Решения районных судов

Решение от 2010-03-19 №А78-5875/2009. По делу А78-5875/2009. Читинская область.

Решение

г.Чита Дело №А78-5875/2009

19 марта 2010 года

Резолютивная часть решения объявлена 16 марта 2010 года

Решение изготовлено в полном объёме 19 марта 2010 года

Арбитражный суд Забайкальского края в составе судьи Поповой *.*.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Богодуховой *.*.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело

по иску Федерального государственного образовательного учреждения среднего профессионального образования «Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса»

к 1. Администрации городского округа «Город Чита», 2. Комитету по развитию инфраструктуры администрации городского округа «Город Чита»

с участием третьего лица - Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Забайкальском крае



о признании права собственности

при участии в судебном заседании:

от истца – Чумилина *.*. , директора на основании приказа от 11.01.2006, Тимченко *.*. , представителя по доверенности от 01.01.2010,

от ответчиков – 1. не было, 2. не было,

от третьего лица – Ланцовой *.*. , представителя по доверенности от 09.09.2009,

ФГОУ СПО «Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Администрации городского округа «Город Чита» о признании права собственности на самовольно построенную пристройку – лабораторию диагностики к общежитию № 1, расположенную по адресу: Забайкальский край, г. Чита, Центральный административный район, ул. Хабаровская, 15.

Полное наименование истца согласно выписке из ЕГРЮЛ (л.д. 90-100 т. 1) - Федеральное государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования «Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса».

Определением суда от 10.09.2009 к участию в деле третьим лицом, не заявляющим самостоятельного требования относительно предмета спора, привлечено Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Забайкальском крае (далее – ТУ Росимущества).

Определением суда от 08.10.2009 по ходатайству истца (л.д. 72 т. 1) к участию в деле вторым ответчиком привлечен Комитет по развитию инфраструктуры администрации городского округа «Город Чита».

Истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил исковые требования (л.д. 5 т. 2) и просит суд признать право собственности за Российской Федерацией на самовольно построенную пристройку – лабораторию диагностики к общежитию № 1, расположенную по адресу: Забайкальский край, г. Чита, Центральный административный район, ул. Хабаровская, 15.



Уточненные исковые требования приняты судом к рассмотрению.

В судебном заседании представители истца исковые требования с учетом их уточнения поддержали.

Поскольку строительство лаборатории диагностики было произведено без получения необходимых разрешений, истец обратился в суд с требованием о признании права собственности Российской Федерации на пристройку в порядке статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Третье лицо на стороне истца – ТУ Росимущества в письменных пояснениях указывает, что требования истца поддержит и согласует при условии проведения строительной экспертизы и её положительного заключения (л.д. 76-78 т. 3).

Представитель ТУ Росимущества в судебном заседании пояснила, что считает возможным исковые требования удовлетворить.

Ответчик 1 в отзыве от 10.11.2009 считает возможным иск удовлетворить при наличии всех положительных заключений (л.д. 8 т. 2).

В отзывах от 26.11.2009 ответчик 1 и ответчик 2 просят в удовлетворении исковых требований отказать (л.д. 21, 22 т. 3).

Ответчики ходатайствовали о рассмотрении дела в отсутствие своих представителей.

Дело рассмотрено в порядке части 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев материалы дела, заслушав пояснения представителей, исследовав письменные доказательства,

суд Установил:

Согласно выписке из реестра федерального имущества (л.д. 45 т. 1) общежитие площадью 4068,3 кв.м. по адресу: г. Чита, ул. Хабаровская, 15 является объектом федеральной собственности и закреплено за истцом на праве оперативного управления.

Факт передачи общежития в оперативное управление истцу подтверждается распоряжением ТУ Росимущества от 01.12.2004 № 1369 (л.д. 79-80 т. 3).

Письмом от 11.10.2007 ТУ Росимущества согласовало строительство пристройки к зданию общежития, предложив истцу дополнительно предоставить утвержденный градостроительный план земельного участка и разРешение на строительство (л.д. 59 т. 1).

По заявлению истца (справка – л.д. 108 т. 1) в период с июля 2007 года по февраль 2008 года он осуществил за счет собственных средств и своими силами строительство пристройки к общежитию, которую принял по акту рабочей комиссии в составе работников техникума 28.02.2008 (л.д. 110 т. 1).

В связи с отсутствием разрешения на строительство и разрешения на ввод в эксплуатацию построенного объекта, техникум обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании права собственности Российской Федерации на самовольную постройку – лабораторию диагностики на основании статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем признания права.

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом.

