Решения районных судов

О компенсации морального вреда. Решение от 03 июня 2011 года № 2-1003/11. Саратовская область.

Октябрьский районный суд г. Саратова в составе:

председательствующего судьи Филатовой В.Ю.,

при секретаре Граф Я.Ю.,

с участием истца Варламова К.В.

представителя ответчика Ермолаевой О.В., действующей на основании доверенностей,

представителя третьего лица ФБУ ИК-13 ГУФСИН России по Саратовской области Гуляна А.С., действующего на основании доверенности,

старшего помощника прокурора Прокофьевой Т.Ю., действующей на основании доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Саратове гражданское дело по иску Варламова К.В. к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению федерального казначейства по Саратовской области о компенсации морального вреда,

Установил:

Варламов К.В. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации с требованиями о компенсации морального вреда.

Определением суда от <дата>, на основании ч. 2 ст. 40 Гражданского процессуального кодекса Российской федерации (далее по тексту - ГПК РФ), судом в качестве ответчика привлечено Управление федерального казначейства по Саратовской области.

Исковые требования обоснованы тем, что Приговором Саратовского областного суда от <дата> он был осужден по п. п. «ж, к» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - УК РФ) с применением п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, ст. 62 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. В декабре 2004 г. он был переведен в <адрес>.

Частью 1 статьи 62 УК РФ на момент вынесения Приговора было закреплено, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 г. были внесены изменения в ст. 62 УК РФ, согласно которым, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части УК РФ.

В ноябре 2009 г. он направил ходатайство в Энгельсский районный суд Саратовской области о приведении Приговора в соответствие с действующим законодательством.

Постановлением Энгельсского районного суда Саратовкой области от <дата> ему было отказано в удовлетворении ходатайства о приведении Приговора Саратовского областного суда от <дата> в соответствие с действующим законодательством. На данное Постановление <дата> им была подана кассационная жалоба в судебную коллегию по уголовным делам Саратовского областного суда. Однако по вине администрации колонии жалоба была подана с нарушением установленного срока на обжалование. Постановлением Энгельсского районного суда Саратовской области от <дата> указанная кассационная жалоба оставлена без рассмотрения. После этого им была подана еще одна кассационная жалоба на указанное Постановление через Саратовский областной суд, после чего срок на подачу жалобы ему был восстановлен по тем основаниям, что срок был пропущен не по его вине, а по ошибке администрации колонии, которая не указала дату приема жалобы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от <дата> Постановление Энгельсского <данные изъяты> от <дата> в отношении него было отменено в связи с ошибочным выводом суда об отсутствии оснований для применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции ФЗ от <дата> и материал направлен на новое судебное разбирательство в тот же суд.

Постановлением <данные изъяты> от <дата> его ходатайство о приведении Приговора в соответствие с действующим законодательством было признано обоснованным и удовлетворено. Суд Постановил считать его осужденным по Приговору Саратовского областного суда от <дата> по п. п. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии. В связи с вынесением данного постановления он был освобожден <дата> из <данные изъяты> в связи с отбытием наказания. Таким образом, он должен был быть освобожден из колонии <дата>, поскольку срок 6 лет 8 месяцев истекал именно <дата>, однако из-за допущенной ошибки фактически он был освобожден только <дата> Он содержался в <данные изъяты> незаконно с <дата> по <дата>, то есть 7 месяцев 19 дней.

Указанными выше действиями ему причинён моральный вред, который он оценивает в сумме 500 000 рублей, поскольку находился в колонии в течение более семи лет, за это время он осознал свою вину и полностью раскаялся в содеянном. В связи с принятием закона у него была возможность раньше освободиться из мест лишения свободы, он мог устроиться на работу, заключить брак, регистрация которого планировалась им на конец декабря 2009 г., то есть на примерное время освобождения из колонии. Однако из-за произошедшей ошибки он смог заключить брак лишь в марте 2010 г., кроме того, он испытывал сильные душевные страдания, связанные с переживаниями по поводу незаконного содержания в колонии.

В связи с чем истец, на основании ст. ст. 151, 1070, 1071, 1099-1101 ГК РФ просит суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 500000 рублей.

