Решения районных судов

О признании договора дарения доли в домовладении в части недействительной, прекращении права собственности и включении доли в домовладение в наследственную массу. Решение от 06 июня 2011 года № 2-1244/11. Саратовская область.

Октябрьский районный суд г. Саратова в составе:

председательствующего судьи Филатовой В.Ю.,

при секретаре Граф Я.Ю.,

с участием истца Уткина В.И.,

представителя истца адвоката Косыревой О.Ю., действующей на основании ордера,

ответчиков Мишиной Н.И., Константиновой О.С.,

рассмотрев в предварительном судебном заседании гражданское дело по иску Уткина В.И. к Мишиной Н.И., Константиновой О.С. о признании договора дарения доли в домовладении в части недействительным, прекращении права собственности, включении доли в домовладении в наследственную массу,

Установил:

Истец обратился в суд с иском к ответчикам Мишиной Н.И., Константиновой О.С. о признании договора дарения 42/100 доли в домовладении в части недействительным, прекращении права собственности, включении доли в домовладении в наследственную массу.

Исковые требования обоснованы тем, что он приходится сыном ФИО1, умершего <дата>. Его отцом ФИО1 и матерью ФИО4 в 1968 году было приобретено домовладение по адресу: <адрес>. Принадлежащая им доля в праве общей долевой собственности на указанное домовладение составляла 42/100 доли. Собственником указанной доли была его мать Уткина А.К., поскольку родители с января 1947 года состоят в зарегистрированном браке, указанная доля в домовладении являлась их совместной собственностью.

С 1968 года отец заболел хроническим психическим заболеванием в виде непрерывно-прогредиентной параноидальной шизофрении в стадии активного процесса с параноидным синдромом и отсутствием критики. Отец неоднократно обследовался и проходил курс лечения в стационарных условиях. Первые годы болезни он принимал назначенные ему лекарственные препараты, а за 15 лет до смерти перестал их принимать. Отец посещал врача-психиатра по месту своего жительства, состоял на учете, участковый врач-психиатр, также посещал отца с целью осмотра.

В мае 2005 года мать распорядилась их совместной собственностью, заключив договор дарения с ответчиками, согласно которому они стали собственниками принадлежащих 42/100 доли в домовладении.

Ему не было известно о совершенной сделке, так как родители продолжали проживать в указанном домовладении. О данной сделке он узнал летом 2009 г. во время произошедшей ссоры, в результате которой ответчики предложили родителям освободить домовладение, поскольку они являются собственниками, и мать обратилась к нему за советом.

Впоследствии выяснилось, что при заключении указанной сделки, было получено нотариально удостоверенное согласие отца без медицинского освидетельствования врачом-психиатром. Полагает, что согласие отца на данную сделку получено незаконно, так как при его заболевании он не мог руководить своими действиями и предвидеть всех последствий, которые привели к распоряжению его 21/100 долей в совместном имуществе супругов. Кроме того, на момент совершения сделки отцу исполнилось 80 лет и такое медицинское освидетельствование рекомендовано проходить всем гражданам, достигшим указанного возраста.

Указанная сделка нарушила права и законные интересы отца, находившегося в беспомощном состоянии в силу болезни, поскольку он не мог распоряжаться своими действиями и отдавать им отчет. Так как он не являлся на тот момент заинтересованным лицом по оспариванию указанной сделки и мог действовать только в интересах отца и от его имени. В защиту интересов родителей он, обратился за юридической помощью и ему рекомендовали оформить над отцом опеку для защиты его прав.

<дата> Октябрьским районным судом г. Саратова его отец был признан недееспособным. В ходе рассмотрения данного гражданского дела была назначена и проведена судебно-психиатрическая экспертиза, которая пришла к выводу о его необратимой болезни, развивающейся с 1968 года, и подтвержден, поставленный ранее диагноз. Также было установлено, что в силу особенностей течения данного заболевания у отца присутствуют бред, ложные умозаключения, в связи с чем он искаженно воспринимает действительность, и ему трудно объективно оценивать ситуацию. Кроме того экспертами был сделан вывод о том, что он не может понимать значение своих действий, и нуждается в установлении опеки над ним. Он, выступая в судебном заседании, выразил свое желание быть опекуном отца. С момента вступления указанного решения в силу, и назначения его опекуном, он в соответствии со ст. 171 ч. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ) мог бы признать в его интересах указанную сделку недействительной. Однако, <дата> отец умер и опекун назначен не был. После смерти отца он является наследником по закону и заинтересованным лицом по делу, поскольку указанный договор дарения нарушает его права и законные интересы. Таким образом, срок исковой давности для защиты его права, как наследника, после смерти отца, истекает <дата>.



