Решения районных судов

Приговор от 24 января 2011 года . Приговор от 24 января 2011 года № . Республика Башкортостан.

Салаватский районный суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Вахитовой Г.Д.,

с участием государственного обвинителя прокурора Салаватского района РБ Шакирова Д.Р.,

подсудимых В и Р,

защитника Валетдинова Р.Н., представившего удостоверение № 121 и ордер № 109507 серии 010 от 23 декабря 2010 года,

при секретаре Галимовой А.Р.,

а так же потерпевшей Д и ее представителя- адвоката Хайрисламовой Е.Р., представившей удостоверение №603 и ордер № 107014 серии 010 от 20 января 2010 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению:

В, родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> <адрес>, проживающего в <адрес> <адрес>, <данные изъяты>

в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ и ч.4 ст.264 УК РФ,

и Р, родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> <адрес>, проживающего в <адрес> <адрес>, <данные изъяты>



в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ,

Установил:

Около <данные изъяты> часов ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> <адрес>, В и Р, находясь в состоянии алкогольного опьянения, группой лиц по предварительному сговору неправомерно без цели хищения завладели находившейся во дворе их дома по <адрес> принадлежащей Х автомашиной марки № государственный регистрационный знак №, воспользовавшись незапертыми дверями данной автомашины, оставленными в его бардачке запасными ключами и тем, что Х спит в их доме, завели автомашину, выехали на нем в сторону д<адрес> <адрес> <адрес> и владели им в течении нескольких часов.

Группой лиц по предварительному сговору неправомерно завладев автомобилем без цели хищения, В и Р совершили преступление, предусмотренное п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ.

Около <данные изъяты> часов ДД.ММ.ГГГГ В, не имеющий права управления транспортным средством, управляя технически исправным автомобилем марки <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, принадлежащим Х на 3 километре автодороги «Мурсалим-Семеряковка» двигаясь со стороны с.Мурсалимкино Салаватского района РБ по направлению в с.Семеряковка Дуванского района РБ на территории Салаватского района РБ, в нарушение требований п.п.2.1.1, 2.7 и 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации – управляя в состоянии алкогольного опьянения автомобилем не имея прав управления транспортным средством категории «В», не учитывая особенности и состояние транспортного средства, дорожные условия, превысил скорость, не справился с рулевым управлением, допустил съезд в кювет и опрокидывание автомашины, в результате чего пассажир автомашины Б получил телесные повреждения относящиеся к тяжкому вреду здоровью, от которых скончался на месте происшествия.

Таким образом, В, управляя в состоянии алкогольного опьянения автомобилем нарушил требования п.п.2.1.1, 2.7 и 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, повлекшее по неосторожности смерть человека, то есть совершил преступление, предусмотренное ч.4 ст.264 УК РФ.

Суд, выслушав подсудимых, допросив потерпевшую, изучив материалы дела, находит полностью доказанной вину В и Р в совершении инкриминируемых им деяний, что подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании на условиях состязательности доказательств, представленных сторонами обвинения и защиты.

В судебном заседании подсудимые В и Р вину в предъявленном им обвинении (В.- по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ и ч.4 ст.264 УК РФ, а Р.- по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ) признали полностью, однако от дачи показаний в судебном заседании на основании ст.51 Конституции РФ отказались.

При этом, в ходе проверки показаний на месте в присутствии защитника подозреваемые В и Р подробно показали и рассказали как они ДД.ММ.ГГГГ совместно со двора своего жилого дома, расположенного по <адрес> <адрес> воспользовавшись тем, что Х спит в их доме, без разрешения последнего, взяв запасные ключи из бардачка машины, сели в его автомашину марки <данные изъяты> красного цвета и выехали со двора. При этом, В находился за рулем этой автомашины, а Р сел рядом на пассажирское сиденье. Несколько часов они катались на данной автомашине, останавливались возле магазина купить пиво и там посадили в машину Д. Около 23 часов В не справившись с управлением совершил опрокидывание автомашины, в результате чего пассажир Д скончался на месте происшествия. В порядке ст.ст.166, 217 УПК РФ при ознакомлении с протоколами проверки показаний на месте, а также после ознакомления с материалами уголовного дела от подсудимых и их защитника каких-либо заявлений не поступило (протокола проверок показаний на месте на л.д. 123-131-т.1, протокола ознакомления обвиняемых В и Р и их защитника с материалами дела на л.д.179,181 -т.1).