Истец Варламов К.В. в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, просил удовлетворить по вышеизложенным основаниям.

Представитель Министерства Финансов Российской Федерации и Управления Федерального казначейства по Саратовской области Ермолаева О.В., действующая на основании доверенности, в судебном заседании просила в иске отказать, по тем основаниям, что исходя из положений действующего законодательства, регламентирующего право на реабилитацию, у Варламова К.В. отсутствует право на компенсацию морального вреда, поскольку из мест лишения свободы он освободился по отбытии наказания, а не по реабилитирующим основаниям. Кроме того, истцом не представлено доказательств, обосновывающих факт причинения ему физических либо нравственных страданий, наступления для него негативных последствий, причинения морального вреда, а также причинно-следственной связи между незаконными действиями должностного лица и наступившими последствиями.

В судебном заседании представитель третьего лица ФБУ ИК-13 УФСИН России по Саратовской области Гулян А.С., действующий на основании доверенности, просил отказать в удовлетворении заявленных требований, мотивируя тем, что права истца действиями учреждения не нарушены.

Представитель третьего лица Управления Судебного департамента в Саратовской области о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, в судебное заседание не явился, представил письменное заявление о рассмотрении дела в его отсутствии.

Представитель третьего лица прокуратуры Саратовской области, действующая на основании доверенности Прокофьева Т.Ю., в судебном заседании пояснила, что заявленные исковые требования подлежат частичному удовлетворению, и компенсация морального вреда подлежит взысканию с учетом разумности и справедливости.

Суд считает возможным в силу ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ) рассмотреть дело в отсутствие не явившихся представителей третьих лиц.

Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, приняв на обозрение материалы уголовного дела, считает исковые требования Варламова К.В. подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации, ст. 56 ГПК РФ гражданское судопроизводство осуществляется на основе равенства и состязательности сторон; каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

В силу ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как установлено судом, подтверждено материалами дела и не оспаривалось сторонами в судебном заседании, Приговором <данные изъяты> от <дата> Варламов К.В. <дата> г.р., был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ и ему назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии. При назначении наказания судом учтены смягчающие вину обстоятельства, в связи с чем наказание назначено по правилам ст. 62 УК РФ.

В связи с принятием Федерального закона от <дата> были внесены изменения в ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В ноябре 2009 г. Варламов К.В. обратился в <данные изъяты> с ходатайством о приведении вышеуказанного Приговора в соответствие с действующим законодательством.

Постановлением <данные изъяты> от <дата> Варламову К.В. в удовлетворении ходатайства о приведении Приговора <данные изъяты> от <дата> в соответствие с действующим законодательством отказано. Основанием к отказу в удовлетворении ходатайства послужило то обстоятельство, что Варламов К.В. Приговором Саратовского областного суда от <дата>3 г. осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж, к» УК РФ (в редакции закона от <дата> № 63-ФЗ), санкция которого предусматривает пожизненное лишение свободы, в связи с чем положения ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции нового закона в отношении него не применимы.

Варламовым К.В. на Постановление <данные изъяты> от <дата> была подана кассационная жалоба, которая Постановлением <данные изъяты> от <дата> была оставлена без рассмотрения в связи с пропуском установленного срока на обжалование.

Постановлением <данные изъяты> от <дата> Варламову К.В. восстановлен пропущенный срок для обжалования постановления <данные изъяты> от <дата> Причиной восстановления срока явилось то, что из содержания кассационной жалобы Варламова К.В., поступившей в Саратовский областной суд следует, что направленная им жалоба в <данные изъяты>, была подана в специальную часть администрации учреждения <дата>, о чем в жалобе отсутствует отметка учреждения. При указанных обстоятельствах, в связи с отсутствием сведений о дате приема жалобы администрацией учреждения и указанием даты ее составления <дата>, суд счел доводы осужденного не опровергнутыми.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам <данные изъяты> от <дата> Постановление <данные изъяты> от <дата> в отношении Варламова К.В. было отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе суда. Основанием отмены обжалуемого постановления послужило то, что суд пришел к ошибочному выводу об отсутствии оснований для применения к Варламову К.В. положений ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от <дата>, поскольку назначенное Приговором <данные изъяты> наказание превышает 2/3 максимально возможного срока лишения свободы.

