Решения районных судов

Исковые требования о взыскании с военнослужащего неосновательного обогащения удовлетворены частично, т.к. на момент выдачи государственного жилищного сертификата ответчику уже принадлежало жилое помещение, принятое им в порядке наследования. Определение от 15 августа 2006 года № 33-3791. Нижегородская область.

от 15 августа 2006 года Дело N 33-3791

(извлечение)

15 августа 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Лазорина И.Л., судей Кутыревой Е.Б. и Цыпкиной Е.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу Кутыревой Е.Б. дело по кассационной жалобе Т-овых В.В., Е.В. на решение Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 7 июня 2006 года по делу по иску военного прокурора Нижегородского гарнизона в защиту интересов ГУ “Войсковая часть 3797 ВВ МВД России“ к Т-ову В.В., Т-овой Е.В., Т-ову С.В., Т-овой Т.В. о взыскании неосновательного обогащения,

установила:

Согласно акту от 20 января 2003 года в ходе проверки жилищных условий Т-ова В.В. было установлено, что ответчик с семьей из 4 человек (он, его жена Т-ова Е.В. и их двое несовершеннолетних детей) проживал в квартире по адресу: ул. К. Маркса, общей площадью 64 кв. м, в том числе жилой площадью 44,9 кв. м.

Там же проживала собственник квартиры Б-ова В.Ф. и родственница Б-овой В.Ф. и Т-ова В.В. Ш-ева Т.С., 1917 года рождения.

1 августа 2003 года Т-ов В.В. написал рапорт на включение в состав кандидатов участников программы “Государственные жилищные сертификаты“.

Приказом от 25 августа 2003 года Т-ов В.В. был уволен из рядов Вооруженных Сил РФ по состоянию здоровья - в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе. Продолжительность военной службы составляет более 10 лет.

20 ноября 2003 году Т-ову В.В. и членам его семьи был предоставлен государственный жилищный сертификат на сумму 648000 рублей. 23 декабря 2003 года Т-ов В.В. на данный сертификат приобрел квартиру в доме по ул. Пролетарской. Право собственности на данную квартиру было зарегистрировано за Т-овыми В.В., Е.В., С.В., Т.В. в общую долевую собственность в равных долях.

13 февраля 2004 года за Т-овым В.В. и членами его семьи Т-ова зарегистрировано право общей долевой собственности на данную квартиру. Впоследствии указанная квартира была обратно подарена Т-овым В.В. К-еву В.П.

23 января 2003 года собственник квартиры по ул. К. Маркса Б-ова В.Ф. умерла. Согласно ее завещанию квартиру по ул. К. Маркса Б-ова В.Ф. завещала Т-ову В.В.



7 апреля 2004 года Т-ов В.В. подал нотариусу заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство после смерти Б-овой В.Ф. 5 мая 2004 года Т-ову В.В. было выдано свидетельство о праве на наследство, состоящее из квартиры, расположенной по ул. К. Маркса. Квартира по ул. К. Маркса зарегистрирована в собственности у Т-ова В.В.

Военный прокурор обратился в суд с иском к Т-овым, указав, что поскольку на момент выдачи Т-ову В.В. государственного жилищного сертификата ему принадлежала квартира, расположенная по ул. К. Маркса, и обеспечение жилой площадью на одного члена семьи превышало 7 кв. м, то соответственно Т-ов В.В. не имел право на получение ГЖС. Поэтому полученная Т-овыми субсидия по государственному жилищному сертификату является неосновательным обогащением, которое истец просил взыскать с Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. в сумме 162000 рублей с каждого, а также взыскать с Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. как с законных представителей Т-овых С.В. и Т.В. солидарно 320000 рублей неосновательного обогащения.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал, пояснив, что в соответствии с Гражданским кодексом РФ квартира по ул. К. Маркса принадлежала Т-ову В.В. с момента открытия наследства.

Представитель воинской части исковые требования поддержал. Ответчики иск не признали, пояснив, что о том, что квартира в доме по ул. К. Маркса была завещана Б-овой В.Ф. Т-ову В.В., они узнали лишь в 2004 году, когда через год после смерти Б-овой В.Ф. было найдено завещание. До этого времени Т-ов В.В. был уверен, что не имеет права на квартиру, т.к. у Б-овой В.Ф. имеются родные сестры и братья, которые являются наследниками по закону. Т-ов В.В. пояснил, что квартира по ул. Пролетарской была приобретена ими по сертификату для вида, т.к. на ту сумму, что была определена сертификатом, жилое помещение площадью 72 кв. м (как было предусмотрено сертификатом) приобрести в г. Н.Новгорода было невозможно. Для того чтобы получить деньги по сертификату наличными, и была заключена сделка по купле-продаже квартиры с К-евым В.П. После получения денег наличными квартира по ул. Пролетарской была подарена обратно К-еву В.П. Полученные наличными деньги пошли на лечение родственников, ремонт квартиры по ул. К. Маркса.

Решением Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 7 июня 2006 года постановлено взыскать с Т-ова В.В. в федеральный бюджет РФ 162000 (Сто шестьдесят две тысячи) рублей.

Взыскать с Т-овой Е.В. в федеральный бюджет РФ 162000 (Сто шестьдесят две тысячи) рублей.

Взыскать с законных представителей несовершеннолетних Т-ова С.В. и Т-овой Т.В. - Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. - в солидарном порядке 324000 (Триста двадцать четыре тысячи) рублей.

