Решения районных судов

Решение от 30 июня 2010 года . Решение от 30 июня 2010 года № . Московская область.

Зарайский городской суд Московской области в составе председательствующего судьи Киселевой *.*. , при секретаре судебного заседания Авдошиной *.*. , рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело 2-198/10 по иску “А“ в интересах несовершеннолетнего “Б“ к “С“ о возмещении морального вреда,

Установил:

“А“, действующая в интересах своего несовершеннолетнего сына “Б“ обратилась в суд с иском к “С“ о возмещении морального вреда.

В судебном заседании истица поддержала заявленные требования, и в их обоснование пояснила следующее.

22.02.2010 года ее сын “Б“ вместе со своей бабушкой “Х“ гулял в -------------, катался с горки в первом овраге. Внезапно на него набросилась собака – восточно-европейская овчарка, как в последствие выяснилось по кличке «Жук», владельцем которой является “С“. Собаку выгуливал хозяин неподалеку без намордника и поводка. Собака укусила ребенка за лицо. Нападение не было спровоцировано “Б“, так как он ранее уже был покусан другой собакой, лечился, и теперь их очень боится.

С 22.02.2010 года по 24.02.2010 года ее сын находился на стационарном лечении в больнице. В настоящее время он проходит курс лечения амбулаторно, ему назначены болезненные уколы. От владельца собаки ей стало известно, что собака не была привита от бешенства. Только после инцидента ей (собаке) были сделаны необходимые прививки. Амбулаторного лечения и многочисленных уколов можно было бы избежать, если бы владелец собаки поставил ее на карантин и учет в ГУВ МО «Зарайская станция по борьбе с болезнями животных», а наблюдение за ее состоянием позволили бы сделать вывод, что собака здорова. Ее неоднократные просьбы сделать это, были проигнорированы хозяином.

От укуса сын истицы испытал сильную физическую боль, рана болела, а мальчик плакал и переживал.

Поскольку мальчику были причинены физические и нравственные страдания, истица просит взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в сумме 20000 рублей.

Ответчик – “С“ – иск не признал, поскольку отрицает сам факт укуса “Б“ его собакой. Факт принадлежности ему собаки по кличке «Жук» не оспаривает.

Суд, выслушав объяснения участников процесса, исследовав и оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, приходит к следующему.

По делу установлено, что 22.02.2010 года сын истицы “Б“, вместе со своей бабушкой “Х“ гулял в -------------, катался с горки в первом овраге. Внезапно на него набросилась собака – восточно-европейская овчарка, как в последствие выяснилось по кличке «Жук», владельцем которой является “С“. Собаку выгуливал хозяин неподалеку без намордника и поводка. Собака укусила ребенка за лицо. Нападение не было спровоцировано “Б“.



С 22.02.2010 года по 24.02.2010 года сын истицы находился на стационарном лечении в больнице, что подтверждается выписным эпикризом л.д.9).

Суд считает необходимым отметить, что несмотря на то, что в представленном эпикризе указано, что “Б“ находился на лечении с 22.02.2009 года по 24.02.2009 года, тот факт что мальчик проходил лечение с 22.02.2010 года по 24.02.2010 года истицей подтвержден, а указанная запись является технической опиской. Вывод суда основан на том, что выписной эпикриз подписан соответствующими врачами, и в нем указано, что явка в поликлинику к хирургу 25.02.2010 года, введение КОКАВ 25.02.2010 года. Кроме того, в материалах дела имеется справка Зарайской ЦРБ о том, что “Б“ находился на лечении с 22.02.2010 года по 25.02.2010 года, и справка о том, что “Б“ был на приеме у хирурга 01.03.2010 года, т.е. непосредственно после укуса собакой.

Из объяснений истицы следует, что в настоящее время ее сын проходит курс лечения амбулаторно, ему назначены болезненные уколы. От владельца собаки ей стало известно, что собака не была привита от бешенства.

Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 25.02.2010 года, “А“ было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении “С“ по факту того, что его собака укусила малолетнего “Б“ на основании ст. 24, ч.1, п.2 УПК РФ. Этим же Постановлением было постановлено привлечь “С“ к административной ответственности по ст. 27 Закона Московской области, и направить материал в Адмтехнадзор г.Зарайска для принятия решения л.д.13-14).

Из исследованных в судебном заседании материалов административного производства в отношении “С“ следует, что согласно постановления по делу об административном правонарушении от 10.03.2010 года № 21/596/39, за нарушение п.1 ст. 27 Закона Московской области № 161/2004-ОЗ от 30.11.2004 года, “С“ за нарушение ст.16 «Порядка выгула домашних животных» был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в сумме 100 рублей.

Таким образом, факт укуса сына истицы собакой, принадлежавшей ответчику, установлен, и на момент рассмотрения данного дела ответчиком не опровергнут.

Факт причинения “Б“ телесных повреждений, подтверждается представленными медицинскими документами, и также не опровергнут ответчиком.

При рассмотрении требований истицы о компенсации ей морального вреда, суд отмечает следующее.

Моральный вред определяется законом как нравственные или физические страдания, причиненные неправомерными действиями.

В постановлении Пленума ВС РФ № 10 разъясняется, что моральный вред может заключаться, в частности, и в нравственных переживаниях, в связи с утратой родственников.



Вопросы возмещения морального вреда регулируются ст.ст. 1099-1101 ч.2 ГК РФ.

При этом применение ст. 1099 ГК РФ возможно только с учетом норм ст. 151 ГК РФ.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из данной правовой нормы следует, что каждый из граждан в случае причинения ему морального вреда имеет право на защиту своих прав и интересов.

Ответственность за причинение морального вреда возникает при наличии вины причинителя вреда в форме, как умысла, так и неосторожности. Но действующее законодательство считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

В данном случае, у ответчика прямого умысла на причинение истице вреда, не было, т.е. имеет место причинение вреда по неосторожности.

По общему правилу, установленному ст.ст. 151 и 1099 ГК РФ, действия, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, должны обладать необходимым квалифицирующим признаком – ими должны быть нарушены неимущественные права или блага гражданина. Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем, обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают и при отсутствии между сторонами гражданско-правовых отношений.

В данном случае под моральным вредом понимаются в основном страдания, причиненные нарушением личных неимущественных прав.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений.

Факт причинения “Б“ телесных повреждений подтверждается справкой Зарайской ЦРБ.

Ответчик, несмотря на то, что отрицает факт укуса принадлежащей ему собакой сына истицы и причинение мальчику телесных повреждений, никаких доказательств в подтверждение своих доводов не представил.

Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, суд с учетом требований разумности и справедливости, с учетом характера причиненных сыну истицы физических и нравственных страданий, считает возможным взыскать с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

Согласно положений ст. 103 ГПК РФ, суд считает необходимым взыскать с ответчика в доход государства госпошлину в сумме 200 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 98, 100, 103, 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Взыскать с “С“ в пользу “А“ денежную компенсацию морального вреда в сумме 5 000 (пять тысяч) рублей.

Взыскать с “С“ в доход федерального бюджета расходы по оплате госпошлины в сумме 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Московского областного суда через Зарайский городской суд в течение 10-ти дней.

Судья Киселева *.*.