Пунктом 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Статьи 47, 48, 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации, статьи 2, 3 Федерального закона «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» предусматривают при капитальном строительстве проведение инженерных изысканий, подготовку и утверждение проектной документации, получение разрешения на строительство. РазРешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства.

Реконструкция - изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (высоты, количества этажей (далее - этажность), площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения (статья 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации выдается разРешение на ввод объекта в эксплуатацию, которое удостоверяет выполнение строительства объекта в полном объеме в соответствии с разРешением на строительство, соответствие построенного объекта капитального строительства градостроительному плану земельного участка и проектной документации. РазРешение на ввод объекта в эксплуатацию является основанием для постановки на государственный учет построенного объекта капитального строительства.

В материалы дела не представлены и в судебном заседании установлено, что у истца отсутствуют разРешение на реконструкцию общежития путем пристройки к нему двухэтажного здания лаборатории диагностики и разРешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Следовательно, спорный объект отвечает признакам самовольных построек.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил является самовольной постройкой. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности.

В соответствии с пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона № 93-ФЗ от 30.06.2006) право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Исходя из этого, суд может признать право собственности на самовольную постройку при условии:

нахождения земельного участка, на котором осуществлена постройка, в собственности или постоянном(бессрочном) пользовании истца;

отсутствия нарушений законных интересов других лиц и соблюдения гарантий, исключающих наличие угрозы жизни и здоровью граждан, соответствия объекта обязательным нормам и правилам.

Указанные факты должен доказать истец, требующий признания за ним права на самовольно построенный объект.

Из материалов дела следует, что земельный участок площадью 1.3509 га с кадастровым номером 75:32:030762:0002 по ул. Бабушкина, 66 в г. Чите принадлежит Российской Федерации, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 09.01.2007 № 180460 (л.д. 11 т. 2).

Право постоянного (бессрочного) пользования истца на указанный земельный участок зарегистрировано 12.11.2002 (свидетельство от 25.11.2002 – л.д. 12 т. 2, кадастровый план – л.д. 17-18 т. 2).

Распоряжением ТУ Росимущества от 03.04.2008 № 449 (л.д. 60-61 т. 1) право постоянного (бессрочного) пользования истца на земельный участок прекращено, истцу в постоянное (бессрочное) пользование предоставлены земельные участки, образованные в результате деления земельного участка с кадастровым номером 75:32:030762:0002 по ул. Бабушкина, 66 в г. Чите, а именно: земельный участок с кадастровым номером 75:32:030762:0010 для размещения и эксплуатации административного, учебного и производственного корпусов и земельный участок с кадастровым номером 75:32:030762:0011 для размещения и эксплуатации зданий общежития, расположенные по тому же адресу.

При формировании новых земельных участков оформлено землеустроительное дело (л.д. 112-132 т. 1).

11.02.2009 истцом зарегистрировано право постоянного (бессрочного) пользования истца земельным участком с кадастровым номером 75:32:030762:0011 площадью 4602 кв.м. по адресу: г. Чита, ул. Бабушкина, 66 (свидетельство – л.д. 5 т. 1).

Нахождение земельного участка в постоянном (бессрочном) пользовании истца не исключает его обязанности производить строительство с соблюдением закона.

Согласно статье 269 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование, осуществляет владение и пользование этим участком в пределах, установленных законом, иными правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование.

В силу статьи 263 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка.

Вопрос безопасности возведенной постройки и возможности ее легализации определяется специальными законами, в частности, Градостроительным кодексом Российской Федерации, Федеральными законами «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», «Об охране окружающей среды», «О пожарной безопасности», «О техническом регулировании», а также иными специальными нормативно-правовыми актами.

Учитывая это, истец должен в порядке, предусмотренном названными законодательными актами, и иными правовыми нормативными актами предоставить суду документальные подтверждения, свидетельствующие о возможности введения спорного объекта в эксплуатацию.

К основным принципам градостроительной деятельности согласно статье 2 Градостроительного кодекса Российской Федерации относится осуществление строительства на основе документов территориального планирования и правил землепользования и застройки; осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований технических регламентов, требований безопасности территорий, инженерно-технических требований, требований гражданской обороны, требований охраны окружающей среды и экологической безопасности.

Обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования, в том числе к зданиям, строениям и сооружениям, устанавливаются техническими регламентами. Технические регламенты принимаются в целях защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества, охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений. Технические регламенты с учетом степени риска причинения вреда устанавливают минимально необходимые требования, обеспечивающие, в том числе, взрывобезопасность, механическую безопасность, пожарную безопасность, промышленную безопасность, термическую безопасность, электрическую безопасность. Общие технические регламенты принимаются по вопросам безопасной эксплуатации зданий, строений, сооружений и безопасного использования прилегающих к ним территорий, пожарной безопасности, экологической безопасности. Проверка соблюдения требований технических регламентов, предъявляемых к объекту, а также оценка рисков вероятности причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, осуществляется уполномоченными на проведение государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов органами исполнительной власти Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, подведомственными им государственными учреждениями (статьи 1, 2, 6, 7, 8, 32, 34 Федерального закона «О техническом регулировании»).

В подтверждение соответствия самовольной постройки обязательным нормам и правилам, техническим регламентам, отсутствия угрозы жизни и здоровью граждан истцом в материалы дела представлены незаверенные копии следующих документов:

заключение № 313 от 03.06.2009 Комитета жилищно-коммунального хозяйства администрации городского округа «город Чита» (л.д. 23-25 т. 1)

справка отдела государственного пожарного надзора г. Читы ГУ МЧС по Забайкальскому краю № 1288 от 13.07.2009 (л.д. 26 т. 1);

акт проверки соблюдения требований пожарной безопасности от 13.07.2009 (л.д. 27 т. 1);

письмо Отдела разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию от 26.08.2009 (л.д. 28 т. 1);

протокол измерений шума № 314 от 03.04.2009 ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Забайкальском крае (л.д. 29-31 т. 1);

заключение Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» от 2009г. о техническом обследовании комплекса нежилых зданий (л.д. 35-39 т. 1).

Кроме того, по ходатайству истца определением суда от 27.11.2009 была назначена судебная комплексная строительно-техническая экспертиза и ООО ПТК «НЭКСТ» представлено заключение.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, с учетом относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства, их достаточности для подтверждения юридически значимых обстоятельств по делу.

Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. В том числе заключение эксперта, проводившего судебную экспертизу, которое подлежит оценке судом, как любое другое доказательство (ч. 2 статьи 64, ч.ч. 4, 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд должен иметь основания для того, чтобы установить, что при производстве строительных работ не были допущены нарушения обязательных норм и правил, прав и законных интересов других лиц, и что имеется возможность для ввода спорного самовольно пристроенного строения в эксплуатацию в установленном порядке.

Вместе с тем, из представленных истцом доказательств не следует, что пристройка возведена с соблюдением обязательных норм и правил, включая градостроительные регламенты, строительные, экологические, санитарно-гигиенические, противопожарные и прочие нормативы, а также обеспечивает безопасность третьих лиц, не угрожает жизни и здоровью граждан.

Согласно статьям 35, 37, 38 Федерального закона «Об охране окружающей среды» при размещении зданий, строений, сооружений и иных объектов должно быть обеспечено выполнение требований в области охраны окружающей среды, восстановления природной среды, рационального использования и воспроизводства природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности с учетом ближайших и отдаленных экологических, экономических, демографических и иных последствий эксплуатации указанных объектов и соблюдением приоритета сохранения благоприятной окружающей среды, биологического разнообразия, рационального использования и воспроизводства природных ресурсов.

Строительство зданий должно осуществляться по утвержденным проектам с соблюдением требований технических регламентов в области охраны окружающей среды.

При осуществлении строительства принимаются меры по охране окружающей среды, восстановлению природной среды, рекультивации земель, благоустройству территорий в соответствии с законодательством Российской Федерации. Ввод в эксплуатацию зданий, строений, сооружений и иных объектов осуществляется при условии выполнения в полном объеме предусмотренных проектной документацией мероприятий по охране окружающей среды. Запрещается ввод в эксплуатацию зданий, строений, сооружений и иных объектов, не оснащенных техническими средствами и технологиями обезвреживания и безопасного размещения отходов производства и потребления, обезвреживания выбросов и сбросов загрязняющих веществ, обеспечивающими выполнение установленных требований в области охраны окружающей среды. Запрещается также ввод в эксплуатацию объектов, не оснащенных средствами контроля за загрязнением окружающей среды, без завершения предусмотренных проектами работ по охране окружающей среды, восстановлению природной среды, рекультивации земель, благоустройству территорий в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В заключении от 03.06.2009 № 313 (л.д. 23 т. 1) Комитет жилищно-коммунального хозяйства администрации городского округа «Город Чита» считает влияние спорного объекта на окружающую среду допустимым и не возражает против дальнейшей эксплуатации данного объекта.