Взыскать с Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. в солидарном порядке в доход государства госпошлину в сумме 1000 (Одна тысяча) рублей.

В кассационной жалобе Т-овых В.В., Е.В. поставлен вопрос об отмене судебного решения как незаконного и необоснованного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав явившихся по делу лиц, прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда находит решение суда подлежащим отмене в части взыскания денежных средств с Т-овой Е.В., Т-ова С.В., Т-овой Т.В., в остальной части решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит.



В соответствии со ст. 1153 ГК РФ наследство признается принятым, если по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу подано заявление наследника о принятии наследства либо заявление наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство, либо наследник совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник вступил во владение или управление наследственным имуществом, принял меры по сохранению наследственного имущества, защите от посягательств или притязаний третьих лиц, произвел за свой счет расходы по содержанию наследственного имущества.

В силу ст. 1152 ч. 4 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Удовлетворяя требования о взыскании 162 тыс. рублей с Т-ова В.В., суд первой инстанции обоснованно исходил из того обстоятельства, что на момент выдачи государственного жилищного сертификата Т-ову В.В. принадлежало жилое помещение, принятое им в порядке наследования. Вывод суда о том, что Т-ов В.В. не являлся лицом, нуждающимся в улучшении жилищных условий, является правильным, взыскание с него сумм неосновательного обогащения в размере 162 тыс. рублей основано на положении закона.

При вынесении решения суд принял во внимание, что квартира дома по ул. К. Маркса г. Н.Новгорода с учетом положении ст. 1152 ч. 4 признается принадлежащей наследнику с момента открытия наследства, таким моментом является смерть наследодателя (ст. 1113 ГК РФ).

В указанной части решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Довод кассационной жалобы Т-ова В.В. о том, что на момент выдачи жилищного сертификата Т-ов В.В. являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий, сводится к переоценке доказательств по делу, что не может служить основанием к отмене судебного решения. Переоценка доказательств по делу не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам не может согласиться с правильностью выводов суда о взыскании субсидии с членов семьи Т-ова, его жены и несовершеннолетних детей, по следующим основаниям.

Производя взыскание субсидии с членов семьи Т-ова как неосновательного обогащения, суд в судебном решении указал, что размер предоставляемой субсидии предоставлялся по жилищному сертификату на всех членов семьи: Т-ову Е.В. и двоих несовершеннолетних Т-овых.

Указанный вывод суда нельзя признать правильным.

Согласно ст. 15 п. 14 ФЗ от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ “О статусе военнослужащих“ предусматривается обеспечение жилыми помещениями военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья и членов их семей при перемене их места жительства, которое осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилых помещений, в том числе выдачи государственных жилищных сертификатов.

Из дела видно, что Т-ов В.В. прибыл в г. Н.Новгород на новое место жительство вместе со своими членами семьи - женой и двумя несовершеннолетними детьми - из г. Челябинска. По последнему месту жительства в г. Челябинске семья Т-овых пользовалась квартирой, которая при выбытии была ими сдана (л.д. 13).

По новому месту жительства в г. Н.Новгороде семья военнослужащего Т-ова была поставлена на учет как нуждающаяся в улучшении жилищных условий.

Таким образом, на момент предоставления государственного жилищного сертификата Т-ова Е.В. и двое несовершеннолетних детей Т-овых нуждались в улучшении жилищных условий, соответственно правомерно воспользовались предоставленными им правами на получение субсидии по жилищному сертификату.

Вывод суда о взыскании с Т-овой Е.В. 162 тыс. рублей, а также законных представителей несовершеннолетних Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. в солидарном порядке 324 тыс. рублей неосновательного обогащения является ошибочным.

При этом следует принять во внимание, что распоряжение приобретенной квартирой по государственному жилищному сертификату не свидетельствует о незаконности действий по обеспечению данных лиц жилым помещением как лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

При таких обстоятельствах решение суда о взыскании с Т-овой Е.В. 162 тыс. рублей неосновательного обогащения и законных представителей Т-ова С. и Т-овой Т. - Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. - 324 тыс. рублей нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом, не передавая дело на новое рассмотрение, судебная коллегия полагает возможным вынести по делу новое решение в следующей редакции: “Отказать в иске военному прокурору Нижегородского гарнизона, предъявленном в защиту интересов ГУ “Войсковая часть 3797 ВВ МВД России“ о взыскании неосновательного обогащения с Т-овой Е.В. 162 тыс. рублей, законных представителей несовершеннолетних Т-ова С. и Т-овой Т. - Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. в солидарном порядке 324 тыс. рублей“.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Не передавая дело на новое рассмотрение в отмененной части вынести новое решение в следующей редакции: “Отказать в иске военному прокурору Нижегородского гарнизона, предъявленном в защиту интересов ГУ “Войсковая часть 3797 ВВ МВД России“ о взыскании неосновательного обогащения с Т-овой Е.В. 162 тыс. рублей, законных представителей несовершеннолетних Т-ова С.В. и Т-овой Т. - Т-ова В.В. и Т-овой Е.В. в солидарном порядке 324 тыс. рублей“.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

И.Л.ЛАЗОРИН

Судьи

Е.Б.КУТЫРЕВА

Е.Н.ЦЫПКИНА