Решения районных судов

Приговор от 09 марта 2011 года № 1-7. Приговор от 09 марта 2011 года № 1-7. Брянская область.

Брянский районный суд Брянской области в составе:

председательствующего судьи Крыжановской Т.В.,

при секретаре судебного заседания Криштоп И.В.,

с участием

государственного обвинителя –

помощника прокурора Брянского района Дружининой А.М.,

защитника – адвоката Никольского К.В.,

подсудимого Макарчикова С.М.,

потерпевшего ФИО1,

представителя потерпевшего – адвоката Самарова Е.Л.,

гражданского истца Рубцовой С.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Брянского районного суда Брянской области уголовное дело по обвинению

Макарчиков С.М., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес>, <данные изъяты>, проживающего по адресу: <адрес>, <данные изъяты>,

в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ,

Установил:

Макарчиков С.М. совершил нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах.

ДД.ММ.ГГГГ, в <адрес> водитель Макарчиков С.М., управляя технически исправным автомобилем «<данные изъяты>», регистрационный знак №, без пассажиров, двигался по <адрес> в направлении <адрес> со скоростью около 108 км/ч, нарушая тем самым требования п. 10.1 часть 1 Правил дорожного движения, обязывающего водителя вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил, и п. 10.3 часть 3 Правил дорожного движения, согласно которому вне населенных пунктов разрешается движение легковым автомобилям на автомагистралях - со скоростью не более 110 км/ч, на остальных дорогах — не более 90 км/ч. В процессе движения водитель Макарчиков С.М., в нарушение п. 1.4 Правил дорожного движения, согласно которому на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств, и п. 9.1 Правил, согласно которому количество полос движения для безрельсовых транспортных средств определяется разметкой или знаками 5.8.1, 5.8.2, 5.8.7, 5.8.8, а если их нет, то самими водителями с учетом ширины проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов между ними, при этом стороной, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева, выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, где допустил наезд на пешехода ФИО5, который пересекал проезжую часть дороги справа налево относительно движения автомобиля. После совершения дорожно-транспортного происшествия водитель Макарчиков С.М., в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения, согласно которому при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан немедленно остановить и не трогать с места транспортное средство, съехал на обочину.

В результате дорожно-транспортного происшествия пешеходу ФИО18 были причинены телесные повреждения в виде сочетанной тупой травмы головы, туловища, конечностей с повреждением костей скелета и внутренних органов: крупноочагового кровоизлияния под мягкими мозговыми оболочками левой лобной доли головного мозга, кровоизлияния в мягких области слева и в о клетчатке левого глаза, с кровоподтеком век левого глаза, сгибательных непрямых переломов 4-7 ребер справа и 5 ребра слева по средне-ключичным линиям, с муфтообразными кровоизлияниями в мягких тканях вокруг переломов, разрывов лобкового симфиза и крестцово-подвздошного сочленения справа, с краевым разгибательным переломом задне-верхней оси правой подвздошной кости, с выраженным расхождением костей таза в области разрывов сочленений, обширного, диффузного кровоизлияния в мягких тканях лонной области, предпузырной клетчатке мочевого пузыря, передневнутренней поверхности левого бедра, в мягких тканях мошонки и полового члена, обширного кровоподтека промежности, бедер в верхней трети мошонки и полового члена, очаговых кровоизлияний в связочном аппарате органов брюшной полости, множественных ссадин левой половины лица передних поверхностей областей коленных суставов, внутренней поверхности правого голеностопного сустава и правой стопы, тыла левой кисти и задней поверхности левого предплечья. От травматического шока, в результате вышеуказанной сочетанной тупой травмы головы, туловища, ФИО5 скончался ДД.ММ.ГГГГ в МУЗ «<данные изъяты>». Все повреждения, характеризующие сочетанную тупую травму в своей совокупности, обычно у живых лиц, относятся к категории повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни в момент причинения. Между данной травмой и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Тем самым, Макарчиков С.М. нарушил требования п. 1.5 часть 1 Правил дорожного движения, согласно которому участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Подсудимый Макарчиков С.М. в судебном заседании свою вину в инкриминируемом преступлении признал и пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ он двигался по <данные изъяты>, управляя технически исправным автомобилем «<данные изъяты>», регистрационный знак №, со скоростью 90 кмчас. Примерно в ДД.ММ.ГГГГ, на расстоянии около 100 метров, он увидел на проезжей части дороги пожилого пешехода, смотрящего в противоположную от него сторону. Он Решил совершить маневр объезда пешехода с выездом на полосу встречного движения, подав перед этим пешеходу звуковой сигнал. Однако пешеход также стал пересекать проезжую часть дороги. Когда пешеход пересек середину проезжей части, он применил экстренное торможение. Когда он проехал мимо пешехода, он услышал сзади звук, посмотрев назад, увидел, что пешеход лежал на краю проезжей части. Он съехал на правую обочину, подбежал к пострадавшему, у которого на лице были кровоподтеки и кровь, затем вызвал сотрудников «<данные изъяты>» и милиции. Он и водитель автомобиля, ехавшего за ним, принимали участие в осмотре места происшествия, правильность изложенных в протоколе данных они удостоверили своими подписями. Он согласен с гражданским иском потерпевшего о взыскании материального ущерба, в части компенсации морального вреда считает, что иск должен быть удовлетворен в меньшем размере.

