Решения районных судов

Решение от 27 апреля 2011 года . По делу А42-955/2011. Мурманская область.

Решение

город Мурманск Дело № А42-955/2011

«27» апреля 2011 года

Резолютивная часть решения объявлена 20 апреля 2011 года. Полный текст решения изготовлен 27 апреля 2011 года.

Арбитражный суд Мурманской области в составе:

судьи Варфоломеева С.Б.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи помощником судьи Попович Е.И.

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества «Горно-металлургическая компания «Норильский никель»

к Мурманской таможне

о признании недействительными требований от 09.11.2010 №№ 128д, 129д, 130д, 131д

при участии в судебном заседании представителей:



от заявителя – Емельяновой Т.С. – доверенность нотариально удостоверенная

от 21.12.2010 зарегистрирована в реестре за № 6-349

от ответчика – Тропникова А.А. – дов.№ 25-21/4307 от 09.03.2011

от иных участников процесса – нет

Установил:

открытое акционерное общество «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» (далее – Общество, декларант, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением к Мурманской таможне (далее – Таможня, таможенный орган, ответчик) о признании недействительными требований от 09.11.2010 №№ 128д, 129д, 130д, 131д.

В обоснование заявленных требований Общество указало, что Таможня оспариваемыми требованиями неправомерно предъявила к уплате пени, начисленные на таможенные платежи, дополнительно исчисленных Обществом после экспорта и определения окончательной цены товара. Поскольку при экспорте товара заявителю не была известна точная его стоимость, то в соответствии с действующим в спорный период таможенным законодательством Общество вправе было откорректировать таможенную стоимость экспортируемого товара и подлежащие доплате таможенные платежи после того, когда будет известна окончательная цена продажи. При этом начисление пени, в случае своевременной уплаты дополнительно исчисленных таможенных платежей, не допускается.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал требования Общества по основаниям, изложенным в заявлении.

Представитель ответчика в судебном заседании и письменном отзыве на заявление (л.д.16-19 т.2) требования Общества не признал и полагает, что в их удовлетворении следует отказать, так как Обществу следовало было применить временное таможенное декларирование товара и при определении окончательной цены подать полную грузовую таможенную декларацию. Так как при экспорте товара таможенные платежи подлежат уплате до выпуска товара, то доплата таможенных платежей после выпуска экспортируемого товара влечёт начисление пеней.

Заслушав пояснения представителей заявителя и ответчика, исследовав материалы дела, суд находит заявленные требования подлежащими удовлетворению в связи со следующим.



Как следует из материалов дела, Общество в июле 2010 года поместило под таможенный режим «экспорт» никель нелегированный на основании грузовых таможенных деклараций №№ 10207050/130710/0002795, 10207050/130710/0002798, 10207050/210710/0002913, 10207050/230710/0002953 (л.д.81-83, 110, 111, 130, 131, 150-152 т.1).

Данная экспортная поставка Обществом осуществлялась на основании контрактов от 17.12.2009 №№ 09/1/11-060, 09/1/11-061 и от 13.05.2010 № 10/1/11-010 (л.д.84-94, 112-123, 132-143 т.1), пункты 2.1, 3.1 которых закрепляют, что цена товара определяется как среднее арифметическое значение официальных котировок Лондонской биржи металлов «3 months Sellers» (три месяца спустя), а под котировальным периодом, то есть корректирующим цену товара, понимаются все биржевые дни одного из месяцев исходя из выбора покупателя – месяца поставки либо месяца, следующего за месяцем поставки.

Поскольку на момент таможенного оформления экспорта окончательная цена товара не была известна, то Обществом таможенная стоимость товара была определена исходя из базовой цены договора (среднее арифметическое значение официальных биржевых котировок) и в соответствии с предварительными инвойсами (счетами), выставленными покупателю (л.д.95-98, 124, 144, 153-156 т.1).

Соответствующие таможенные платежи Обществом были уплачены и товар был выпущен таможенным органом, одновременно направив в адрес декларанта запросы от 23.07.2010 № 1, от 13.07.2010 № 1, б/н от 13.07.2010, от 21.07.2010 № 1 о необходимости представления дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости в срок соответственно до 23.11.2010, 13.11.2010, 13.11.2010, 21.11.2010 (л.д.99, 125, 145, 157 т.1).

После формирования точной цены товара в соответствии с вышеприведёнными условиями контрактов Обществом в адрес покупателей были выставлены окончательные счета (инвойсы) (л.д.100-103, 126, 146, 158-162 т.1), а также поданы в Таможню КТС-1, КТС-2 (л.д.107-109, 129, 149, 166-168 т.1), в соответствии с которыми таможенные платежи подлежали доплате, а потому были также уплачены Обществом, представив таможенному органу 28.10.2010 соответствующие платёжные поручения от 05.08.2010 и 21.10.2010 согласно сведениям КТС-1.

