Решения районных судов

Решение от 16 июня 2011 года . По делу А63-2002/2011. Ставропольский край.

Решение г. Ставрополь Дело № А63-2002/2011

16 июня 2011 года

Резолютивная часть решения объявлена 09 июня 2011 года

Решение изготовлено в полном объеме 16 июня 2011 года

Арбитражный суд Ставропольского края в составе судьи Русановой *.*. ,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Воропиновым *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике, г. Черкесск

к индивидуальному предпринимателю Ткачевой Ир г. Лермонтов,

третьи лица: РГЛПУ «Карачаево-Черкесская республиканская больница», г. Черкесск,

Закрытое акционерное общество «Центр дезинфекции», г. Москва,

о привлечении индивидуального предпринимателя Ткачеву Ир к административной ответственности по статье 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,



при участии представителя МВД Хубиева *.*. по доверенности от 17.03.2011 года № 1/7-15, представителя предпринимателя Арзуманова *.*. по доверенности от 23.12.2010 года, представителя РГЛПУ «Карачаево-Черкесская республиканская больница» Лайпановой *.*. по доверенности от 05.04.2011 года № 695, в отсутствие ЗАО «Центр дезинфекции»,

Установил:

Министерство внутренних дел по Карачаево-Черкесской республике (далее – МВД по КЧР) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя Ткачеву Ир (далее – предприниматель) к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены: РГЛПУ «Карачаево-Черкесская республиканская больница», г. Черкесск, чье заявление явилось основанием для возбуждения дела об административном правонарушении и Закрытое акционерное общество «Центр дезинфекции», г. Москва, являющееся единственным производителем дезинфицирующего средства.

Представитель МВД по КЧР полностью поддержал заявленные требования, просит суд привлечь предпринимателя к административной ответственности, ссылаясь на доказанность наличия в действиях предпринимателя состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

Представитель предпринимателя с нарушениями, указанными МВД по КЧР в заявлении не согласился, указав, на отсутствие в материалах дела доказательств наличия в действиях предпринимателя события и состава административного правонарушения, Ссылается на первичные документы, подтверждающие реализацию республиканской больнице средств дезинфекции, полученных по договору купли-продажи непосредственно от товаропроизводителя.

Указывает на пропуск срока давности привлечения к административной ответственности.

Представитель РГЛПУ «Карачаево-Черкесская республиканская больница» в судебном заседании поддержала доводы, изложенные в отзыве на заявление, и просит суд удовлетворить требование МВД по КЧР, считает, что материалами дела подтверждается факт поставки предпринимателем некачественной дезинфицирующей продукции под маркой ЗАО «Центр дезинфекции».

ЗАО «Центр дезинфекции надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства в судебное заседание представителя не направило, мотивированный отзыв на заявление не представило, надлежащим образом извещено о месте и времени судебного разбирательства, спор рассматривается в отсутствие общества по имеющимся в материалах дела доказательствам.

Суд, выслушав доводы представителей сторон, исследовав материалы дела, дав правовую оценку представленным доказательствам, находит заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.



Как следует из материалов дела и установлено судом в ходе судебного разбирательства, 30 октября 2009 года, между предпринимателем и РГЛПУ «Карачаево-Черкесская клиническая больница» (далее – РГЛПУ «КЧРБ») был заключен Государственный контракт № 64 .

Контракт был заключен с предпринимателем, как с победителем размещения заказа в рамках Федерального Закона № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

По условиям Государственного контракта предприниматель обязалась поставить в РГЛПУ «КЧКБ» дезинфицирующее средство «Дезэфект» в количестве 620 литров.

Во исполнение условий контракта предпринимателем 25.11.2009 в адрес РГЛПУ «КЧРБ» постановлено дезинфицирующее средство в количестве 50 литров, что подтверждается товарной накладной № 4069 от 25.11.2009 г. и 14.12.2009 г. в количестве 570 литров, что подтверждается товарной накладной № 4121 от 14.12.2009.

В адрес МВД по КЧР от РГЛПУ «КЧРБ» поступило заявление о наличии сомнений в подлинности постановленного товара.

На основании заявления 01.02.2010 года сотрудниками ЦБППР и ИАЗ МВД по КЧР произведен протокол осмотра места происшествия и изъяты 112 полимерных канистр емкостью по 5 литров с текстом на этикетках «Дезэфект», которые были направлены в ЭКЦ МВД по КЧР для исследования.