Вина подсудимого в совершении инкриминируемого преступления также установлена показаниями потерпевшего ФИО1, гражданского истца Рубцовой С.П., свидетелей ФИО6, ФИО7, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-автотехнической, судебно-медицинской экспертиз, другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Потерпевший ФИО1 – сын погибшего ФИО5 - в судебном заседании показал, что ДД.ММ.ГГГГ ему поступил звонок от матери, которая сообщила, что отец находится в реанимации <данные изъяты>. При общении с отцом в больнице тот пояснил, что находился на даче, расположенной в районе 1 км автодороги <адрес>. Примерно в ДД.ММ.ГГГГ подошел к вышеуказанной автодороге, чтобы перейти на другую сторону, при этом, посмотрев налево, увидел автомобили, находящиеся на большом расстоянии от него. После пересечения середины проезжей части дороги его сбила автомашина. Его отец вел здоровый образ жизни, не страдал никакими заболеваниями, в том числе опорно-двигательного аппарата, у него были хорошие зрение и слух, при переходе проезжей части дороги отец всегда соблюдал правила дорожного движения и осторожность. Смерть отца очень сильно сказалась на здоровье матери, которая в настоящее время проживает одна, кроме того, она лишилась значительной материальной поддержки, поскольку отец получал пенсию и работал. Для их семьи смерть отца тяжелая утрата, в этой связи он просит взыскать с подсудимого в пользу матери компенсацию морального вреда в размере 1000000 рублей, от взыскания в его пользу компенсации морального вреда в размере 1000000 рублей он отказывается; кроме того, он заявлял требования о взыскании с подсудимого материального ущерба в размере 75779 рублей 41 копейка – расходы на похороны, поскольку в ходе судебного заседания подсудимый частично возместил ему материальный ущерб в сумме 50000 рублей, он просит взыскать с него 25779 рублей 41 копейку; а также 40000 рублей – процессуальные издержки.

Гражданский истец Рубцова С.П. в судебном заседании дала аналогичные показания, подтвердила, что ДД.ММ.ГГГГ ее муж ФИО5 был доставлен в больницу в связи с телесными повреждениями, полученными при дорожно-транспортном происшествии. С его слов ей известно, что его на встречной полосе движения сбила машина, когда он переходил проезжую часть дороги. До смерти мужа они проживали вдвоем, в настоящее время она осталась одна, она лишилась близкого человека, который был для нее материальной и моральной опорой. Она просит взыскать с подсудимого в ее пользу в счет компенсации морального вреда 1000000 рублей.