Однако Таможня, придя к выводу, что доначисленные Обществом таможенные платежи подлежали уплате на дату принятия таможенным органом вышеуказанных грузовых таможенных деклараций, то Обществу были начислены пени на общую сумму 49.541,04 руб. и выставлены требования от 09.11.2010 №№ 128д, 129д, 130д, 131д о необходимости уплаты данных пени (л.д.68-79 т.1).

Полагая, что такие требования не основаны на действующем в спорный период таможенном законодательстве, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением признать требования Таможни недействительными.

Действительно, согласно пункту 3 статьи 214 Таможенного кодекса Таможенного союза вывозные таможенные пошлины подлежат уплате до выпуска товаров в соответствии с таможенной процедурой экспорта, если иной срок не установлен указанным Кодексом.

Вместе с тем, таможенным органом не были учтены иные нормы таможенного законодательства, действовавшего в период возникновения спорных правоотношений.

Так, как справедливо отметил заявитель, пункт 5 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза закрепляет, что если при таможенном декларировании товаров точная величина их таможенной стоимости не может быть определена в связи с отсутствием документов, подтверждающих точные сведения, необходимые для её расчёта, допускается отложить определение точной величины таможенной стоимости товаров. В этом случае допускается её заявление на основе имеющихся у декларанта документов и сведений и исчисление и уплата таможенных пошлин, налогов исходя из заявленной таможенной стоимости.

Случаи определения таможенной стоимости в соответствии с частью первой приведённого пункта, а также порядок декларирования и контроля таможенной стоимости, особенности исчисления и уплаты таможенных пошлин, налогов для таких случаев устанавливаются Решением Комиссии таможенного союза.

Поскольку соответствующего решения Комиссией таможенного союза не было принято, то декларант обоснованно руководствовался отсылочной нормой пункта 3 статьи 366 Таможенного кодекса Таможенного союза, в соответствии с которой если международные договоры государств – членов таможенного союза и решения Комиссии таможенного союза, предусмотренные указанным Кодексом, не вступили в силу на момент вступления в силу указанного Кодекса, то до их вступления в силу применяется законодательство государств – членов таможенного союза, регулирующее соответствующие правоотношения.

В свою очередь, статья 323 Таможенного кодекса Российской Федерации (действовавшая в период возникновения спорных правоотношений) регламентировала порядок определения и заявления таможенной стоимости товаров.

В частности, пункт 6 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации определял, что если в сроки выпуска товаров (статья 152) процедура определения таможенной стоимости товаров не завершена, выпуск производится при условии обеспечения уплаты таможенных платежей, которые могут быть дополнительно начислены. Таможенный орган в письменной форме сообщает декларанту размер требуемого обеспечения уплаты таможенных платежей. Дополнительное обеспечение уплаты вывозных таможенных пошлин, налогов не предоставляется в случае экспорта биржевых товаров, цена реализации которых на момент таможенного оформления неизвестна.

Таким образом, Общество не могло дополнительно обеспечить уплату таможенных платежей, поскольку экспортировался биржевой товар.

В то же время, в силу пункта 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров. Таможенный орган уведомляет декларанта о принятом решении в письменной форме не позднее дня, следующего за днём принятия такого решения. В случае, когда таможенный орган определяет таможенную стоимость товаров после выпуска товаров, таможенный орган выставляет требование об уплате таможенных платежей (статья 350) если требуется доплата таможенных пошлин, налогов. Уплата дополнительно исчисленных сумм таможенных пошлин, налогов должна быть осуществлена в течение 10 рабочих дней со дня получения требования. Пени на дополнительную сумму таможенных пошлин, налогов, уплаченную в течение указанного срока, не начисляются.

В рамках приведённой нормы, Общество своевременно исполнило запросы таможенного органа о необходимости представления дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости, самостоятельно откорректировало её, исчислило и уплатило недостающую сумму таможенных платежей, что и послужило причиной невыставления декларанту требования об уплате таможенных платежей, поскольку их доплата не требовалась.

Позиция таможенного органа о неприменении к декларанту положений пункта 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации на том основании, что таможенная стоимость и таможенные платежи должны были быть скорректированы именно Таможней, а пени не были бы начислены только в случае своевременного исполнения требования об уплате дополнительной суммы таможенных платежей, которое Обществу не выставлялось, представляется суду непоследовательной.

Прежде всего, как установлено судом выше, требование в действительности не было выставлено в связи с отсутствием задолженности по таможенным платежам, что согласуется с положениями рассматриваемого пункта 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации, где требование выставляется только в случае, если требуется доплата таможенных платежей.

Кроме того, по мнению суда, из смысла нормы пункта 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации следует, что пени не могут быть начислены во всех случаях своевременного представления дополнительных документов, корректировки таможенной стоимости и таможенных платежей и их уплаты.