Согласно справке об исследовании ЭКЦ МВД по КЧР № 20 от 05.02.2010 года, оформление этикеток и контрэтикеток, наклеенных на корпусах 112 полимерных канистр с текстом «Дезэфект» средство дезинфицирующее «Дезэфект» ЗАО «Центр дезинфекции (Россия)», представленных на исследование, не соответствует образцам оригинальных этикеток ЗАО «Центр дезинфекции».

По данному факту 15 февраля 2010 года, ОД МОБ УВД по г. Черкесску было возбуждено уголовное дело № 100162 по части 1 статьи 180 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением от 15 сентября 2010 года, уголовное дело было прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением инспектора ЦБППР и ИАЗ при МВД по КЧР о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования от 11 февраля 2011 года, было возбуждено дело об административном правонарушении.

10 марта 2011 года, инспектором ЦБППР и ИАЗ МОБ УВД по КЧР, майором милиции Тлисовым *.*. был составлен протокол об административном правонарушении АА № 010627, из которого следует что наклейки и контрнаклейки на постановленном предпринимателем по государственному контракту от 30.10.2009 г. в РГЛПУ «КЧРБ» дезинфицирующем средстве «Дезэфект» не соответствуют образцам оригинальных этикеток ЗАО «Центр дезинфекции».

Основанием для составления протокола послужила справка об исследовании ЭКЦ МВД по КЧР № 20 от 05.02.2010 года, в соответствии с которой, оформление этикеток и контрэтикеток, наклеенных на корпусах 112 полимерных канистр с текстом «Дезэфект» средство дезинфицирующее «Дезэфект» ЗАО «Центр дезинфекции (Россия)», представленных на исследование, не соответствует образцам оригинальных этикеток ЗАО «Центр дезинфекции».

В соответствии с частью 3 статьи 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежит виновность лица в совершении административного правонарушения.

В соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

При исследовании судом справки об исследовании ЭКЦ МВД по КЧР № 20 от 05.02.2010 года установлено, что образцы для исследование были изъяты со склада РГЛПУ в феврале 2010 года, т.е. через три месяца с момента первой поставки и два месяца с момента последней осуществленной поставки.

При осмотре и изъятии указанных образцов предприниматель не присутствовала.

Как следует из товарных накладных № 4069 от 25.11.09 г. и № 1121 от 14.12.09 г. предприниматель поставила в РГЛПУ «КЧГБ» «Дезэфект» в количестве 50 и 570 литров соответственно в 5ти литровых канистрах 1 литровых, однако из протокола осмотра места происшествия следует что вся изъятая партия была расфасована по 5ти литровым канистрам.

Выемка дезинфицирующего средства с целью проверки соответствия изъятым в РГЛПУ «КЧРБ» образцам для сравнения и идентификации с партией товара, полученной от ЗАО «Центр дезинфекции» со складских помещений предпринимателя не производилось.

Доказательства того, что для проведения экспертного исследования в феврале 2010 года должностными лицами РГЛПУ «КЧРБ» были предоставлены канистры, непосредственно постановленные предпринимателем в ноябре и декабре 2009 года, материалы дела не содержат.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 26.2 КоАП РФ, доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Как следует из заявления МВД по КЧР, административный орган в качестве доказательства события административного правонарушения ссылается на справку об исследовании ЭКЦ МВД по КЧР № 20 от 05.02.2010 года.

Согласно части 4 статьи 26.4 КоАП РФ, а так же положению части 3 статьи 195 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации орган (должностное лицо) или следователь, обязан ознакомить лицо, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении (уголовное дело) с определением (Постановлением) о назначении по делу экспертизы, а так же разъяснить последнему права в том числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта (а так же права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ).

В нарушение указанных требований, предприниматель не была ознакомлена с Решением дознавателя о проведении каких-либо экспертиз, не участвовала при постановке вопросов для разрешения эксперта.

В соответствии с частью 3 статьи 26.2 КоАП РФ, не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Таким образом, административным органом не представлено доказательств вины предпринимателя и события правонарушения.

Из материалов дела следует, что поставленное в ноябре, декабре 2010 года предпринимателем в РГЛПУ «КЧРБ» дезинфицирующее средство «Дезэфект» было приобретено у правообладателя товарного знака ЗАО «Центр дезинфекции».

Согласно имеющимся в материалах дела письмам ЗАО «Центр Дезинфекции» дезинфицирующее средство «Дезэфект» (в 2007 году – 1880 литров, в 2008 году – 200 литров) было постановлено предпринимателю обществом-производителем средства, то есть, были приобретены у обладателя товарного знака ЗАО «Центр дезинфекции».