Свидетель ФИО6 в судебном заседании показал, что ДД.ММ.ГГГГ, он, управляя автомобилем «<данные изъяты>», регистрационный знак №, двигался по автодороге <адрес>. Впереди в попутном направлении на расстоянии примерно 50 метров двигался легковой автомобиль, марку которого он не запомнил, а впереди вышеуказанного автомобиля на расстоянии еще примерно 50 метров двигался автомобиль «<данные изъяты>» под управлением подсудимого. Встречных автомобилей в тот момент не было. На расстоянии примерно 200 метров впереди по ходу своего движения он увидел на проезжей части дороги пожилого мужчину, который начал пересекать проезжую часть дороги в быстром темпе. Водитель движущегося впереди автомобиля «<данные изъяты>» подал звуковой сигнал и изменил направление движения влево, при этом полностью выехав на полосу встречного движения. Пешеход без остановки пересек середину проезжей части дороги и продолжал движение. Когда пешеход находился на середине встречной полосы движения, водитель автомобиля «<данные изъяты>» применил меры экстренного торможения, отчего на асфальте проезжей части дороги оставались отчетливо видимые следы. Не доходя до левого края проезжей части дороги, пешеход развернулся и сделал один шаг в противоположном направлении. Касание автомобиля с пешеходом произошло в районе между левыми передней и задней дверью. Пешеход упал на землю. Он остановил автомобиль и подбежал к пострадавшему, водитель автомобиля «<данные изъяты>» съехал на правую сторону проезжей части дороги. После приезда сотрудников милиции он участвовал в осмотре места происшествия, а также при проведении следственного эксперимента. В протоколах указанных действий все записано правильно, что он удостоверил своей подписью.

Свидетель ФИО7 в судебном заседании показала, что ДД.ММ.ГГГГ, она стояла на остановке общественного транспорта, расположенной на автодороге <адрес>. Она посмотрела в сторону <адрес> и увидела, что со стороны <адрес> приближающихся транспортных средств не было. Она увидела, что на расстоянии примерно 10 метров от пешеходного перехода проезжую часть дороги быстрым шагом пересекает пожилой мужчина. Затем она услышала продолжительный сигнал и увидела, что со стороны <адрес> на большой скорости по середине проезжей части дороги движется легковой автомобиль темного цвета, водитель которого совершил наезд на пешехода, находящегося в этот момент на расстоянии около 1,5 метра от края проезжей части дороги. Применял ли торможение водитель данного автомобиля, какой частью автомобиля и как в момент наезда мужчина был повернут к автомобилю, она не рассмотрела. Автомобиль, сбивший пешехода, остановился на противоположной обочине. В это же время остановился другой автомобиль светлого цвета, водитель которого подошел к водителю, совершившему наезд, и они оба подошли к пострадавшему. Затем она уехала на автобусе, и что было дальше, не видела.

Свидетели ФИО8, ФИО9, ФИО10 и ФИО11 в судебном заседании показали, что они знали погибшего ФИО5 на протяжении длительного времени, могут охарактеризовать его только с положительной стороны, кроме того, он всегда отличался особой осторожностью и внимательностью при переходе проезжей части дороги. Между членами семьи ФИО1 были хорошие, доверительные отношения, после смерти ФИО5 его жена ФИО2 осталась без материальной и моральной поддержки.

Объективно факт дорожно-транспортного происшествия подтверждается протоколом осмотра места происшествия и схемой к нему от ДД.ММ.ГГГГ, где зафиксированы обстановка на месте происшествия после ДТП, расположение места ДТП относительно границ проезжей части, следы торможения, механические повреждения транспортного средства (т.1 л.д. 5-9).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, ФИО5 были причинены телесные повреждения в виде сочетанной тупой травмы головы, туловища конечностей с повреждением костей скелета и внутренних органов: крупноочагового кровоизлияния под мягкими мозговыми оболочками левой лобной доли головного мозга, кровоизлияния в мягких области слева и в о клетчатке левого глаза, с кровоподтеком век левого глаза, сгибательных непрямых переломов 4-7 ребер справа и 5 ребра слева по средне-ключичным линиям, с муфтообразными кровоизлияниями в мягких тканях вокруг переломов, разрывов лобкового симфиза и крестцово-подвздошного сочленения справа, с краевым разгибательным переломом задне-верхней оси правой подвздошной кости, с выраженным расхождением костей таза в области разрывов сочленений, обширного, диффузного кровоизлияния в мягких тканях лонной области, предпузырной клетчатке мочевого пузыря, передневнутренней поверхности левого бедра, в мягких тканях мошонки и полового члена, обширного кровоподтека промежности, бедер в верхней трети мошонки и полового члена, очаговых кровоизлияний в связочном аппарате органов брюшной полости, множественных ссадин левой половины лица передних поверхностей областей коленных суставов, внутренней поверхности правого голеностопного сустава и правой стопы, тыла левой кисти и задней поверхности левого предплечья. От травматического шока, в результате вышеуказанной сочетанной тупой травмы головы, туловища, ФИО5 скончался ДД.ММ.ГГГГ в МУЗ «<данные изъяты>». Между указанными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Все повреждения, характеризующие сочетанную тупую травму в своей совокупности, обычно у живых лиц относятся к категории повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни в момент причинения. Данные повреждения могли сформироваться в результате столкновения движущегося автотранспортного средства с пострадавшим, то есть могло иметь место столкновение движущегося автотранспортного средства с пешеходом (л.д. 19-25).