По настоящему делу добросовестные действия декларанта исключили необходимость таможенному органу корректировать таможенную стоимость, доначислять таможенные платежи и выставлять требование об их уплате.

В противном случае, рассматриваемая норма будет выступать гарантом недобросовестных декларантов.

Суд также считает ошибочной ссылку Таможни на необходимость применения Обществом временного таможенного декларирования в порядке, установленном Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 500 «О порядке определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации».

Так, согласно пункту 40 Правил определения таможенной стоимости товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации, утверждённых указанным Постановлением, если в таможенные органы подлежит заявлению таможенная стоимость российских товаров, в отношении которых не могут быть предоставлены точные сведения о таможенной стоимости при вывозе с таможенной территории Российской Федерации (в частности, если цена, подлежащая уплате за вывозимые товары определяется по формуле, установленной в договоре, но для определения точной величины необходимы дополнительные сведения, например, биржевые котировки на день получения вывозимых товаров получателем), допускается их периодическое временное декларирование путём подачи временной таможенной декларации (согласно пункту 1 статьи 138 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Однако из буквального понимания приведённой нормы следует, что законодатель допускает, но не обязывает применять временное декларирование товаров.

Кроме того, как согласно недействующему пункту 2 статьи 156 Таможенного кодекса Российской Федерации, так и в силу ныне действующей статьи 203 Таможенного кодекса Таможенного союза выбор и изменение таможенной процедуры (таможенного режима) принадлежит декларанту.

Суд также считает необходимым отметить определение таможенным органом неверного размера недоимки и периода начисления пеней.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 349 Таможенного кодекса Российской Федерации (действующей в период возникновения спорных правоотношений) пенями признаются установленные указанной статьёй денежные суммы, которые лицо, ответственное за уплату таможенных пошлин, налогов, обязано выплатить в случае неуплаты таможенных пошлин, налогов в установленные указанным Кодексом сроки. За исключением случаев, предусмотренных пунктами 3-5 указанной статьи, пени начисляются за каждый календарный день просрочки уплаты таможенных пошлин, налогов начиная со дня, следующего за днём истечения сроков уплаты таможенных пошлин, налогов, по день исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов либо по день принятия решения о предоставлении отсрочки или рассрочки уплаты таможенных пошлин, налогов включительно в процентах, соответствующих одной трёхсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, от суммы неуплаченных таможенных платежей (недоимки). Для целей исчисления пеней применяется ставка рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующая в период просрочки.

В соответствии с представленным в материалы дела расчётом пеней датой окончания их начисления является 28.10.2010, а сами пени начислялись на всю сумму недоимки.

Между тем, как установлено судом выше, согласно сведениям КТС-1 уплата доначисленных таможенных платежей декларантом произведена платёжными поручениями № 1069 от 05.08.2010 и № 1833 от 21.10.2010 (л.д.107, 129, 149, 166 т.1). При этом в одном случае таможенные платежи доплачивались частями 05.08.2010 и 21.10.2010 (л.д.149 т.1).

Таким образом, таможенным органом неверно определены по существу все элементы начисления спорных пеней: сумма недоимки, период начисления, количество дней просрочки, дата окончания начисления.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что у таможенного органа не имелось правовых оснований для начисления пени и выставления требований от 09.11.2010 №№ 128д, 129д, 130д, 131д, а потому требования Общества подлежат удовлетворению, а указанные требования – признанию недействительными.

Обществом за рассмотрение заявления была уплачена государственная пошлина в сумме 8.000 руб. (л.д.13 т.1), относящаяся к составу судебных расходов в соответствии со статьёй 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесённые лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Учитывая то обстоятельство, что требования Общества по настоящему делу удовлетворены и ответчик освобождён от уплаты госпошлины, то с Таможни в пользу заявителя подлежит взысканию уплаченная им государственная пошлина в сумме 8.000 руб. за рассмотрение настоящего заявления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 167-170, 176, 197, 200, 201, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

заявление удовлетворить.

Признать недействительными как несоответствующие Таможенному кодексу Российской Федерации, Таможенному кодексу Таможенного союза требования от 09.11.2010 №№ 128д, 129д, 130д, 131д Мурманской таможни.

Обязать Мурманскую таможню устранить нарушения прав и законных интересов открытого акционерного общества «Горно-металлургическая компания «Норильский никель».

Взыскать с Мурманской таможни (ИНН 5192160036, ОГРН 1025100864095), расположенной по адресу: г.Мурманск, ул.Горького, д.15, в пользу открытого акционерного общества «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 8000 руб. (восемь тысяч рублей).

Решение в части признания ненормативных правовых актов таможенного органа недействительными подлежит немедленному исполнению, но в целом может быть обжаловано в течение месяца со дня принятия в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Судья С.Б.Варфоломеев