. совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем, при следующих обстоятельствах.

30.12.2009 года, в вечернее время, Баскаков *.*. и Желтов *.*. , находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли в квартиру знакомой Баскакова *.*. - ФИО1., проживающей по адресу: ****, с целью занять деньги для приобретения спиртных напитков. Получив от ФИО1 отказ передать им в долг деньги, Баскаков *.*. и Желтов *.*. Решили совершить разбойное нападение на ФИО1 с целью хищения ее имущества, а также убийство потерпевшей, сопряженное с разбоем.

Баскаков *.*. и Желтов *.*. , действуя совместно и согласованно, реализуя совместный преступный умысел на разбойное нападение, потребовали у ФИО1 передать им имеющиеся у нее деньги. На отказ ФИО1 выполнить их неправомерные требования, Баскаков *.*. и Желтов *.*. напали на потерпевшую и, действуя совместно и согласованно, умышленно нанесли руками и ногами не менее девяти ударов в жизненно-важные органы - голову и грудь, а также по рукам ФИО1.

Продолжая осуществлять свой совместный умысел, Баскаков *.*. удерживал руки ФИО1, перекрыл доступ воздуха в легкие, не давая потерпевшей кричать, закрыв дыхательные отверстия рта и носа рукой, в результате чего у ФИО1 развилась асфиксия, а Желтов *.*. , вооружившись ножом и, используя данный предмет в качестве оружия, нанес им не менее пяти ударов в жизненно-важные органы - голову и шею ФИО1.

Своими совместными действиями Баскаков *.*. и Желтов *.*. причинили ФИО1 асфиксию, что подтверждается наличием кровоизлияний под конъюнктивой век, правого глазного яблока, в слизистой надгортанника, гортани, корня языка, кровоизлияния в мягкие покровы головы, кровоизлияния в слизистой преддверия рта, ссадины в подбородочной и щечной областях слева, в области носа, кровоподтеки в лобной области справа, в правой щечной области, в проекции угла нижней челюсти слева, внутрикожных кровоизлияний на правой кисти, правом предплечье, кровоподтек, ссадины в области правого локтевого сустава, колото-резаное ранение головы, с проникновение Ф.И.О. атланто-затылочного сочленения с повреждением шейного отдела спинного мозга, кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, колото-резанные ранения шеи слева, левой трапецевидной области с повреждением левой внутренней яремной вены, с обильным наружным кровотечением, перелом девятого ребра справа.

От причиненных Баскаковым *.*. и Желтовым *.*. телесных повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, ФИО1 скончалась на месте преступления.

Совершив убийство ФИО1, Баскаков *.*. и Желтов *.*. обыскали квартиру погибшей и завладели деньгами в сумме 3500 рублей. После этого Баскаков *.*. и Желтов *.*. скрылись с места происшествия и распорядились похищенными деньгами по своему усмотрению.

Подсудимый Баскаков *.*. и Желтов *.*. в суде виновными себя в совершении данных преступлений не признали. При этом Баскаков на основании ст. 51 Конституции РФ от дачи показаний отказался.

Подсудимый Желтов в суде показал, что 30 декабря 2009 года совместно с Баскаковым в квартире ФИО2 употреблял спиртное. Пришел он к Баскакову около 16 часов, ФИО2 была дома, занималась чем-то в другой комнате. В течение часа употребляли спиртное, потом пошли к ФИО3 просить деньги, долг по зарплате. ФИО3 сказала, что деньги будут только в январе, поэтому дала лишь по сто рублей. Затем пришли к Баскакову и продолжили употреблять спиртное. Потом он поехал домой, но сразу вернулся обратно, так как забыл у Баскакова телефон. По дороге встретил Баскакова, он находился возле магазина с неизвестным человеком. Когда он подошел, Баскаков попросил у незнакомца розу, и они пошли домой к Баскакову. Находясь в квартире у Баскакова, ему позвонила ФИО4, попросила выйти и заплатить за такси. Он встретил ФИО4, заплатил за такси 100 руб. и они зашли к Баскакову, где стали употреблять спиртное. Позже Баскаков стал любезничать с ФИО4, и он поссорился с Баскаковым. В это время ФИО4 ушла. Он ушел через некоторое время, поехал домой, времени было около 24 часов. К ФИО1 домой не ходил, в убийстве не участвовал. Об обстоятельствах убийства узнал от Баскакова и от работников милиции. В сообщении в милицию, содержание которого не помнит, а также в явке с повинной себя оговорил, причину самооговора, а также изменения своих показаний в суде и на следствии обосновать не смог.

Между тем, из неоднократных показаний Желтова, данных в ходе предварительного следствия и исследованных в суде, видно, что он первоначально признавал свою причастность к преступлениям. В частности, в явке с повинной (том №1 л.д. 106) он показал, что ударил ФИО1 по голове, потом нанес ей четыре удара ножом по шее.



Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, он также утверждал, что зашел к ФИО1 в квартиру, толкнул ее в спину, а когда она закричала, нанес ей удар ножом в область ключицы, нож держал в левой руке. Потерпевшую занес в большую комнату и оставил на полу возле кровати (том № 1 л.д. 133-139).

В последующих показаниях стал отрицать причастность к преступлениям, утверждал, что о преступлении узнал в январе 2010 года со слов Баскакова, который сказал, что пошел к потерпевшей за деньгами, ФИО1 денег не дала. После этого он убил ее ножом и забрал деньги (том № 1 л.д. 229-231).

В связи с отказом Баскакова от дачи показаний, его показания, данные на предварительном следствии, были с согласия сторон оглашены и исследованы в суде.

Из неоднократных показаний Баскакова *.*. также видно, что он первоначально признавал свою причастность к преступлениям. В частности, из его явки с повинной следует, что он пошел за деньгами к ФИО1, получив отказ, взял нож и нанес потерпевшей 3-4 удара. Сергей, увидев его действия, убежал. Он тоже ушел, но вернулся и стал стирать отпечатки пальцев, нож выбросил около завода (том № 1 л.д. 160).

При допросе в качестве подозреваемого Баскаков подтвердил свою причастность к убийству, показал, что хотелось выпить, он предложил Желтову сходить к ФИО1 за деньгами. Около 16 часов они пришли к потерпевшей, зашли в квартиру. Он попросил у потерпевшей деньги, ФИО1 отказала. Тогда он взял с холодильника нож и нанес им удары по телу ФИО1. Желтов в это время ушел, а он пришел в себя, при этом стоял на коленях около ФИО1. Позже он обнаружил и забрал деньги в сумме 3250 руб. Когда искал деньги, вещи бросал на пол, на руках были перчатки. С деньгами ушел домой, стал употреблять спиртное. Нож выбросил около завода. Такие же показания им даны при проверке его показаний на месте, где он продемонстрировал свои действия, и на очной ставке с Желтовым (том № 1 л.д. 172-177, 178-182, 183-187).