В связи с чем истец на основании ст. ст. 168, 177 ч. 1 ГК РФ просит признать договор дарения 42/100 доли в праве общей долевой собственности в домовладении по адресу: <адрес>, заключенный между Уткиной А.К. и Мишиной Н.И., Константиновой О.С., недействительным в части 21/100 доли, прекратить у Мишиной Н.И. и Константиновой О.С. право собственности на 21/100 доли в домовладении, включить в наследственную массу, после смерти ФИО1, умершего <дата>, 21/100 доли в домовладении.

Поскольку ответчики в порядке подготовки дела к судебному разбирательству заявили о пропуске истцом срока на обращение в суд за разРешением спора, рассмотрение заявления ответчиков о пропуске истцом срока назначено к рассмотрению в предварительном судебном заседании согласно ч. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ).

В судебном заседании ответчики Мишина Н.И., Константинова О.С. поддержали заявленное ходатайство о пропуске ответчиком срока на обращение в суд, мотивируя тем, что о совершенной сделке истцу стало известно в 2005 г.

Истцом Уткиным В.И. в судебном заседании заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока исковой давности со ссылками на ст. ст. 205, 201 ГК РФ, мотивированное тем, что наследодатель в силу своего состояния здоровья не мог осознавать характер своих действий и руководить ими, ему не было известно о совершенной сделке и её последствиях, в связи с чем данный срок пропущен ФИО1 по уважительной причине и подлежит восстановлению. Его (Уткина В.И.) права нарушены, поскольку он является наследником по закону и о совершенной сделке он узнал весной или летом 2009 г.

В судебном заседании представитель истца адвокат Косырева О.Ю., поддержала мнение истца.

Третье лицо Уткина А.К. о времени и месте судебного заседания извещалась надлежащим образом, в судебное заседания не явилась, возражений суду не представила, не просила о рассмотрении дела в её отсутствие.

Представитель третьего лица Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области о времени и месте судебного заседания извещался надлежащим образом, в судебное заседание не явился, о причинах неявки суду не сообщил, представил письменный отзыв с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие.

Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя третьего лица и третьего лица, поскольку о слушании дела лица, участвующие в деле извещены надлежащим образом.

Суд, выслушав объяснения истца, представителя истца, ответчиков, показания свидетелей, исследовав материалы дела, оценив доказательства наличия уважительных обстоятельств и причин пропуска срока обращения в суд, считает необходимым отказать в восстановлении срока на обращение в суд о признании сделки недействительной и в удовлетворении заявленных исковых требований в целом по следующим основаниям.

В соответствие с ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

В силу ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом.

Из ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации следует, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации, ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданское судопроизводство осуществляется на основе равенства и состязательности сторон. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которых она основывает свои требования и возражения.

Согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.



Как установлено судом, подтверждено материалами дела и не оспаривалось сторонами <дата> был заключен брак между ФИО1 и Уткиной А.К. <дата> между ФИО2 и Уткиной А.К. заключен договор купли-продажи дома, расположенного по адресу: <адрес>. Учитывая, что домовладение приобретено в период брака, оно является совместной собственностью супругов.

<дата> между Уткиной А.К. (дарителем) и Мишиной Н.И., Константиновой О.С. (одаряемыми) заключен договор дарения 42/100 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>. Согласно условиям договора даритель подарил и передал одаряемым безвозмездно без всякой встречной передачи вещей и прав либо встречных обязательств со стороны последних, а одаряемые приняли в общую долевую собственность, в равных долях каждый, 42/100 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный на земельном участке площадью 1079 кв.м., по адресу: <адрес>. Из условий договора также следует, что в отчуждаемой доле в праве общей долевой собственности на жилой дом зарегистрирован даритель, одаряемые, а так же ФИО1 1925 года рождения. При этом даритель гарантировал, что передаваемая одаряемым доля в праве общей долевой собственности на жилой дом является свободной от любых прав третьих лиц и даритель дарит указанную недвижимость с согласия супруга.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова от <дата> в иске Уткиной А.К. к Мишиной Н.И. о признании недействительным договора дарения 42/100 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный на земельном участке площадью 1079 кв.м., находящиеся по адресу: <адрес> части дарения доли дома Мишиной Н.И., применении последствий недействительности сделки и возврате 21/100 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный на земельном участке площадью 1079 кв.м., находящихся по адресу: <адрес> отказано.

На основании решения Октябрьского районного суда <адрес> от <дата> ФИО1, <дата> года рождения, проживающий по адресу: <адрес>, признан недееспособным.