Согласно акту медицинского освидетельствования №, у Макарчикова С.М. состояние алкогольного опьянения в момент дорожно-транспортного происшествия не установлено (т.1 л.д.11).

Согласно протоколу следственного эксперимента, проведенного с участием подсудимого Макарчикова С.М. и свидетеля ФИО6, было установлено время нахождения пешехода в опасной зоне; замечаний по определению места нахождения транспортных средств, места нахождения пешехода, темпу его движения у участвующих в эксперименте лиц не было (л.д. 76-79). Данные обстоятельства подтвердил допрошенный в судебном заседании следователь Фурса Ю.В.

Согласно заключению судебной автотехнической экспертизы, следам торможения колес автомобиля длиной 60,8 метра могла соответствовать скорость движения технически исправного автомобиля «<данные изъяты>», перед началом торможения, около 108 км/час. В данной дорожной ситуации водитель автомобиля «<данные изъяты>» имел техническую возможность избежать наезда на пешехода путем применения экстренного торможения в момент возникновения опасности для движения со скорости 108 км/час, рассчитанной экспертным путем. Тем более, водитель автомобиля имел техническую возможность избежать наезда на пешехода со скорости 90 км/час, максимально разрешенной скорости вне населенного пункта. В данной дорожной ситуации и при заданных исходных данных водителю автомобиля «<данные изъяты>» в своих действиях следовало руководствоваться требованиями п. 1.4, п. 1.5 часть 1, п. 9.1, п. 10.1 часть1 и п. 10.3 часть 1 Правил дорожного движения. С технической точки зрения действия водителя автомобиля «<данные изъяты>» не соответствовали требованиям пунктов: 1.4, 1.5 часть 1, 9.1, 10.1 часть 1 и 10.3 часть 1 ПДД. Данное несоответствие в действиях водителя автомобиля «<данные изъяты>» требованиям пунктов: 1.5 часть 1 и 9.1 ПДД находится в причинной с связи с данным происшествием, а имеющиеся несоответствие в действиях водителя автомобиля требованиям пунктов: 10.1 часть 1 и 10.3 часть 1 не находится в причинной связи с данным происшествием. При соблюдении водителем автомобиля «<данные изъяты>» требований пунктов: 1.4 и 9.1 ПДД наезда на пешехода не произошло бы (л.д. 95-97).

Допрошенный в судебном заседании эксперт Конов А.И. подтвердил выводы проведенной им автотехнической экспертизы. Оценивая заключение автотехнической экспертизы, с учетом того, что она проведена экспертом экспертно-криминалистического центра УВД по Брянской области, имеющим соответствующие высшее специальное образование и квалификацию, длительный стаж работы по экспертной специализации; на основании данных, полученных при осмотре места дорожно-транспортного происшествия, которые сторонами не оспаривались; ее выводы согласуются с другими материалами дела, суд считает заключение данной экспертизы обоснованным и принимает его в качестве достоверного и допустимого доказательства.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что водитель Макарчиков С.М., управляя ДД.ММ.ГГГГ автомобилем «<данные изъяты>», регистрационный знак №, двигаясь, в нарушение требований п. 10.1 часть 1, п. 10.3 часть 3 Правил дорожного движения, со скоростью, превышающей установленное ограничение; и, выезжая, в нарушение п. 1.4 и п. 9.1 Правил дорожного движения, на полосу, предназначенную для встречного движения, предвидел возможность наступления общественно-опасных последствий своих действий в виде дорожно-транспортного происшествия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий. В результате нарушения правил дорожного движения он допустил наезд на пешехода ФИО5, что повлекло по неосторожности смерть последнего. Совокупность нарушений Правил дорожного движения, допущенных Макарчиковым С.М., оказала влияние на правильность его ориентации в создавшейся обстановке и выборе приемов управления автомобилем, то есть находится в причинной связи с наступившими последствиями – дорожно-транспортным происшествием и смертью ФИО5