В последующих показаниях Баскаков стал утверждать, что 30.12.2009 года он и Желтов *.*. употребляли спиртное, когда спиртное закончилось, Желтов предложил ему занять деньги на покупку спиртного у кого-либо из его знакомых. Он согласился, после чего вместе с Желтовым пошел к ФИО1. ФИО1 они встретили у ее дома, он помог ей занести сумки с продуктами в квартиру и попросил у нее деньги в долг. ФИО1 отказалась дать денег, он хотел выйти, но в это время увидел, как Желтов одной рукой держит потерпевшую, другой наносит ФИО1 удары ножом. Он в это время находился рядом, но никаких действий не предпринимал (том № 1 л.д. 200-206). В суде Баскаков, отвечая на вопросы, пояснил, что эти показания наиболее правильные. Объясняя причину изменения показаний, он указал, что ранее взял все на себя, чтобы ему предъявили обвинение за менее тяжкое преступление, чем групповое убийство. Показания изменил, поскольку появились новые доказательства, в частности, показания ФИО4.

Оценивая противоречивые и непоследовательные показания подсудимых, суд пришел к выводу о том, что подсудимые на предварительном следствии и в суде, в зависимости от обстоятельств, выбирали для себя наиболее выгодную позицию. Изобличая друг друга в совершении преступлений и преуменьшая свою роль в них, каждый преследовал одну цель - уйти от ответственности за совершенные деяния.

Вина подсудимых в совершении изложенных преступлений, кроме их собственных, обличающих друг друга показаний, полученных с соблюдением требований норм уголовно-процессуального закона, объективно подтверждается и исследованными в судебном заседании доказательствами - показаниями потерпевшей, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, заключениями экспертиз и другими материалами дела.

Так, из показаний потерпевшей ФИО (дочери погибшей ФИО1.) следует, что ее мать ФИО1 проживала в квартире по адресу: ****. ФИО1 посторонних в квартиру не впускала, малознакомый ей человек не мог попасть в ее квартиру, так как прежде чем открыть дверь, она всегда спрашивала, кто к ней пришел. Со слов матери знает, что та хранила деньги, приготовленные для ритуальных услуг, в своей квартире. Мать говорила, что общается с ФИО2., у которой жил молодой человек по имени Анатолий, последний помогал матери на приусадебном участке, также он один раз перенес из ее гаража картошку для матери. ФИО1 в последний раз видела 29.12.2009 года. 05.01.2010 года, после того, как узнала от сестры ФИО5 о смерти матери, она приходила к ней домой, обратила внимание на то, что купленные продукты питания находились на подоконнике. В комнатах были раскиданы вещи, труп матери лежал около кровати. Полагает, что 30.12.2009 года ФИО1 занесла продукты питания на кухню, но не успела разложить. Ей показалось, что мать хотела приготовить покушать, так как на столе лежал фарш. Пенсия матери была более трех тысяч рублей. Кроме того, у нее были спрятаны накопления на похороны, где она их хранила, ей известно не было. Позже она нашла спрятанные матерью деньги в кухонном шкафу. ФИО1 пользовалась в основном одним ножом, другие ножи были в столе. Позже она заметила, что все ножи были на кухне, не пропали.

Из показания свидетеля ФИО6 следует, что она состоит в должности почтальона по доставке пенсий. Дом, расположенный по адресу: ****, находится на территории обслуживаемого ею участка, жильцам данного дома она доставляла пенсию. ФИО1 получала пенсию пятого числа каждого месяца. В квартире ФИО1 она ранее никого не видела, ФИО1 вела уединенный образ жизни и посторонних к себе не пускала, всегда, прежде чем открыть дверь, спрашивала, кто пришел. 05.01.2010 года, в дневное время, она пришла для того, чтоб выдать пенсию в доме № **, по ул. ****. Подойдя к двери ФИО1, она толкнула дверь, дверь открылась, и она увидела, что на полу лежат различные вещи. Она прошла в квартиру и хотела окликнуть ФИО1, однако, пройдя по коридору дальше, увидела, что на полу в большой комнате под одеждой на спине лежит ФИО1, признаков жизни она не подавала, на ее лице была запекшаяся кровь. Ей показалось, что ФИО1 закидали одеждой. Также она обратила внимание на то, что порядок в комнате был нарушен. Она выбежала из квартиры и сообщила в милицию.

Из показаний свидетеля ФИО2 на предварительном следствии и в суде следует, что Баскаков *.*. проживал у нее на квартире, он был знаком с ФИО1., помогал ей время от времени по хозяйству, знал, где она проживала. 30.12.2009 года, около 18 часов, она находилась у себя дома. Кроме нее в квартире были Баскаков и Желтов, они были вдвоем, употребляли спиртное. Затем Баскаков и Желтов оделись и вышли из квартиры. Она посмотрела в окно и увидела, что Баскаков и Желтов заходят в соседний подъезд. Увидев это, она поняла, что они пошли к ее знакомой - ФИО3, которая должна была им деньги за ранее выполненную работу. Баскаков и Желтов вернулись примерно 20-30 минут спустя. Они сразу прошли в комнату Баскакова, где продолжили употреблять спиртное. Потом, примерно через 30 минут, Баскаков и Желтов снова куда-то ушли, куда они собирались идти, они не говорили. Отсутствовали Баскаков и Желтов около одного часа, когда Баскаков вернулся с Желтовым, он подарил ей розу. Откуда у него появились деньги, ей не известно, до этого момента у Баскакова денег не было. Далее Баскаков и Желтов продолжили употреблять спиртное в комнате Баскакова. Около 21 - 22 часов в ее квартиру пришла ФИО4, она прошла в комнату Баскакова, где находилась около одного часа. Баскаков и Желтов в это время употребляли спиртное, разговаривали между собой. Затем между Баскаковым и Желтовым началась какая-то словесная перепалка, точнее Желтов высказывал какие-то претензии к Баскакову, но она не разобрала, о чем говорили Баскаков и Желтов. Она прошла в комнату Баскакова, когда зашла туда и находилась на пороге, мимо нее пробежала ФИО4 и выбежала из квартиры. Она закрыла за ней дверь. Она хотела пройти в комнату, где находились Баскаков и Желтов, чтоб выяснить причины ссоры, но Баскаков сказал ей не вмешиваться, а Желтов закрыл перед ней дверь. После этого Баскаков и Желтов стали о чем-то разговаривать на повышенных тонах. О чем они говорили, она не поняла. Разговор длился не более пяти минут, после чего Желтов ушел из квартиры. Некоторое время спустя она заглянула к Баскакову, он спал. В январе 2010 года от сотрудников милиции ей стало известно об убийстве ФИО1. На тот момент Баскаков ей ничего не рассказывал. Позднее, после того, как Баскаков был задержан и некоторое время провел в милиции, она спросила его, о том, что произошло. Баскаков рассказал, что 30.12.2009 года он и Желтов пришли к ФИО1, чтобы занять денег. Баскаков далее сказал: «Я не ожидал, я думал он ее обнимает, а, оказывается, он ее ножом бил». Она спросила его, что он делал в это время, на что Баскаков ответил, что был рядом, а затем ушел с Желтовым. Баскаков не говорил, брали ли они деньги у ФИО1, а она об этом не спрашивала.