В материалах дела отсутствуют неопровержимые доказательства того, что постановленный предпринимателем товар нелегально введен в гражданский оборот, а именно: приобретен поставщиком, контрагентом общества, не у правообладателя.

Следовательно, отсутствуют доказательства неисполнения предпринимателем предусмотренной в пункте 1 статьи 4 Закона № 3520-1 обязанности использовать охраняемый товарный знак только с разрешения правообладателя.

В соответствии с частью 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Основанием для привлечения к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака является наличие умысла и вины предпринимателя или юридического лица в том, что они заведомо умышленно использовали чужой товарный знак при изготовлении контрафактной продукции или иным образом вводили в гражданский оборот заведомо контрафактную продукцию.

Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на соответствующий орган.

Административным органом не представлено каких-либо доказательств наличия в действиях предпринимателя объективной стороны правонарушения и вины в совершении административного правонарушения.

Судом при рассмотрении дела также установлен ряд процессуальных нарушений, допущенных административным органом при проведении административного расследования.

В соответствии с пунктом 3.1 статьи 28.7 КоАП РФ копия определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования в течение суток вручается под расписку либо высылается физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему.

В нарушение указанного требования копия определения о возбуждении дела об административном правонарушении от 11 февраля 2010 года была выдана предпринимателю 10 марта 2011 года, т.е. в день ознакомления с протоколом об административном правонарушении.

В соответствии с частью 3 статьи 28.7 КоАП РФ в определении о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования указываются дата и место составления определения, должность, фамилия и инициалы лица, составившего определение, повод для возбуждения дела об административном правонарушении, данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, статья настоящего Кодекса либо закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение. При вынесении определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также иным участникам производства по делу об административном правонарушении разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в определении.

В нарушение указанного требования, предпринимателю не были разъяснены права и обязанности, предприниматель была лишена возможности участвовать в административном расследовании и не имела возможности представить должностному лицу, проводившему расследование доказательства отсутствия вины.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях“, нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для отказа в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 206 АПК РФ) либо для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (часть 2 статьи 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

Уведомив предпринимателя о проведении административного расследования в день его окончания, административный орган фактически лишил предпринимателя процессуальных прав на стадии административного расследования.

В соответствии с частями 1 и 4 ст. 4.5 КоАП РФ, Постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, - по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение законодательства Российской Федерации … о товарных знаках, … по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

В случае отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения сроки, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июля 2010 г. N 15-П часть 4 статьи 4.5 настоящего Кодекса признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой содержащаяся в ней норма позволяет в случае отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения исчислять срок давности привлечения к административной ответственности со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении.

В соответствии с частью 2 указанной статьи, при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ (Постановление Пленума от 24 марта 2005 г. N 5 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях“ (с изменениями от 25 мая 2006 г., 11 ноября 2008 г., 10 июня 2010 г.), длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей.

Принимая во внимание, что поставка товара предпринимателем совершена 25 ноября и 14 декабря 2009 года данное правонарушение не является длящимся и сроки привлечения к ответственности по нему истекли соответственно 15 декабря 2010 года.

Как следует из протокола по делу об административном правонарушении от 10 марта 2011 года АА № 010627 он был составлен по административному делу, возбужденному 11 февраля 2011 года, т.е. по истечении почти одного года и двух месяцев с момента поставки. Таким образом, сроки привлечения к административной ответственности истекли уже на момент возбуждения в отношении предпринимателя дела об административном правонарушении.

В силу пункта 6 статьи 24.5 Кодекса одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.

Согласно пункту 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях“ при принятии решения по делу об административном правонарушении, а также об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности суд должен проверять, не истекли ли сроки, установленные частями 1, 3 статьи 4.5 Кодекса. Данные сроки не подлежат восстановлению, поэтому, в случае их пропуска, суд принимает Решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) либо Решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения административного органа (часть 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При таких обстоятельствах правовых оснований для удовлетворения заявления МВД по КЧР о привлечении предпринимателя к административной ответственности не имелось.

Исходя из вышеизложенного, суд считает, что требования заявителя не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 167-170, 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

В удовлетворении заявленных требований Министерству внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике о привлечении индивидуального предпринимателя Ткачеву Ир г. Лермонтов к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, отказать.

Решение суда может быть обжаловано через Арбитражный суд Ставропольского края в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в десятидневный срок со дня его принятия (изготовления в полном объеме).

Судья *.*. Русанова