Иные сведения, которые свидетельствовали бы об экологической безопасности объекта с учетом последствий вредного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую природную среду и здоровье человека, в заключении отсутствуют, не указано, какие проводились исследования, и каковы их результаты (ч. 2 статьи 45, статьи 55, 61 Федерального закона «Об охране окружающей среды»).

Заключение подписано заместителем председателя комитета, полномочия которого на выдачу соответствующих заключений не подтверждены.

К заключению приложены расчеты рассеивания загрязняющих веществ, выполненные по другим, а не по спорному объекту (л.д. 24, 25 т. 1).

Согласно статье 65 Федерального закона «Об охране окружающей среды» государственный экологический контроль осуществляется федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В силу пункта 4 Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.01.2009 № 53, государственный экологический контроль осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и органами, уполномоченными высшими исполнительными органами государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации на осуществление государственного экологического контроля, в соответствии с установленной компетенцией.

В силу пункта 6 статьи 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями субъекта Российской Федерации только законами субъекта Российской Федерации в порядке, определенном федеральным законом, устанавливающим общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации.

Материалами дела не подтверждены полномочия Комитета жилищно-коммунального хозяйства администрации городского округа «Город Чита», не являющегося государственным (федеральным) органом контроля и надзора, на выдачу заключений об экологической безопасности объектов самовольного строительства и разрешении ввода их в эксплуатацию.

Таким образом, положительное заключение государственной экологической экспертизы на спорный объект, которое подтверждает экологическую безопасности объекта с учетом последствий вредного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую природную среду и здоровье человека, с указанием, какие проводились исследования, и каковы их результаты, с приложением соответствующих протоколов истцом в нарушение Федерального закона «Об охране окружающей среды» не представлено.

Необходимость доказывания экологической безопасности объекта обусловлено конституционной обязанностью собственника земли не наносить ущерба окружающей среде и не нарушать прав и законных интересов иных лиц (часть 2 статьи 36 Конституции Российской Федерации).

Вопросы о соответствии строения требованиям пожарной безопасности согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 21.12.2004 № 820 отнесены к компетенции государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы, входящей в состав Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Согласно статье 1 Федерального закона «О пожарной безопасности» подтверждение соответствия в области пожарной безопасности осуществляется путем документального удостоверения соответствия продукции или иных объектов, выполнения работ и оказания услуг требованиям технических регламентов, стандартов, норм пожарной безопасности.

С 01.05.2009 действует Федеральный закон «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», который определяет основные положения технического регулирования в области пожарной безопасности и устанавливает общие требования пожарной безопасности к объектам защиты (продукции), в том числе к зданиям, сооружениям и строениям. Согласно статье 1 указанного Федерального закона его положения об обеспечении пожарной безопасности объектов защиты обязательны для исполнения при проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, техническом перевооружении, изменении функционального назначения, техническом обслуживании, эксплуатации и утилизации объектов защиты.

Статьей 57 названного Федерального закона определено, что в зданиях, сооружениях и строениях должны применяться основные строительные конструкции с пределами огнестойкости и классами пожарной опасности, соответствующими требуемым степени огнестойкости зданий, сооружений, строений и классу их конструктивной пожарной опасности. Требуемые степень огнестойкости зданий, сооружений, строений и класс их конструктивной пожарной опасности устанавливаются нормативными документами по пожарной безопасности.

Требования пожарной безопасности к строительным конструкциям зданий, сооружений и строений установлены главой 31 Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».

В статье 80 Федерального закона указано, что конструктивные, объемно-планировочные и инженерно-технические решения зданий, сооружений и строений должны обеспечивать в случае пожара:

эвакуацию людей в безопасную зону до нанесения вреда их жизни и здоровью вследствие воздействия опасных факторов пожара;

возможность проведения мероприятий по спасению людей;

возможность доступа личного состава подразделений пожарной охраны и доставки средств пожаротушения в любое помещение зданий, сооружений и строений;

возможность подачи огнетушащих веществ в очаг пожара;

нераспространение пожара на соседние здания, сооружения и строения

Оценка соответствия объектов (продукции) требованиям пожарной безопасности производится в порядке, предусмотренном разделом VII Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».

Согласно пунктам 67, 69 Административного регламента, утвержденного приказом МЧС России от 01.10.2007 № 517, по результатам мероприятий по надзору государственным инспектором по пожарному надзору составляется акт проверки установленной формы. К акту проверки прилагаются акты об отборе образцов (проб) продукции, протоколы (заключения) проведенных исследований (испытаний) и экспертиз и другие документы, связанные с результатами мероприятия по надзору.

Форма акта проверки соблюдения требования пожарной безопасности установлена в приложении № 5 к Административному регламенту.