Из показаний свидетеля ФИО7 следует, что он работал оперативным дежурным ОВД по Чусовскому муниципальному району. 03.02.2010 года в 8 часов он заступил на дежурство в качестве оперативного дежурного дежурной части ОВД по Чусовскому муниципальному району. Около 16 часов 31 минут в дежурную часть поступил звонок. Звонившим оказался молодой человек, представившийся Желтовым *.*. . Желтов *.*. сообщил, что он совершил убийство женщины, которое произошло накануне нового 2010 года в районе остановочного комплекса железной дороги «***». Желтов *.*. сообщил, что он находится в доме по адресу: ****, Решил сдаться, попросил приехать за ним. Он попытался узнать у Желтова *.*. подробности преступления, но Желтов ответил, что по указанному адресу он будет находиться еще около одного часа, после чего сотрудникам милиции придется его искать, затем отключил телефон.

Согласно сообщению, поступившему в ОВД по Чусовскому муниципальному району 03.02.2010 года в 16 часов 31 минуту, Желтов *.*. по телефону показал, что в конце декабря 2009 года он совершил убийство ФИО1 в квартире по адресу: **** (том № 1, л.д. 104).

Из показаний свидетеля ФИО8 (матери обвиняемого Желтова *.*. ) на предварительном следствии, которые она фактически в суде подтвердила, а также из ее показаний в суде следует, что ее сын дружил с ФИО4, между ними были хорошие отношения. Перед новым годом, дату она не помнит, Желтов *.*. пришел домой выпивший и сказал, что был с ФИО4 в гостях у Баскакова *.*. , где они поссорились. Сын является левшой. Был ли у него в этот день при себе нож, не знает. Об обстоятельствах убийства ей ничего не известно. Позднее, когда к ним приходила ФИО4, она сделала заявление по телефону в милицию о ее причастности к убийству.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО4 следует, что 30.12.2009 года, около 20 часов 30 минут, с мобильного телефона Желтова ей поступил звонок. Желтов стал уговаривать ее, чтоб она приехала в микрорайон «***» г. Чусового в квартиру Баскакова. По голосу поняла, что Желтов был пьян, поэтому отказалась, но Желтов продолжал звонить, настаивая на том, чтоб она приехала, и она согласилась. Желтов сказал, что он вызовет ей такси. Подъехав к дому Баскакова, она позвонила Желтову и попросила встретить ее и оплатить такси. Желтов из подъезда вышел практически сразу, он оплатил поездку, при этом таксисту он дал купюру достоинством 500 рублей. Они прошли в комнату Баскакова, где находились Баскаков и ФИО2. Она и Баскаков сидели на диване, разговаривали. Когда ФИО2 вышла из комнаты, Желтов стал рассказывать о том, что они убили какую-то женщину. Она не поверила им и сказала об этом, тогда Баскаков предложил сходить туда, где произошло убийство, пояснив, что до этого места пять минут ходьбы. Увидев настроение Баскакова, она поняла, что они рассказали правду. Она спросила их, за что они убили женщину, и как это произошло. Тогда Баскаков и Желтов стали рассказывать, что женщину они убили для того, чтоб получить принадлежащие ей 3500 рублей, об этом ей сказал Желтов. Также они рассказали, что во время убийства Баскаков держал женщину, а Желтов наносил ей удары ножом, Желтов пояснил, что нанес женщине 4 удара. У Баскакова видела пачку денег, в которой сверху лежали сотенные купюры, сколько было купюр, не помнит. После рассказа об убийстве женщины, некоторое время спустя, она стала собираться домой. Желтов сказал, что он проводит ее, и стал просить у Баскакова деньги. Баскаков отказался, сказав, что деньги он оставит на следующий день, что Желтов может прийти завтра, и он даст ему денег. После этого они схватили друг друга за одежду, стали трясти друг друга и кричать. Желтов кричал, что он убил женщину и Баскаков не имеет права не давать ему деньги. Баскаков ответил, что это не имеет значения, поскольку он держал женщину, когда Желтов убивал ее. Они некоторое время продолжали ссору между собой, ФИО2 пыталась их разнять, но это у нее не получалось. Тогда она выбежала из квартиры и пошла на автобусную остановку. Некоторое время спустя Желтов стал звонить ей, просил, чтобы она вернулась (том № 1, л.д. 208-211, том № 2, л.д. 65-69, 162-165).

Свои показания ФИО4 подтверждала также на очных ставках с Желтовым *.*. и Баскаковым *.*. (том № 1, л.д. 223-225, том № 2, л.д. 82-87).