Проанализировав и оценив собранные по делу доказательства, признавая их достоверными, относимыми и допустимыми, суд приходит к выводу о виновности Макарчикова С.М. в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Суд квалифицирует действия Макарчикова С.М. по ч.3 ст.264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Макарчиков С.М. ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, по месту жительства и по месту работы он характеризуется положительно; в 1988-1989 годах выполнял задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Афганистана, за что награжден грамотой Президиума Верховного Совета СССР, а также медалью Республики Афганистан. Брянское областное отделение общероссийской общественной организации «<данные изъяты>» ходатайствует о назначении подсудимому наказания, не связанного с лишением свободы. Макарчиков С.М. имеет на иждивении малолетнего ребенка, взятого его семьей из детского дома, что является обстоятельством, смягчающим наказание. Отягчающих наказание подсудимого обстоятельств материалами дела не установлено.

При назначении подсудимому вида и размера наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления – отнесено законом к категории средней тяжести, данные о личности подсудимого, его состояние здоровья, мнение потерпевшего, частичное возмещение причиненного ущерба, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и условия жизни его семьи, и считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством.

С учетом данных о личности подсудимого суд считает, что его исправление возможно без реального отбывания наказания, в связи с чем назначает ему наказание в виде лишения свободы условно с применением ст. 73 УК РФ.

По данному делу потерпевшим ФИО1 заявлен гражданский иск о взыскании с подсудимого материального ущерба в сумме 75779 рублей 41 копейка – расходы на похороны; в сумме 40000 рублей – расходы на представителя в ходе предварительного следствия и судебного заседания; от гражданского иска о взыскании с подсудимого компенсации морального вреда ФИО1 отказался; гражданским истцом Рубцовой С.П. заявлен гражданский иск о взыскании с подсудимого компенсации морального вреда в размере 1000000 рублей.

Обсудив исковые требования, суд считает, что требования потерпевшего ФИО1 в части взыскания расходов на похороны в сумме 75779 рублей 41 копейка и в части взыскания процессуальных издержек в сумме 40000 рублей подтверждаются имеющимися в материалах дела документами - товарными чеками, закупочными актами, квитанциями, не оспариваются подсудимым и, с учетом того, что подсудимый частично возместил ущерб в сумме 50000 рублей, подлежат удовлетворению в сумме соответственно 25779 рублей 41 копейка и 40000 рублей. Гражданский иск ФИО1 в части взыскании компенсации морального вреда подлежит прекращению на основании ч.5 ст. 44 УПК РФ, в связи с отказом от иска.

Обсудив исковые требования ФИО2 о взыскании морального вреда, исходя из положений закона о соразмерности этих требований характеру и объему нравственных страданий, причиненных ФИО2 смертью близкого человека, а также с учетом требований разумности и справедливости, материального положения подсудимого, наличия у него на иждивении малолетнего ребенка, того, что преступление подсудимым совершено по неосторожности, в соответствии со ст.ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ, суд считает необходимым исковые требования ФИО2 о возмещении морального вреда удовлетворить в сумме 450000 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307 - 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Признать Макарчиков С.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное в виде лишения свободы наказание считать условным с испытательным сроком в 2 (два) года.

Обязать Макарчикова С.М. периодически являться на регистрацию в специализированный орган, осуществляющий контроль за его поведением, не менять без разрешения данного органа место жительства.

Меру пресечения Макарчикову С.М. до вступления Приговора в законную силу оставить прежнюю – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Взыскать с Макарчиков С.М. в пользу ФИО1 в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, 25779 (двадцать пять тысяч семьсот семьдесят девять) рублей 41 копейку; в счет возмещения процессуальных издержек – 40000 (сорок тысяч) рублей. Производство по гражданскому иску ФИО1 к Макарчикову С.М. о взыскании компенсации морального вреда прекратить на основании ч.5 ст. 44 УПК РФ, в связи с отказом от иска. Взыскать с Макарчиков С.М. в пользу ФИО2 компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, в размере 450000 (четыреста пятьдесят тысяч) рублей.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Брянский областной суд через Брянский районный суд в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы, осужденный в тот же срок вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Председательствующий судья Т.В. Крыжановская