Истец представил в материалы дела справку от 13.07.2009 № 1288 (л.д. 26 т. 1) и акт проверки соблюдения требований пожарной безопасности № 341 от 13.07.209 Отдела государственного пожарного надзора г.Читы ГУ МЧС России по Забайкальскому краю (л.д. 27 т. 1).

Однако из представленных документов не усматривается, какие конкретно мероприятия проведены заместителем главного государственного инспектора в целях установления пожарной безопасности пристройки. В нарушение Административного регламента (пункт 69) к акту проверки не приложены акты об отборе образцов (проб) продукции, протоколы (заключения) проведенных исследований (испытаний) и экспертиз и другие документы, связанные с результатами мероприятий по надзору.

Кроме того, акт от 13.07.2009 не соответствует по содержанию требованиям Административного регламента. Так согласно приложению № 5 к Административному регламенту в акте приводится описание пожарной опасности строительных материалов, пожарной опасности и огнестойкости строительных конструкций, степеней огнестойкости зданий, их конструктивной и функциональной пожарной опасности.

Степень огнестойкости – это классификационная характеристика зданий, сооружений, строений и пожарных отсеков, определяемая пределами огнестойкости конструкций, применяемых для строительства указанных зданий, сооружений, строений и отсеков.

Класс конструктивной пожарной опасности – это классификационная характеристика зданий, сооружений, строений и пожарных отсеков, определяемая степенью участия строительных конструкций в развитии пожара и образовании опасных факторов пожара.

Класс функциональной пожарной опасности – это классификационная характеристика зданий, сооружений, строений и пожарных отсеков, определяемая назначением и особенностями эксплуатации указанных зданий, сооружений, строений и пожарных отсеков, в том числе особенностями осуществления в указанных зданиях, сооружениях, строениях и пожарных отсеках технологических процессов производства.

Описание пожарной опасности строительных материалов, класс конструктивной и функциональной пожарной опасности в акте от 13.07.2009 не указаны, что не позволяет суду сделать достоверный вывод о пожарной безопасности самовольно возведенного здания лаборатории, отсутствие его негативного влияния с точки зрения пожарной безопасности на здание общежития, к которому оно пристроено, и, следовательно, признать названный документ достаточным доказательством для подтверждения юридически значимых обстоятельств по делу.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной, если:

в полном объеме выполнены обязательные требования пожарной безопасности, установленные федеральными законами о технических регламентах;

пожарный риск не превышает допустимых значений, установленных настоящим Федеральным законом.

Из представленной справки и акта от 13.07.2009 не следует, что пожарная безопасность самовольной постройки обеспечена.

Согласно статье 49 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» перечень специалистов, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, устанавливается положением, утвержденным Правительством Российской Федерации.

Перечень специалистов, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, установлен Положением об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительством Российской Федерации от 15.09.2005 № 569, в соответствии с пунктами 3, 9 которого федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и ее территориальные органы. Должностными лицами, уполномоченными осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, являются руководители территориальных органов Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - главные государственные санитарные врачи по субъектам Российской Федерации и их заместители.

Статьей 42 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» установлено, что порядок проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Согласно пункту 2 Порядка организации и проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, утвержденного Приказом Роспотребнадзора от 19.07.2007 № 224, экспертное заключение - документ, выдаваемый федеральными государственными учреждениями здравоохранения - центрами гигиены и эпидемиологии, подтверждающий проведение санитарно-эпидемиологической экспертизы, обследования, исследования, испытания и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок в соответствии с техническими регламентами, государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами, с использованием методов и методик, утвержденных в установленном порядке, и содержащий обоснованные заключения о соответствии (несоответствии) предмета санитарно-эпидемиологической экспертизы, обследования, исследования, испытания и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок государственным санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам, техническим регламентам.

Истцом в материалы дела представлен протокол измерений шума № 314 от 03.04.2009 (л.д. 29-31 т. 1) ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Забайкальском крае», из которого не следует, что проведено обследование спорного здания.

Из названного протокола не усматривается, что уполномоченными органами произведена оценка соответствия самовольной постройки санитарно-эпидемиологическим требованиям к безопасной эксплуатации в целях признания права в судебном порядке.

В силу статей 2, 42 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», пункта 2 Порядка организации и проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, утвержденного Приказом Роспотребнадзора от 19.07.2007 № 224, документом, удостоверяющим соответствие или несоответствие санитарным правилам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ, услуг; зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, является санитарно-эпидемиологическое заключение, выдаваемое главными государственными санитарными врачами на основании результатов санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, оформленных в установленном порядке.

Статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (допустимость доказательств).

Допустимое доказательство - санитарно-эпидемиологическое заключение о соответствии спорных построек санитарным правилам, подписанное уполномоченным должностным лицом, как это предусмотрено Федеральным законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», истцом в материалы дела не представлено.

В материалах дела отсутствуют подтвержденные уполномоченными органами сведения о соответствии спорного объекта обязательным санитарным правилам и нормативам, соблюдения санитарно-защитной зоны, о санитарной классификации строения и о возможности его безопасной эксплуатации (СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03), о безопасности строительного сырья и материалов, использованных в строительстве, в том числе отделке помещений, исключающих неблагоприятное влияние на самочувствие и состояние здоровья человека, связанное с неприятными обонятельными ощущениями, рефлекторными реакциями, хроническим общетоксическим действием, а также возникновением таких специфических биологических эффектов, как аллергенное, мутагенное, канцерогенное и другого рода действие (МУ 2.1.2.1829-04).

Согласно приложению № 1 к МУ 2.1.2.1829-04 к полимеросодержащим относятся такие применяемые в строительстве и отделке материалы, как линолеумы, плиты, моющие обои, декоративные пленки, плинтусы, поручни, оконные рамы, двери, древесностружечные и древесноволокнистые плиты, пенопласты, клеи, лаки, герметики, стеклопластики, шпатлевка, краски, грунты и т.п.

В материалах дела отсутствуют доказательства о гигиенической оценке строительных материалов, результатах санитарно-химических, токсикологических, физико-гигиенических, микробиологических исследований, проводимых как в лабораторных, так и в натурных условиях.

Для установления безопасности спорного объекта с точки зрения соблюдения строительных норм и правил, прочности, устойчивости, эксплуатационной надежности, истцом в материалы дела представлено заключение Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» от 2009г. (л.д. 35-39 т. 1).

Заключение подписано главным инженером и главным специалистом-строителем.

Согласно статье 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Статьей 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» установлено, что единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки, выдает доверенности на право представительства от имени общества.

Заключение о техническом обследовании самовольных построек не утверждено руководителем Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС».

Правила обследования несущих строительных конструкций зданий и сооружений установлены в СП 13-102-2003 (введен в действие Постановлением Госстроя Российской Федерации от 21 августа 2003 г. № 153).

Так, обследование строительных конструкций зданий и сооружений проводится в три связанных между собой этапа: подготовка к проведению обследования, предварительное (визуальное) обследование; детальное (инструментальное) обследование (п. 5.1 СП 13-102-2003).

В заключении Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» отсутствует описание исследовательской части с указанием какие методы и методики были применены при обследовании, какие характеристики, недостатки, дефекты фундамента Ф.И.О. кладки, металлических конструкций были выявлены, соответствуют ли они допустимым с точки зрения установленных строительных норм и правил, проводилось ли вскрытие конструкций, какие отбирались образцы и пробы, какие составлялись расчеты, протоколы.

Не подтверждено материалами дела наличие у Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» специальных приборов и инструментов, специальной лаборатории для проведения подобного рода исследований.

Заключение Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» выдано лишь на основании осмотра строения, что не соответствует Правилам обследования несущих строительных конструкций зданий и сооружений, установленным СП 13-102-2003.

Материалами дела также не подтверждены полномочия Общества с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» на осуществление обследований самовольно построенных зданий, сооружений на предмет их соответствия требованиям обязательных норм и правил.

Из лицензии (л.д. 103-104 т. 1) видно, что она выдана Обществу с ограниченной ответственностью Строительно-информационная компания «РИКС» на право проектирования зданий и сооружений I и II уровней ответственности и в составе именно указанного вида деятельности предусмотрена возможность проведения обследований технического состояния конструкций.

Право на подтверждение строительной безопасности самовольных построек указанной лицензией не предоставлено.

В соответствии со статьей 54 Градостроительного кодекса РФ с 1 января 2007 года не допускается осуществление иных видов государственного надзора при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства, кроме государственного строительного надзора, предусмотренного настоящим Кодексом.

Государственный строительный надзор осуществляется федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными на осуществление государственного строительного надзора, и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченными на осуществление государственного строительного надзора (Постановление Правительства от 01.02.2006 № 54).

Заключение уполномоченного органа государственного строительного надзора в материалы дела не представлено.

Определением от 27.11.2009 по ходатайству истца судом была назначена судебная комплексная строительно-техническая экспертиза, проведение которой было поручено ООО «НЭКСТ».