Согласно информации о входящих и исходящих вызовах, географическом местоположении владельцев абонентских номеров, 30.12.2009 года с мобильного телефона, имеющего номер ***, которым пользовался Желтов *.*. , и мобильного телефона с номером ***, которым пользовалась ФИО4, осуществлены следующие соединения: 20 ч. 19 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 20 ч. 20 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 20 ч. 27 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 20 ч. 27 мин. - входящий звонок на телефон Желтова *.*. ; 20 ч. 28 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4.; 20 ч. 28 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 20 ч. 36 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 20 ч. 56 мин. - входящий звонок на телефон Желтова *.*. ; 23 ч. 40 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4.; 23 ч. 41 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4 31.12.2009 года с мобильного телефона, имеющего номер **, которым пользовался Желтов *.*. , и телефона с номером **, которым пользовалась ФИО4, осуществлялись следующие соединения: 01 ч. 32 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4; 01 ч. 35 мин. - входящий звонок на телефон Желтова *.*. ; 01 ч. 36 мин. - исходящий звонок на телефон ФИО4. Географическим местоположением владельца абонентского номера **, которым пользовался Желтов *.*. , (адрес первой БС) является: ****. (том № 2, л.д. 4-9).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО9 следует, что со слов несовершеннолетней дочери ФИО4 ей известно, что некоторое время назад дочь вызывали в милицию по поводу того, что ее знакомый Желтов рассказывал ей о совершенном убийстве какой-то женщины (том № 2, л.д. 62-64).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО3 следует, что она устроила на работу Баскакова *.*. и Желтова *.*. Зарплату она им выплатила не в полном объеме. 30.12.2009 года, около 16 часов 30 минут, возле своего дома на улице она встретила Баскакова и Желтова. Баскаков и Желтов находились в состоянии алкогольного опьянения, просили выдать им остаток из заработной платы, точнее, они просили, чтоб она выдала им на двоих хотя бы 500 рублей. Она пояснила, что денежные средства за выполненную ими работу будут перечислены после 11.01.2010 года. После того, как она отказала им дать денег, Баскаков и Желтов попросили, чтоб она им дала хотя бы 50 или 100 рублей на автобус. Как она поняла, денежных средств у Баскакова и Желтова не было вообще. Она дала им деньги в пределах 100 рублей, после чего они ушли (том № 2, л.д. 32-34, 76-78).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО 10 (брата Желтова *.*. ) следует, что 03.02.2010 года его брат находился в состоянии алкогольного опьянения, поссорился с матерью ФИО 11, после этого позвонил в милицию и что-то сообщил. Затем Желтова *.*. задержали сотрудники милиции (том № 1, л.д. 140-142).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО 12 следует, что она проживала по соседству с ФИО1 30 декабря 2009 года, около 14 часов, она видела ФИО1, которая выходила из дома на улицу. Каких-либо телесных повреждений на открытых участках тела у нее не было. После этого она ходила отмечать новый год. Когда проходила мимо окон квартиры ФИО1, свет у нее не горел. Когда 01 января 2010 года около 18 часов 30 минут вернулась домой, в квартире ФИО1 свет не горел. 05 января 2010 года в дневное время от сотрудников милиции она узнала, что ФИО1 убили (том № 1, л.д. 87-89).

Из показаний свидетеля ФИО 13 следует, что он работает в должности дежурного ИВС ОВД по Чусовскому муниципальному району.

1.06.2010 года, в ходе личного досмотра ФИО 14 и ФИО 15, которые содержались в ИВС ОВД, были обнаружены и изъяты записки, написанные, по его мнению, Баскаковым *.*. и Желтовым *.*. (том № 2, л.д. 105-108).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО 14 следует, что 01.06.2010 года он содержался в ИВС ОВД по Чусовскому муниципальному району в камере № 7, там же находился Желтов *.*.

Желтов *.*. , узнав, что его везут в Чусовской городской суд, попросил его передать записку для Баскакова *.*. , содержащегося в камере № 14 ИВС ОВД по Чусовскому муниципальному району. В ходе личного досмотра эта записка у него была изъята сотрудниками ИВС (том № 2, л.д. 171-175).

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля ФИО 15 следует, что 01.06.2010 года он содержался в ИВС ОВД по Чусовскому муниципальному району в камере № 14 вместе с Баскаковым *.*.

Баскаков попросил его передать записку для Желтова *.*. , содержавшегося в камере № 7. В ходе его личного досмотра записка, переданная ему Баскаковым *.*. , была изъята сотрудниками ИВС (том № 2, л.д. 140-144).

Согласно протоколу выемки, у дежурного ИВС ОВД ФИО 13 изъяты записки, обнаруженные в ходе личного досмотра ФИО 14 и ФИО 15 (том № 2, л.д. 110-112).

Согласно заключениям экспертов № **, № **, представленная на исследование записка, начинающаяся словами: «Здорова Толян…» и заканчивающаяся словами «…к этому не имею», выполнена Желтовым *.*. . Текст записки, начинающийся словами: «Здорово были…» и заканчивающийся словами «…с ув. «Пискарь», выполнен Баскаковым *.*. (том № 3, л.д. 55-61, 67-71).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, квартиры по адресу: ****, каких-либо механических повреждений на входной двери квартиры не обнаружено, зафиксировано наличие беспорядка в комнатах квартиры, лежащие на полу, извлеченные из шкафов вещи. В большой комнате квартиры обнаружен труп ФИО1 с признаками насильственной смерти, зафиксировано положение тела, наличие крови на полу и покрывале под головой трупа (том № 1, л.д. 3-21).

Согласно протоколам получения образцов для сравнительного исследования у Баскакова *.*. получены образцы крови, слюны, почерка (том № 1, л.д. 64, том № 2, л.д. 123-127), у Желтова *.*. - образцы крови, слюны (том № 1, л.д. 196).

Согласно протоколам выемки у Баскакова *.*. изъята принадлежащая ему верхняя одежда: черная кожаная куртка и брюки из синей джинсовой ткани (том № 1, л.д. 58-62), у Желтова *.*. - коричневая куртка (том № 1, л.д. 125-128).

Согласно протоколу выемки, у заведующего Чусовского СМО ГУЗОТ ПКБ СМЭ ФИО16 изъята одежда, в которую была одета ФИО1 - футболка темно-красного цвета, халат белого, голубого и синего цветов, халат красного цвета, черно-зеленая юбка, коричневые колготки, черные штаны-гамаши, черные носки, бело-голубые трусы (том № 1, л.д. 74-76).

Согласно протоколам осмотра предметов, изъятые вещи были осмотрены, при этом зафиксированы: индивидуальные признаки брюк из джинсовой ткани синего цвета, черной кожаной куртки, принадлежащих Баскакову *.*. , наличие на них мелких пятен вещества, похожего на кровь; индивидуальные признаки коричневой куртки, принадлежащей Желтову *.*. , наличие на ней пятен вещества, похожего на кровь; индивидуальные признаки одежды ФИО1, наличие на футболке и халатах множественных пятен вещества, похожего на кровь, сквозных отверстий в области левого плечевого шва; индивидуальные признаки записок, изъятых у свидетеля ФИО 13 с указанием их содержания. Данные предметы признаны вещественными доказательствами и приобщены к делу (том №1, л.д. 77-78, 79, 80-82, 83, 129-130, 131, том № 2, л.д. 113-116, 117).