<дата> ФИО1 умер, что подтверждается свидетельством о смерти от <дата>

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Как следует из ст. 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В этой связи юридически значимым для дела является выяснение наличия уважительных обстоятельств пропуска указанного в законе годового срока со дня когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Истцом в обоснование заявления о восстановлении пропущенного срока исковой давности указано, что в силу заболевания наследодателю не было известно о совершенной сделке и её последствиях и им данный срок пропущен по уважительной причине, поэтому подлежит восстановлению в соответствии со ст. ст. 181, 201, 205 ГК РФ.

В соответствии со ст. 201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Из положения данной нормы права следует, что начавшееся течение срока исковой давности продолжается и при перемене лиц в обязательстве.

Как следует из ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

По смыслу ст. 205 ГК РФ исковая давность восстанавливается исключительно при совокупности трех условий: заявить требования о восстановлении срока может только истец-гражданин; причины пропуска должны иметь место в последние 6 месяцев срока, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности; суд признает причину пропуска уважительной по обстоятельствам, связанным с личностью истца.

При этом отсутствие одного из условий исключает возможность восстановления срока исковой давности в порядке ст. 205 ГК РФ. Второе условие восстановления срока исковой давности связано со временем наступления обстоятельства, признаваемого судом уважительным. Причины пропуска должны иметь место в последние шесть месяцев срока, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Не являются основанием для удовлетворения заявления о восстановлении срока доводы истца о наличие у наследодателя заболевания, вследствие которого он не мог осознавать характер своих действий и руководить ими, поскольку судом установлено, что оспариваемая сделка была заключена <дата>, ФИО1 признан недееспособным на основании решения суда <дата>, соответственно на момент совершения сделки он обладал и правоспособностью и дееспособностью. Доказательств того, что заболевание ФИО1 препятствовало ему самостоятельно обратиться в суд с иском и оспорить сделку, суду не представлено.

Более того, из решения Октябрьского районного суда от <дата>, которым в удовлетворении требований Уткиной А.К. к Мишиной Н.И. об оспаривании договора дарения было отказано, следует, что истец Уткин В.И. представлял по доверенности интересы ФИО3, супруга истца - Свидетель 2 при рассмотрении дела была допрошена в качестве свидетеля, из показаний которой следует, что о сделке ей стало известно в мае 2005-2006 г., из чего следует, что семье Уткиных было известно о совершенной сделке.

Не являются основанием для удовлетворения заявления и показания допрошенных в качестве свидетелей Свидетель 2 и Свидетель 1, поскольку их показания также не свидетельствуют об уважительности причин пропуска истцом срока на обращение в суд.

Приведенные истцом доводы и причины пропуска срока были судом проверены, однако они не могут быть положены в основу решения суда о восстановлении процессуального срока на обращение в суд, как не основанные на законе, поскольку не являются уважительными, так как не препятствовали ни ФИО1, ни истцу в установленный законом срок обратиться в суд с иском о восстановлении нарушенного права. При этом Уткин В.И. имел и право, и реальную возможность после смерти отца, в течение шести месяцев обратиться в суд с иском, несмотря на это истец обратился в суд с требованиями по истечении срока исковой давности.

В силу абз. 2 ч. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает Решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

В связи с изложенным выше, суд считает необходимым отказать Уткину В.И. в удовлетворении исковых требований к Мишиной Н.И., Константиновой О.С. о признании договора дарения 42/100 доли в праве общей долевой собственности в домовладении по адресу: <адрес>, заключенного между ФИО4 и Мишиной Н.И., Константиновой О.С., в части недействительным, прекращении у Мишиной Н.И. и Константиновой О.С. права собственности на 21/100 доли в домовладении, включении 21/100 доли в домовладении в наследственную массу после смерти ФИО1 в силу абз. 2 ч. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении заявления Уткина В.И. о восстановлении пропущенного срока исковой давности на обращение в суд отказать.

В удовлетворении исковых требований Уткина В.И. к Мишиной Н.И., Константиновой О.С. о признании договора дарения 41/100 доли в праве общей долевой собственности в домовладении по адресу: <адрес>, заключенный между ФИО4 и Мишиной Н.И., Константиновой О.С., в части недействительным, прекращении у Мишиной Н.И. и Константиновой О.С. права собственности на 21/100 доли в домовладении, включении 21/100 доли в домовладении в наследственную массу после смерти ФИО1 отказать.

Решение может быть обжаловано в Саратовский областной суд в течение 10 дней со дня изготовления решения суда в окончательной форме.

Мотивированное Решение суда изготовлено <дата>

Судья: подпись