Решения районных судов

Решение от 22 марта 2011 года № 2-1391/11. Решение от 22 марта 2011 года № 2-1391/11. Омская область.

Кировский районный суд г. Омска

в составе председательствующего судьи Бутаковой *.*. ,

при секретаре Афуриной *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Омске 22 марта 2011 г. гражданское дело по иску Мальцевой *.*. к Васильевой *.*. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей,

Установил:

Мальцева *.*. обратилась с иском в суд к Васильевой *.*. о взыскании 4 782 руб. материального ущерба, указав в обоснование, что ей принадлежит киоск, в котором работала ответчик. За период работы она присвоила денежные средства в размере 4 782 руб., которые обязалась выплатить до 01.11.2010 г., но не выплатила.

В судебном заседании Мальцева *.*. иск поддержала по изложенным в нем доводам. Дополнительно пояснив суду, что ответчик работала с 27.07.-02.10.10 года продавцом, сутки через сутки. С сентября как нашла другую работу, стала работать по плавающему графику и отработала несколько смен. Когда точно проводились 2 последних учета, она не помнит. Документы сохранились частично. Первый учет проводился числа 6-7 октября 2010 г., в нем принимали участие она и ответчик, и была выявлена недостача товара на сумму 7 702 руб. Второй учет проводился числа 08.10.10, в нем ответчик участия не принимала, т.к. к этому времени была уволена. А принимали участие другие продавцы: П, которая сейчас тоже уволилась, и тоже так и не заплатила недостачу, и Ш К, продолжающая работать. И снова выявили недостачу товара на сумму 4 000 руб. Поэтому она собрала всех на собрание 10.10.10 г., на котором приняли участие все три продавца, снова все пересчитали, и она Решила разделить недостачи так: первую недостачу на троих: нее саму, т.к. она тоже работала, когда некому было работать, ответчика и П, а вторую недостачу на 4-х: нее саму, ответчика, П и Шсе написали расписки, но П и ответчик так и не выплатили недостачу. Объяснительную по факту недостачи она с работников не брала, документы по 2-ому учету не сохранились.

Ответчик Васильева *.*. против иска возражала, пояснив суду, что сначала работала в паре с продавцом О сутки через сутки. Потом после ее увольнения в конце июля-начале августа она работала в паре с истцом, и где-то в середине августа устроилась на работу П, с ней они тоже работали сутки через сутки, А Ш устроилась приблизительно за неделю до ее увольнения, а она уволилась с 01.09.10 г. Но после увольнения она еще проработала около месяца, выходила на работу несколько раз, не меньше 3-х. При передаче смены, они товар не пересчитывали, а только проверяли кассу – остаток денежных средств. Действительно было проведено собрание, и она написала представленную ответчиком расписку, потому что писали все, но не согласна с размером взыскиваемой недостачи, т.к. во 2-ом учете участия не принимала, работала реже, чем все остальные, а по результатам первой недостачи не согласна с тем, что сумму недостачи распределили на троих, т.к. считает, что ее должны были распределить на 4-х, поскольку О, уволившаяся 26 или 27.07.2010 г., отработала смену полностью одна, а учет провели с утра. И неизвестно что она могла наделать за этот день.

Выслушав участников процесса, изучив представленные доказательства в их совокупности, судом установлено следующее.

Васильева *.*. работала у ИП Мальцевой *.*. в качестве продавца по трудовому договору от 27.07.2010 г. л.д. 5-9), уволена согласно приказу работодателя от 02.10.20 г. № 006 с 02.10.2010 г. л.д. ), согласно записи в трудовой книжке с 02.09.2010 г. л.д. ).

При этом из пояснений сторон спора следует, что с 03.09.2010 г. ответчик была трудоустроена постоянно по другому месту работы, что подтверждается записью в трудовой книжке, но в течение сентября продолжала выходить на работу к ИП Мальцевой *.*. по «плавающему» графику. Отработала согласно пояснениям ответчика не меньше 3-х смен, согласно пояснениям истца 1, 2 и 3.09 по пол-дня, 08.09 – сутки, в отношении оставшегося месяца истец сведениями не располагает, т.к. у нее не сохранилась тетрадь, по которой можно было бы отследить фактически отработанное время.



По правилам ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора (п.2 ч.1 ст. 243 ТК РФ).

Как установлено из пояснений сторон договор о материальной ответственности с работником Васильевой *.*. не заключался.