Из заключения эксперта № 20 следует, что смерть ФИО1 наступила от колото-резаного ранения головы с проникновение Ф.И.О. атланто-затылочного сочленения с повреждением шейного отдела спинного мозга кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, колото-резаных ранений шеи слева, левой трапецевидной области с повреждением левой внутренней яремной вены, с обильным наружным кровотечением. Повреждения возникли от пяти ударных воздействий орудия, обладающего колюще-режущими свойствами, каким мог быть клинок ножа, имеющий лезвие и обушок, что подтверждается морфологическими свойствами кожных ран. Данные повреждения повлекли тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и стоят в прямой причинно-следственной связи со смертью. Локализация колото-резаных ран, их кучное расположение на одной стороне поверхности тела, однотипное направление кожных ран, раневых каналов свидетельствует о том, что в момент нанесения данных телесных повреждений потерпевшая находилась в одном фиксированном положении, доступном для их нанесения. Удары в область головы, шеи слева были нанесены в направлении слева направо, а также слева направо и несколько сзади наперед. После получения данных телесных повреждений, в частности повреждения шейного отдела спинного мозга, потерпевшая не могла совершать активные действия, передвигаться. Перелом 9 ребра справа возник от ударного воздействия тупого твердого предмета с ограниченной следообразующей поверхностью, мог возникнуть в одно время с колото-резаными повреждениями, что подтверждается его морфологическими свойствами. Перелом ребра повлек вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья, сроком более 3-х недель. Кровоизлияния в слизистой преддверия рта, ссадины в подбородочной и щечной областях слева, в области носа, кровоподтеки в правой щечной области, не исключено, что могли образоваться в результате закрытия дыхательных отверстий рта и носа, с развитием асфиксии, что подтверждается наличием кровоизлияний под конъюнктивой век, правого глазного яблока, слизистой надгортанника, гортани, корня языка. Кровоизлияния в мягкие покровы головы, внутрикожные кровоизлияния на лице, кровоподтеки в лобной области справа, в проекции угла нижней челюсти слева, внутрикожные кровоизлияния на правой кисти, правом предплечье, кровоподтек, ссадина в области правого локтевого сустава возникли от ударных воздействий тупых твердых предметов, могли образоваться в одно время с колото-резаными повреждениями, что подтверждается их морфологическими свойствами, и не квалифицируются как повлекшие вред здоровью. Все телесные повреждения, обнаруженные на трупе, являются прижизненными, что подтверждается их морфологическими свойствами. Смерть потерпевшей после получения всей совокупности телесных повреждений наступила в пределах нескольких минут, десятка минут. Исходя из трупных явлений, обнаруженных при осмотре трупа на месте происшествия, можно сказать, что с момента смерти до момента исследования прошло не менее 5-7 суток (том № 2, л.д. 197-205).

Из заключения эксперта № ** следует, что перелом 9 ребра справа возник от однократного ударного воздействия тупого твердого предмета с ограниченной следообразующей поверхностью, мог возникнуть в одно время с колото-резаными повреждениями, что подтверждается его морфологическими свойствами, повлек вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья, сроком более 3-х недель.

Кровоизлияния в мягкие покровы головы, внутрикожные кровоизлияния на лице, кровоподтеки в лобной области справа, в проекции угла нижней челюсти слева возникли не менее как от 5 ударных воздействий тупых твердых предметов. Внутрикожные кровоизлияния на правой кисти, правом предплечье, кровоподтек, ссадина в области правого локтевого сустава возникли не менее как от 3 ударных воздействий тупых твердых предметов. Внутрикожные кровоизлияния на правой кисти и правом предплечье также, не исключено, могли образоваться в результате сдавливающего воздействия, каким, не исключено, могли быть пальцы рук человека. Могли образоваться в одно время с колото-резаными повреждениями, что подтверждается их морфологическими свойствами, и не квалифицируются как вред здоровью (том № 3, л.д. 49).

Из заключения эксперта № ** следует, что все повреждения, обнаруженные при исследовании трупа, могли образоваться в короткий промежуток времени, одно вслед за другим. Отмечается, что причинение перелома 9 ребра справа, кровоизлияний в мягкие покровы головы, внутрикожных кровоизлияний на лице, кровоподтеков в лобной области справа, в проекции угла нижней челюсти слева, внутрикожных кровоизлияний на правой кисти, правом предплечье, кровоподтека, ссадины в области правого локтевого сустава, учитывая их морфологические свойства, предшествовало причинению повреждений, повлекших смерть потерпевшей. Причинение кровоизлияний в слизистой преддверия рта, ссадин в подбородочной и щечной областях слева, в области носа, кровоподтеков в правой щечной области с развитием асфиксии могло предшествовать причинению повреждений повлекших смерть потерпевшей, либо произойти одновременно с последними, причем причинение колото-резаных ранений прервало развитие механической асфиксии. Перелом 9 ребра справа возник от прямого ударного действия тупого твердого предмета с ограниченной следообразующей поверхностью, достоверно определить конкретный вид травмирующего предмета по имеющимся данным не представляется возможным. Колото-резаные ранения, повлекшие смерть потерпевшей, возникли от травматических действий предмета, обладающего острием, острой кромкой и обухом, каким мог быть нож с длиной клинка не менее Ф.И.О. погружения около 1.1-1.6 см. (том № 3, л.д. 77-78).

Из заключения эксперта № **, ** следует, что на юбке, колготках, штанах, трусах, носках трупа ФИО1 и подногтевом содержимом её рук наличие крови не установлено. На её зеленой футболке и двух халатах обнаружена кровь человека, которая, не исключено, принадлежит самой потерпевшей. От подозреваемых Баскакова и Желтова эта кровь произойти не могла в связи с иной антигенной характеристикой. На джинсах и куртке подозреваемого Баскакова обнаружены мелкие пятна крови человека, групповая принадлежность которой не установлена. На куртке подозреваемого Желтова найдена кровь лица женского генетического пола, которая, не исключено, принадлежит потерпевшей ФИО1. Происхождение крови от подозреваемых Баскакова и самого Желтова исключается по половой принадлежности (том № 2, л.д. 214-217).