В определении суд п Ф.И.О. ответственности за дачу заведомо ложного заключения (статья 307 Уголовного кодекса Российской Федерации), а также указал, что в экспертном заключении должно содержаться подробное описание проведенных исследований со ссылками на нормы и правила, и с указанием на примененные в ходе экспертизы методы и методики.

В материалы дела представлено заключение ООО ПТК «НЭКСТ», в котором Ф.И.О. ответственности отсутствует, указано, что экспертиза проведена на основании определения от 02.12.2009. Тогда как суд назначил экспертизу определением от 27.11.2009.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

В силу статьи 25 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт дает письменное заключение и подписывает его на основании проведенных исследований с учетом их результатов.

В заключении указано, что проводилось визуальное и инструментальное обследование спорного здания, однако подробное описание совершаемых действий отсутствует, протоколы вскрытия конструкций, испытаний, акты отбора проб и образцов из обследуемых конструкций, расчеты к заключению не приложены, отсутствуют сравнительные данные расчетных и нормативных характеристик (пункты 8.3.1, 8.3.2, 8.3.5, 8.3.6, 8.3.8, 8.3.9, 8.4.1, 8.4.2, 8.4.3, 8.5.1, 8.5.2, 8.5.3, 8.6.1 СП 13-102-2003).

Тогда как при назначении экспертизы в определении от 27.11.2009 суд указал, что в экспертном заключении должно содержаться подробное описание проведенных исследований со ссылками на нормы и правила, и с указанием на примененные в ходе экспертизы методы и методики.

При ответе на вопросы о соответствии объекта требованиям пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологическим нормам и правилам, требованиям охраны окружающей среды, взрывобезопасности, электрической безопасности эксперт дал положительный ответ, не проведя никаких самостоятельных исследований, а только на основании представленных истцом в материалы дела заключений соответствующих надзорных служб, оценка которым уже дана судом в решении.

Следовательно, материалы дела не отражают реального состояния объекта с точки зрения его готовности к безопасной эксплуатации.

Не представлены истцом в материалы дела и доказательства того, что сохранение самовольных построек не нарушает прав и законных интересов других лиц, в частности смежных землепользователей.

В определении от 06.11.2003 № 387-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что право осуществлять строительство недвижимого имущества ограничено необходимостью соблюдения не только строительных норм и правил, но и требований о назначении земельного участка, а также установленного вида использования территории.

Истцом в материалы дела представлены документы, содержащие противоречивые сведения.

Так, в письме Отдела разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию от 26.08.2009 (л.д. 28 т. 1) указано, что здание лаборатории возведено в жилой зоне высокой плотности застройки (Ж1).

Тогда как из градостроительного плана земельного участка (л.д. 19-25 т. 2) усматривается, что земельный участок отнесен к общественно-деловой зоне (О).

С учетом этого вывод, изложенный в письме Отдела разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию от 26.08.2009 о соответствии постройки разрешенному типу использования зон и не противоречию статье 35 Градостроительного кодекса Российской Федерации, не может быть признан обоснованным, поскольку согласно пунктам 3, 5 статьи 35 Градостроительного кодекса Российской Федерации:

в жилых зонах допускается размещение отдельно стоящих, встроенных или пристроенных объектов социального и коммунально-бытового назначения, объектов здравоохранения, объектов дошкольного, начального общего и среднего (полного) общего образования, культовых зданий, стоянок автомобильного транспорта, гаражей, объектов, связанных с проживанием граждан и не оказывающих негативного воздействия на окружающую среду;

общественно-деловые зоны предназначены для размещения объектов здравоохранения, культуры, торговли, общественного питания, социального и коммунально-бытового назначения, предпринимательской деятельности, объектов среднего профессионального и высшего профессионального образования, административных, научно-исследовательских учреждений, культовых зданий, стоянок автомобильного транспорта, объектов делового, финансового назначения, иных объектов, связанных с обеспечением жизнедеятельности граждан.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Документы, подтверждающие соответствие самовольной постройки обязательным нормам и правилам должны отвечать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, и отражать информацию, необходимую для установления её безопасности, отсутствия угрозы жизни и здоровью граждан.

Истец не представил в материалы дела допустимых и достаточных доказательств безопасности самовольно возведенной постройки и её соответствия обязательным нормам и правилам.

Порядок признания права собственности на самовольную постройку не может освобождать от обязанности выполнения установленных законом и иными нормативными актами правил и условий возведения объектов недвижимости. Обратное означало бы наличие возможности введения в хозяйственный оборот и государственную регистрацию права собственности на объекты недвижимости, эксплуатация которых небезопасна либо вообще невозможна, например, строений и сооружений, не отвечающих нормам пожарной или экологической безопасности и т.п.