Постановлением <данные изъяты> от <дата> ходатайство Варламова К.В. о приведении Приговора в соответствие с действующим законодательством было удовлетворено и суд Постановил считать его осужденным по Приговору <данные изъяты> от <дата> по п.п. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии. В связи с отбытием наказания Варламов К.В. был освобожден из <данные изъяты>.

В обоснование заявленных исковых требований истец ссылается на то, что вследствие вынесения судебного акта <дата>, который впоследствии был отменен, он незаконно отбывал наказание в местах лишения свободы с <дата> до <дата> Также обосновывая требования о компенсации морального вреда, истец ссылается на виновные действия администрации исправительного учреждения, по вине которой его кассационная жалоба была подана с нарушением установленного срока на кассационное обжалование.

В силу ст. 150 Гражданского Кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со ст. 2, 7, 8 Всеобщей декларации прав человека, принятой на третьей Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 года, каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенной настоящей Декларацией, без какого то ни было различия. Все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона. Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Из статьи ст. 45 Конституции Российской Федерации следует, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, каждый вправе защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом.

Судом установлено, что при рассмотрении ходатайства о приведении Приговора в отношении Варламова К.В. в соответствии с действующим законодательством <дата> <данные изъяты> была допущена ошибка, и суд необоснованно отказал Варламову К.В. в удовлетворении ходатайства, поскольку, как указывалось выше, наказание Варламову К.В. было назначено по правилам ст. 62 УК РФ, которая после внесения изменений, предусматривает назначение наказания не превышающего 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части УК РФ. При вынесении данного постановления судом не был учтен несовершеннолетний возраст истца, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих вину обстоятельств. Именно из-за ошибки при осуществлении правосудия, допущенной при приведении Приговора в соответствие <данные изъяты>, Варламов К.В. незаконно находился в местах лишения свободы с <дата> до освобождения согласно постановлению <данные изъяты> от <дата>, поскольку при правильном рассмотрении заявления истца <данные изъяты> он был бы освобожден в связи с отбытием наказания, учитывая, что при приведении Приговора в соответствие максимально возможное наказание составляет 6 лет 8 месяцев лишения свободы. Учитывая, что срок отбывания наказания по Приговору <данные изъяты> от <дата> был исчислен истцу с <дата>, Варламов К.В. при правильном рассмотрении дела, должен был освободиться <дата> Вместе с тем доводы истца о том, что он незаконно содержался под стражей с <дата> суд находит не обоснованными, по тем причинам, что обращение в суд с заявлением о приведении Приговора в соответствие с законодательством носит заявительный характер, а учитывая, что с таким заявлением истец, как указано в исковом заявлении и не оспаривалось в судебном заседании, обратился в суд в конце ноября 2009 г., данное обстоятельство нельзя поставить кому-либо в вину.

Учитывая изложенное, суд признает обоснованными требования истца, заявленные к Министерству Финансов Российской Федерации.

В силу ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В ст. 1070 ч.1 ГК РФ, предусматривающей обязанность возмещения вреда без наличия вины должностных лиц, отсутствует такое основание для возмещения вреда как незаконное нахождение в местах лишения свободы в результате допущенной ошибки при осуществлении правосудия, в данном случае применима ст. 1070 ч. 2 ГК РФ.