Из заключения эксперта №** следует, что на одежде ФИО1 (двух халатах и футболке) обнаружена кровь человека. По форме, размерам и характеру окрашивания ткани следы крови разделены на две условные группы: капли и брызги обнаружены на передней и задней поверхности голубого халата, на рукавах, на передней поверхности футболки. Следы капель и брызг образовались от свободно падающих капель и брызг крови, вероятно, от источника кровотечения с острым углом встречи с поверхностью. Следы капель и брызг, выстроенные в цепочки образовались от летящих с ускорением капель и брызг крови с каких то окровавленных предметов при размахивании или встряхивании ими. Мазки и пропитывания обнаружены в области ворота красного и голубого халата слева, в области ворота футболки слева, а также многочисленные мазки обнаружены на передней и задней поверхности футболки и ее рукавах. Следы пропитываний образовались от длительного статического контакта ткани одежды с обильно смоченной кровью поверхностью (с источником кровотечения). Следы мазков возникли от скользящих динамических контактов со смоченной кровью поверхностью (том № 2, л.д. 223-229).

Из протокола освидетельствования Желтова *.*. , проведенного 03.02.2010 года для оценки достоверности его показаний, следует, что телесных повреждений у Желтова *.*. обнаружено не было, жалоб на здоровье он не высказывал (том № 1, л.д.119-122).

Согласно заключению эксперта, проводившего психофизиологическую экспертизу, у подэкспертного Баскакова *.*. были выявлены и зарегистрированы психофизиологические реакции, наличие которых опровергаетранее сообщенную подэкспертным Баскаковым *.*. информацию о том, что происходило в квартире ФИО1 30 декабря 2009 года; какие действия Баскаков *.*. совершал в квартире ФИО1 30 декабря 2009 года; о том, что Баскаков *.*. не видел, как наносились удары ножом ФИО1 в ее квартире 30 декабря 2009 года; 30 декабря 2009 года Баскаков *.*. не совершал никаких насильственных действий в отношении ФИО1.; Баскаков *.*. , находясь в квартире ФИО1. 30 декабря 2009 года, не держал ее при нанесении ей ножевых ударов. Характер реакций, выявленных и зарегистрированных у подэкспертного Баскакова *.*. в ходе ПФИ в рамках проводимой судебной психофизиологической экспертизы, и их совокупность, позволяют сделать вывод о том, что он располагает информацией о событиях, связанных с преступлением в отношении ФИО1., содержание которой скрывает при производстве судебной психофизиологической экспертизы. Характер реакций, выявленных и зарегистрированных у подэкспертного Баскакова *.*. в ходе ПФИ в рамках проводимой судебной психофизиологической экспертизы, и их совокупность позволяют сделать вывод о том, что данная информация могла быть получена подэкспертным Баскаковым *.*. в момент совершения преступления. Ответить на вопрос о том, наносил ли Баскаков *.*. какие-либо удары ФИО1. 30 декабря 2009 года в связи с неопределенностью полученных в ходе проведения данного теста реакций, не представляется возможным (том № 3, л.д. 20-34).

Из заключения дактилоскопической экспертизы следует, что изъятые с места происшествия следы пальцев рук, откопированные на отрезках склеивающей ленты, оставлены не Баскаковым (том № 3 л.д. 41-43).

В ходе судебного разбирательства, после исследования всех материалов дела, государственный обвинитель Третьякова *.*. на основании ст. 246 УПК РФ скорректировала обвинение в отношении подсудимых Баскакова и Желтова.

Из обвинения, предъявленного подсудимым по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту разбойного нападения), исключен квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», аналогичный квалифицирующий признак исключен и из обвинения, предъявленного Баскакову и Желтову по п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по факту убийства ФИО1), поскольку в ходе судебного заседания наличие между подсудимыми предварительной договоренности подтверждения не нашло.

Принимая во внимание внесенные государственным обвинителем изменения в обвинение подсудимых и давая правовую оценку их действиям с учетом изложенной прокурором правовой позиции, суд приходит к следующим выводам.

Представленные стороной обвинения доказательства, показания потерпевшей, свидетелей в совокупности с другими приведенными доказательствами, включая показания подсудимых, заключения экспертов, проводивших экспертизы, данные протоколов осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, устанавливают одни и те же фактические обстоятельства, указывающие на совершение Баскаковым и Желтовым деяний, указанных в установочной части Приговора.

Как видно из показаний подсудимых, они не признали свое участие в инкриминируемых преступлениях, вместе с тем изобличали друг друга в совершении этих преступлений, причем Баскаков не отрицал, что к ФИО1 пошли за деньгами вместе с Желтовым, и последний из-за отказа отдать деньги, совершил убийство потерпевшей.

О причастности подсудимых к разбойному нападению и убийству ФИО1 показала ФИО4, которая на протяжении всего предварительного следствия давала последовательные показания о том, что 30 декабря 2009 года Желтов позвал ее к Баскакову. В квартире, где проживал Баскаков, оба сообщили ей, что из-за 3500 руб. они убили ФИО1. Они сообщили ей некоторые детали преступления, а именно, что Баскаков держал потерпевшую, а Желтов наносил удары ножом. Она видела у Желтова деньги в сумме 500 руб., он расплатился ими за такси, на котором она приехала, у Баскакова видела пачку денег по сто рублей. Баскаков и Желтов поссорились из-за денег, и каждый при этом говорил, что имеет право на них, поскольку вместе совершили преступление.

Показания ФИО4 суд признает достоверными, поскольку они полностью согласуются с другими, приведенными выше доказательствами.

В частности, о том, что ФИО4 30 декабря 2009 года находилась в квартире с Баскаковым и Желтовым, и последние разговаривали на повышенных тонах, подтвердила свидетель ФИО2. Она же показала, что подсудимые не имели денег, они дважды уходили из дома 30 декабря 2009 года, второй раз их не было долго, а когда они возвратились, Баскаков подарил ей розу. О том, что в день убийства ей (ФИО4) звонил Желтов и пригласил к Баскакову, подтверждается информацией о телефонных соединениях, где зафиксированы неоднократные соединения между телефонами Желтова и ФИО4 с 20 час. 19 мин. 30 декабря до 1 час. 36 мин. 31 декабря 2009 года. О нахождении ФИО4 в квартире Баскакова 30.12.2009 года Желтов в суде признал. Показания Желтова соответствуют показаниям его матери о том, что со слов сына ей известно, что он был у Баскакова и поссорился там с ФИО4. Мать ФИО4, в подтверждение показаний дочери, показала, что она допрашивалась в милиции по поводу обстоятельств убийства, которые ей стали известны из рассказа Желтова.