Ссылку истца на то, что материальная ответственность установлена трудовым договором суд признает несостоятельной, т.к. ни один из пунктов трудового договора соответствующего положения не содержит л.д. 5-9), более того, п.3.2.16 предусматривает обязанность работника заключить договор о полной материальной ответственности по первому требованию работодателя в соответствии с действующим законодательством, однако такой договор, как уже было указано, заключен не был.

Наличие в трудовом договоре п. 8.1.6, согласно которому работник несет ответственность за утрату, порчу и недостачу товаров и иных материальных ценностей в соответствии с действующим законодательством, не подтверждает, по мнению суда, факт заключения договора о материальной ответственности, поскольку в силу прямого указания закона, такой договор должен быть заключен с работником в соответствии с действующим законодательством, т.е. в виде отдельного письменного договора, содержащего в себе указание на то, является ли это договор об индивидуальной или коллективной (бригадной) ответственности (ст. 244 ТК РФ). При этом при коллективной (бригадной) ответственности возможно освобождение от материальной ответственности член коллектива (бригады), если он докажет отсутствие своей вины (ст. 245 ТК РФ).

Согласно Перечню должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключить письменный договор о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества и Перечню работ, при выполнении которых может вводиться коллективная (бригадная) ответственность зам недостачу вверенного работникам имущества, утвержденным Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 № 85, принятом во исполнение постановления Правительства РФ от 14.11.2002 № 823, с продавцами товаров может быть заключена как коллективная, так и индивидуальная материальная ответственность.

Статья 244 ТК РФ определяет, что под индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственностью понимается возмещение работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества.

Статья 245 ТК РФ предусматривает, что при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.

Таким образом, толкуя положения ст.ст. 244, 245 ТК РФ в их взаимосвязи, суд приходит к выводу, что возлагать обязанность на возмещением ущерба в полном объеме, причиненного работодателю работниками – членами одной бригады – возможно лишь при наличии коллективной (бригадной) материальной ответственности, т.е. при наличии письменного договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, который, как объективно установлено в судебном заседании, между истцом и ответчиками не заключался.



В порядке же индивидуальной материальной ответственности работник может отвечать за возмещение ущерба в полном объеме причиненного работодателю в результате совершения (не совершения) именно им конкретных действий, приведших к реальному уменьшению именно того имущества, которое было вверено ему работодателем. Однако, как объективно установлено в судебном заседании и не оспаривается сторонами, недостача была установлена в целом по киоску.

Кроме того, в соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В качестве доказательств наличия недостачи истцом представлена суду расписка от 11.10.2010 г. л.д. 7), согласно которой Васильева *.*. обязуется вернуть Мальцевой *.*. деньги в сумме 4 782 руб. в течение 14 дней.

Факт написания данной расписки ответчиком не отрицается, но при этом оспаривается правомерность взыскания данной суммы, поскольку работодателем по существу не установлен размер недостачи, подлежащей взысканию, то есть не установлен размер прямого действительного ущерба.

В нарушение ст. ст. 241, 242 ТК РФ доказательств образования ущерба истцом суду не представлено.

Представленные суду рукописные листки л.д. ) не могут быть приняты судом в качестве доказательства с достоверностью подтверждающих размер ущерба при проведении первой инвентаризации (или учета, как поясняют стороны), поскольку не содержит в себе даты ее проведения, периода, за который проводилась инвентаризация, подписи лиц, принимавших в ней участие, сведений о фактическом наличии товара, сведений об остатке товара на заданную дату согласно документам, и, соответственно, вывода о результатах самой инвентаризации: сведений о количестве недостающего товара, его наименовании, стоимости.

Доказательств подтверждающих размер ущерба при проведении второй инвентаризации, истцом суду не представлено, при этом пояснения истца о том, что соответствующих документов не сохранилось, не может служить основанием для освобождения работодателя от обязанности представлять суду доказательства в подтверждение заявленных требований. Более того, ответчик при проведении второй инвентаризации участия не принимала, что не отрицается ответчиком.

В соответствии со ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Из объяснений Мальцевой *.*. следует, что объяснительная ею не истребовалась, и по существу, как следует из ее пояснений, причины возникновения недостачи, работодателем не устанавливались.

Оценив изложенное в совокупности, а также принимая во внимание положения ст. 246 ТК РФ, согласно которой размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Мальцевой *.*. к Васильевой *.*. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, отказать.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд с подачей жалобы через Кировский районный суд г. Омска.

Председательствующий *.*. Бутакова.

Решение вступило в законную силу 05.04.2011 года