Однако ч. 2 ст. 1070 ГК РФ в данном случае необходимо применять с учетом положений Постановления Конституционного суда РФ от 25 января 2001 года № 1-П, согласно п. 6 которого «вопросы компенсации ущерба, причиненного в результате нарушения права каждого на справедливое судебное разбирательство, урегулированы Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Согласно Конвенции каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (статья 6); если Европейский Суд по правам человека объявляет, что имело место нарушение положений Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право государства - участника допускает возможность лишь частичного возмещения, потерпевшей стороне в случае необходимости присуждается выплата справедливой компенсации (статья 41); если какое-либо лицо на основании окончательного решения было осуждено за совершение уголовного преступления и если впоследствии вынесенный Приговор был пересмотрен или это лицо было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то оно получает компенсацию согласно закону или практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине (статья 3 Протокола N 7). Из этих положений следует, что за ошибку суда, повлекшую вынесение Приговора, государство несет ответственность и обеспечивает компенсацию незаконно осужденному независимо от вины судьи. Вместе с тем Конвенция не обязывает государства - участники возмещать на таких же условиях (то есть за любую судебную ошибку, независимо от вины судьи) ущерб, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод ратифицирована Российской Федерацией, вступила в силу на ее территории и, следовательно, является составной частью ее правовой системы. При этом Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и обязалась привести правоприменительную, в том числе судебную, практику в полное соответствие с обязательствами Российской Федерации, вытекающими из участия в Конвенции и Протоколах к ней. Следовательно, оспариваемое положение пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации должно рассматриваться и применяться в непротиворечивом нормативном единстве с требованиями Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Иное расходилось бы с его действительным конституционно - правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, и привело бы вопреки требованиям статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации и воле федерального законодателя, ратифицировавшего Конвенцию, к блокированию ее действия на территории Российской Федерации».

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

На основании изложенных норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституции РФ, Постановления Конституционного суда о применении ст. 1070 ч. 2 ГК РФ суд полагает, что вред, причиненный Варламову К.В. незаконным нахождением его в местах лишения свободы по причине допущенной ошибки при осуществления правосудия подлежит возмещению и с ответчика следует взыскать компенсацию причиненного морального вреда.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального вреда определяется правилами, предусмотренными ст. ст. 1100,1101, 151 ГК РФ.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 Постановления от 20.12.94 г. № 12, разъяснил, что при временном ограничении или лишении каких-либо прав, гражданину не требуется представлять каких-либо специальных доказательств, подтверждающих перенесение им нравственных страданий, так как безусловным является то, что наличие данного факта означает перенесение гражданином нравственных страданий и, соответственно, причиняет моральный вред.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 Постановления от 20.12.94 г. № 12, разъяснил, что при временном ограничении или лишении каких-либо прав, гражданину не требуется представлять каких-либо специальных доказательств, подтверждающих перенесение им нравственных страданий, так как безусловным является то, что наличие данного факта означает перенесение гражданином нравственных страданий и, соответственно, причиняет моральный вред.

Незаконным нахождением в местах лишения свободы истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, заключенных в осознании нарушении его права на свободу. При этом отсутствие каких-либо доказательств не свидетельствует о не доказанности факта причинения нравственных страданий истца при содержании под стражей, так как лишение свободы всегда причиняет моральный вред, если только человек осознает, что он лишен свободы. Кроме того, вред причиненный нематериальным благам истца, предусмотренный Конституцией Российской Федерации, праву свободы передвижения, праву на труд, отдых, личную семейную тайну и тому подобное, что, по мнению суда, безусловно свидетельствует о перенесенных истцом нравственных и физических страданиях, то есть негативных изменениях в психофизической сфере.

При определении размера компенсации морального вреда судом учитывается личность истца, а также то, что незаконным нахождением в местах лишения свободы истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, заключенных в осознании нарушении его права на свободу.

Не являются основанием к удовлетворению требований доводы истца о виновных действиях администрации исправительного учреждения, по вине которой его кассационная жалоба была подана с нарушением установленного срока на кассационное обжалование, поскольку пропущенный срок на подачу жалобы истцу был восстановлен, что свидетельствует о восстановлении его нарушенного права.

Исходя из вышеизложенного, учитывая требования разумности и справедливости, а также то, что само осуждение Варламова К.В. к мере наказания в виде лишения свободы признано законным, суд считает необходимым взыскать с Министерства Финансов Российской Федерации в пользу Варламова К.В. в счет возмещения компенсации морального вреда 30000 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Взыскать с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Варламова К.В. в счет компенсации морального вреда денежные средства в сумме 30000 рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Саратовский областной суд через Октябрьский районный суд г. Саратова в течение 10 дней со дня изготовления решения в окончательном виде.

Мотивированное Решение суда изготовлено <дата>.

Судья: подпись