Свидетель ФИО3 показала, что 30.12.2009 года в 16 часов встретила Баскакова и Желтова, которые были пьяные и просили у нее денег. Когда она им сказала, что деньги на зарплату еще не пришли, они попросили денег на автобус, то есть у них совсем не было денег, в связи с чем она дала им около 100 руб. Показания ФИО3 в этой части подсудимыми подтверждаются.

Следует отметить, что показания ФИО4 о действиях подсудимых при убийстве, которые ей стали известны в ходе разговора с ними, отчасти приводились самими подсудимыми в показаниях на предварительном следствии. Причем Баскаков и Желтов сообщали такие детали о месте, способе совершения преступления, о механизме образования телесных повреждений, об орудии преступления, которые, вопреки доводам подсудимых, никому, кроме них, известны не были, и могли быть известны только лицам, причастным к преступлению.

Изобличающие друг друга показания подсудимых согласуются с протоколом осмотра места происшествия в части места обнаружения и положения трупа, обстановки в квартире, наличию телесных повреждений, согласуются их показания и с заключениями экспертиз о характере и локализации телесных повреждений. Полученные от подсудимых сведения об удержании одним из подсудимых потерпевшей и нанесении другим ударов ножом, которые сообщила свидетель ФИО4, соответствуют заключениям экспертиз о наличии на теле потерпевшей телесных повреждений, механизме их образования и отчасти показаниям подсудимых.

Показания ФИО4 и Баскакова о нанесении ножевых ранений Желтовым соответствуют заключению эксперта, где говорится, что удары нанесены потерпевшей ножом в фиксированном положении, слева на право и несколько сзади наперед. Нанесение таких ударов характерно для человека владеющего левой рукой - «Левши», коим является Желтов. Наличие, согласно выводам экспертов, крови на одежде Желтова, принадлежность которой не исключается от ФИО1, также свидетельствует о его участии в нападении на потерпевшую и ее убийстве. Выводы экспертов о наличии телесных повреждений, которые могли быть нанесены не менее чем от 9 ударов тупыми твердыми предметами, свидетельствуют о том, что потерпевшая в процессе нападения была избита. Подтверждается это и тем, что свидетель ФИО17 и дочь погибшей видели ее накануне без каких-либо телесных повреждений. Выводы о наличии развившейся асфиксии, ссадин и кровоподтеков в подбородочной и щечной областях, в области носа потерпевшей, подтверждает применение подсудимыми к ней насилия, в частности, закрытие дыхательных отверстий потерпевшей в процессе ее удержания.

Отсутствие крови на одежде Баскакова и отсутствие его отпечатков на месте преступления, с учетом показаний Баскакова о том, что он уничтожил свою одежду и протер отпечатки пальцев, не противоречит совокупности доказательств, объективно подтверждающих его участие в совершении преступлений.

Доводы подсудимых о непричастности к нападению на ФИО1 и ее убийству, суд, с учетом выводов психофизиологической экспертизы о сокрытии Баскаковым фактических обстоятельств дела, которые ему известны, данных характеризующих подсудимых, как лживых людей, что отмечается в заключении комиссии экспертов, при наличии доказательств о согласовании ими между собой показаний об отрицании вины, о чем свидетельствуют их записки друг другу и показания свидетелей, суд признает защитно-установочными в судебно-следственной ситуации и относится к ним критически.

При установленных на основе исследованных в судебном заседании доказательств обстоятельствах совершения подсудимыми преступных деяний суд квалифицирует действия Баскакова и Желтова по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 г. № 73-ФЗ), как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Такая правовая оценка дана исходя из того, что подсудимые имели цель завладеть чужим имуществом, о чем свидетельствуют их действия, они требовали деньги, осматривали комнату в целях их обнаружения. Против воли потерпевшей из корыстных побуждений завладели чужим имуществом, причинив имущественный ущерб, совместно тратили похищенные деньги. В целях противоправного завладения имуществом оба непосредственно применяли к потерпевшей насилие, опасное для жизни и здоровья, умышлено причинили тяжкий вред ее здоровью, при этом применили предметы, используемые в качестве оружия - нож.

Действия подсудимых Баскакова и Желтова, связанные с причинением смерти потерпевшей, следует квалифицировать по п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 г. №215-ФЗ) - как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку - ФИО1, группой лиц, сопряженное с разбоем.

О наличии у подсудимых Баскакова и Желтова умысла на причинение смерти ФИО1 свидетельствует характер и последовательность их действий, локализация и количество нанесенных ударов, применение предметов, используемых в качестве оружия для нанесения телесных повреждений. Подсудимые действовали согласовано, нанесли потерпевшей удары руками и ногами, Баскаков удерживал потерпевшую, закрывая органы дыхания, о чем свидетельствует развившаяся асфиксия, а Желтов нанес потерпевшей удары ножом в область шеи и головы, то есть в жизненно-важные органы.

В результате их совместных и согласованных действий наступила смерть потерпевшей, что бесспорно свидетельствует о сознании виновными общественной опасности своих действий, предвидении неизбежности наступления общественно-опасных последствий и желании их наступления.

Поскольку убийство подсудимыми совершено непосредственно в процессе разбойного нападения, и они оба участвовали в лишении ее жизни, то данное обстоятельство свидетельствует о наличии в их действиях квалифицирующих признаков, предусмотренных п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем).

Принимая во внимание изложенное и отвергая доводы подсудимых о непричастности к преступлениям, суд считает, что оснований для оправдания подсудимых, как этого требует сторона защиты, не имеется.

Переходя к обсуждению вопроса о мере и виде наказания, суд исходит из следующих обстоятельств.

Согласно заключению комиссии экспертов № ** Желтов *.*. дата рождения,, хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает им в настоящее время, а у него имеется расстройство личности, осложненное алкогольной зависимостью 2 ст. (F 60.3 по МКБ-10). Об этом свидетельствуют свойственные ему неустойчивость интересов и влечений, злоупотребление спиртными напитками, повышенная возбудимость, конфликтность, раздражительность, эмоциональная неустойчивость, эгоцентричность, пренебрежение общепринятыми нормами поведения. Однако имеющиеся у него изменения психики выражены не столь значительно, не сопровождаются грубыми нарушениями памяти, интеллекта, недостаточностью критических способностей и не лишают его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. Как видно из материалов уголовного дела, правонарушение он совершил вне какого-либо временного психического расстройства, а в состоянии простого алкогольного опьянения, и по своему психическому состоянию в тот период также мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время Желтов также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, самостоятельно защищать свои интересы на следствии и в суде (том № 3, л.д. 4-5).