Гражданское законодательство, допуская в части 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность судебного признания права собственности на самовольно возведенный объект недвижимости, предполагает исключительность такой возможности, поскольку по общему правилу данной нормы Кодекса самовольное строение подлежит сносу.

Как указал в определении от 03.07.2007 № 595-О-П Конституционный Суд Российской Федерации, самовольное строительство представляет собой правонарушение. Поэтому лицо, осуществившее самовольную постройку, не является законным владельцем.

Статья 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.

С учетом статьи 44 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик, к которому предъявлен иск, должен быть лицом, оспаривающим или нарушающим права и законные интересы истца.

Истцом не доказано, что ответчики препятствовали истцу в законном строительстве спорной пристройки.

Следовательно, требования по данному делу в соответствии со статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не основаны на защите прав и законных интересов истца, нарушенных в связи с действиями администрации городского округа «Город Чита» и Комитета по развитию инфраструктуры администрации городского округа «Город Чита».

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства осуществления истцом действий, направленных на получение разрешения на строительство спорного объекта и получения им необоснованного отказа от органа, уполномоченного на выдачу разрешения.

Принимая во внимание, что в судебном заседании установлено и лицами, участвующими в деле не оспаривается, что истец не получил разрешения на строительство до начала выполнения работ по пристройки лаборатории диагностики к зданию общежития, удовлетворение иска о признании права собственности на такое самовольное строение не соответствует положениям статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Соответствующая правовая позиция высказана в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 11066/09, которое опубликовано на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 04.03.2010.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 62 со дня раз­мещения постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос­сийской Федерации в полном объеме на сайте Высшего Арбитражного Су­да Российской Федерации практика применения законодательства, на по­ложениях которого основано данное Постановление, считается оп­ределенной.

Истец не доказал наличие совокупности условий, предусмотренных пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, для признания права собственности на самовольную постройку.

Сам по себе факт самовольного возведения спорного объекта и наличие в гражданском законодательстве права судебной легализации такого объекта по правилам статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не могут быть приняты судом в качестве достаточного основания для удовлетворения иска.

Кроме того, истец не доказал, что ему предоставлено право на обращение от имени Российской Федерации в арбитражный суд с иском о признании права федеральной собственности на самовольную постройку.

Согласно пункту 5 Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 № 8 от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации права собственника осуществляют органы и лица, указанные в пункте 1 статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации от имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Государственная функция по осуществлению от имени Российской Федерации юридических действий по защите имущественных и иных прав и законных интересов Российской Федерации при управлении федеральным имуществом, в том числе представление интересов Российской Федерации в суде, возлагается на Федеральное агентство по управлению государственным имуществом и его территориальные органы, при этом территориальные органы Росимущества обеспечивают осуществление действий по защите в пределах компетенции, установленной положением о каждом территориальном управлении, а также на основании отдельных поручений Росимущества (пункты 1, 3, 5, 13, 16 Административного регламента, утвержденного Приказом Минэкономразвития России от 22.06.2009 № 229).

Ссылка истца и третьего лица на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.05.2005 № 1206/05 несостоятельна, поскольку в указанном постановлении речь идет о законно возникшем праве федеральной собственности при разграничении государственного имущества, а обращение ФГУП “Почта России“ в суд с иском о признании права федеральной собственности на спорные нежилые помещения имеет целью восстановление его нарушенного права хозяйственного ведения.

Истец же законным владельцем спорного объекта не является, в оперативное управление он ему не передавался и не мог быть передан, так как в силу пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Ссылка на определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.05.2009 № ВАС-5707/09 необоснованна, так как согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 62 практика применения законодательства считается определенной со дня раз­мещения постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос­сийской Федерации (а не определения судьи) в полном объеме, постановлений Пленума и ин­формационных писем Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на сайте Высшего Арбитражного Су­да Российской Федерации.

С учетом изложенного, исковые требования не обоснованны, не подтверждаются материалами дела и удовлетворению не подлежат.

Судебные расходы по оплате госпошлины и судебной экспертизы по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на истца.

Излишне уплаченная госпошлина подлежит возврату истцу из федерального бюджета на основании статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 167, 168, 170, 104, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

В иске отказать.

Возвратить Федеральному государственному образовательному учреждению среднего профессионального образования «Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса» из федерального бюджета 2.000 руб. излишне уплаченной государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия в Четвертый арбитражный апелляционный суд.

Судья *.*. Попова