Согласно заключению комиссии экспертов № ** Баксаков *.*. дата рождения,, хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает им в настоящее время, а у него имеется расстройство личности вследствие алкогольной зависимости 2 ст. (F 10.71 по МКБ-10). Об этом свидетельствуют свойственные ему неустойчивость интересов и влечений, злоупотребление спиртными напитками, повышенная возбудимость, эмоциональная неустойчивость, эгоцентричность, пренебрежение общепринятыми нормами поведения. Однако имеющиеся у него изменения психики выражены не столь значительно, не сопровождаются грубыми нарушениями памяти, интеллекта, недостаточностью критических способностей и не лишают его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. Как видно из материалов уголовного дела, правонарушение он совершил вне какого-либо временного психического расстройства, а в состоянии простого алкогольного опьянения, и по своему психическому состоянию в тот период также мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время Баскаков также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, самостоятельно защищать свои интересы на следствии и в суде (том № 3, л.д. 11-12).

Оценивая заключения комиссий экспертов, суд считает, что подсудимые Баскаков *.*. и Желтов *.*. являются вменяемыми и, с учетом обстоятельств дела, оснований для иного вывода у суда не имеется.

В связи с этим подсудимые подлежат наказанию за совершенные ими преступления.

При назначении подсудимым Баскакову и Желтову наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных ими деяний, обстоятельства их совершения, личность подсудимых, влияние назначенного наказания на их исправление, смягчающие и иные обстоятельства дела.

Подсудимый Баскаков на учете нарколога, психиатра не состоит, ранее не судим, совершил преступления, отнесенные законом к категории особо тяжких. Баскаков характеризуется по месту жительства удовлетворительно, участковым уполномоченным милиции - отрицательно, привлекался к административной ответственности. Из характеризующих данных нельзя не отметить, что Баскаков злоупотребляет спиртным, общается с ранее судимыми лицами, склонен к совершению преступлений.

Подсудимый Желтов на учете нарколога, психиатра не состоит, ранее судим, совершил преступления, отнесенные законом к категории особо тяжких, характеризуется по месту жительства удовлетворительно, участковым уполномоченным милиции - отрицательно. Из характеристики его личности следует отметить, что Желтов злоупотребляет спиртным, на путь исправления не встал, общается с ранее судимыми лицами.

В соответствии со ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание, суд относит явки с повинной Баскакова и Желтова.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом в отношении подсудимых Баскакова и Желтова не установлено.

С учетом всех этих обстоятельств дела, а также положений уголовного закона о необходимости назначения наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам совершения преступления, личности виновных, суд считает необходимым назначить подсудимым Баскакову и Желтову наказание в виде лишения свободы на определенный срок, без назначения дополнительного наказания в виде штрафа.

Меру пресечения с учетом особой опасности, тяжести совершенных преступлений и необходимостью отбывания назначенного вида наказания суд оставляет подсудимым Баскакову и Желтову прежней - заключение под стражу.

Срок отбывания наказания Желову, согласно постановлению об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, следует исчислять с 3.03.2010 года, при этом в срок отбытия наказания следует засчитать, содержание его в ИВС ОВД на основании ст. 91 УПК РФ с 3 по 8 февраля 2010 года.

Срок отбытия наказания Баскакову следует исчислять с 8.02.2010 года, согласно протоколу его задержания в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

Отбывание лишения свободы Баскакову и Желтову в соответствии со ст. 58 УК РФ следует назначить в исправительной колонии строгого режима.

Процессуальные издержки, слагаемые из сумм, выплаченным адвокатам за оказание юридической помощи по назначению суда, подлежат взысканию с подсудимых.

За участие в судебном заседании от 23 июля 2010 года адвокатам выплачено за защиту Желтова - 2744 рубля, за защиту Баскакова. - 1372 руб.

Выплаченные адвокатам средства в соответствии со ст. 131 ч. 2 п. 5 УПК РФ являются процессуальными издержками и в соответствии со ст. 132 ч. 1 УПК РФ подлежат взысканию с осужденных, поскольку Баскакову и Желтову адвокаты представлены по назначению, от услуг защитников они не отказывались, а каких-либо обстоятельств, позволяющих освободить их от процессуальных издержек, установлено не было.

Таким образом, в доход федерального бюджета подлежат взысканию процессуальные издержки с Баскакова - 1372 руб., с Желтова - 2744 руб.

Вещественные доказательства по делу - черная кожаная куртка и брюки из джинсовой ткани Баскакова *.*. ; коричневая куртка Желтова *.*. ; черные штаны, юбка, коричневые колготки, носки, бело-голубые трусы, футболка, два халата ФИО1; две записки, находящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СО по г. Чусовому следственного управления СКП РФ по Пермскому краю - по вступлению Приговора в законную силу подлежат уничтожению, поскольку не представляют ценности и никем не истребованы. Гражданский иск по делу не заявлен.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

признатьБаскакова *.*. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ), п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 г. № 73-ФЗ), и назначить наказание:

по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет без штрафа.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 15 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признать Желтова *.*. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ), п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 г. № 73-ФЗ), и назначить наказание:

по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет без штрафа.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить 15 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Желтову *.*. , согласно постановлению об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, следует исчислять с 3.03.2010 года, в срок отбытия наказания следует засчитать содержание его в ИВС ОВД на основании ст. 91 УПК РФ с 3 по 8 февраля 2010 года.

Срок отбытия наказания Баскакову *.*. следует исчислять с 8.02.2010 года, согласно протоколу его задержания в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

Меру пресечения в виде заключения под стражу Баскакову и Желтову оставить без изменения до вступления Приговора в законную силу.

Взыскать с осужденных в доход Федерального Бюджета процессуальные издержки с Баскакова *.*. - 1372 руб., с Желтова *.*. - 2744 руб.

Вещественные доказательства по делу - черную кожаную куртку и брюки из джинсовой ткани Баскакова *.*. ; коричневую куртку Желтова *.*. ; черные штаны, юбку, коричневые колготки, носки, бело-голубые трусы, футболку, два халата ФИО1; две записки - после вступления Приговора в законную силу уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей, - в тот же срок со дня вручения им копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий: Фирсов *.*.

Копия верна.

судья Пермского краевого суда Фирсов *.*.