Приведенные показания подсудимых В и Р данные ими на предварительном следствии в ходе проверки показаний на месте, суд находит соответствующими действительности, поскольку они полностью согласуются с другими доказательствами по делу – последовательными показаниями потерпевшей, свидетелей, материалами дела. Данные показания получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, при этом им были разъяснены требования ст.51 Конституции РФ.



Так, допрошенная в судебном заседании потерпевшая Д показала, что она является матерью погибшему в результате дорожно-транспортного происшествия ДД.ММ.ГГГГ Д 01 октября 2010 года она со своими сыновьями ходила на день рождения Ф, отца подсудимых Р и В. Среди гостей был и их родственник Ф, который приехал на своей автомашине. На следующий день, когда она утром пошла на базар, Д оставался дома. Далее около 11 часов, когда она пришла домой, Д дома не было. Потом она пошла к Х, в это время Д был там. Около 15 часов она пошла домой, Д остался в доме Ф с его сыновьями В и Р. Поздно вечером к ним домой пришла Х и сообщила, что ее сын Д умер. Х также рассказала, что ее сыновья угнали автомашину Х, за рулем машины был ее сын В, машина перевернулась и в результате ДТП ее сын Д погиб. Кроме того, впоследствии как она выяснила, данную машину преследовали родители В и Р, и на большой скорости желая от них оторваться, машина за рулем которого сидел В перевернулась.Родители Хасановых сами спровоцировали это ДТП. Ее сын Д был спокойным, безобидным. После смерти Д ни подсудимые, ни их родители перед ней не извинились, мер к заглаживанию вины не предпринимали. Более того, со стороны отца Х были угрозы в ее адрес, а ее младший сын, который учиться вместе с сыном Х подвергается с его стороны побоям.

В судебном заседании свидетель Г показала, что она проживает в <адрес> РБ, вечером ДД.ММ.ГГГГ находилась на улице, когда увидела проезжающую мимо автомашину красного цвета. При этом, кто был за рулем той автомашины и сколько человек было в салоне она не видела.

По ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании на основании ч.3 ст.281 УПК РФ оглашены показания свидетеля Г где она показывала, что ДД.ММ.ГГГГ около <данные изъяты> часов она пошла встречать коров и в это время увидела автомашину красного цвета иностранного производства, которая ехала со стороны дома Хасанова Ф. За рулем той автомашины сидел В, рядом с ним его брат Р. Данная автомашина медленно проехала возле нее дальше по улице (л.д.54-55,т.1).

Противоречия в показаниях вышеприведенного свидетеля Хановой Г.М. в судебном заседании, суд расценивает как ее стремление облегчить участь подсудимых. В судебном заседании свидетель Х не смогла объяснить причину изменения ею своих показаний, при этом подтвердила, что в ходе следствия показания ею давались добровольно, без какого-либо давления, она их сама подписывала. Кроме того, противоречия в показаниях свидетеля Х суд находит не влияющими на доказанность вины подсудимых в инкриминируемых им деяниях.

В судебном заседании свидетель Ф показал, что он является отцом подсудимых В и Р. ДД.ММ.ГГГГ у него был день рождения. В гости приехал из <адрес> родственник жены Ф на своей автомашине <данные изъяты> красного цвета. На следующий день он узнал, что его сыновья без разрешения уехали на автомашине Х. Они стали искать их и через некоторое время увидели в кювете перевернутую автомашину Х, рядом стоял Р, В он не видел, на земле лежал труп Д. Его сыновья В и Р в тот день были в состоянии алкогольного опьянения. Об обстоятельствах произошедшего ДТП ему сыновья ничего не рассказывали.

В судебном заседании свидетель Х показала, что она ДД.ММ.ГГГГ работала продавцом в магазине в <адрес> <адрес> РБ, когда около 17 часов туда подъехала автомашина красного цвета иностранного производства. За рулем той машины сидел В, а рядом его брат Р. Купив пиво, они уехали. При этом, в окно она видела как к Х подошел Б Д и они немного поговорив, вместе уехали.

В судебном заседании свидетель Б показал, что погибший Б Д его брат. ДД.ММ.ГГГГ они ходили на юбилей Ф. У них во дворе он видел автомашину <данные изъяты> красного цвета одного из гостей. На следующий день поздно вечером к ним домой пришла В и сказала, что брат Д погиб, разбился на автомашине Х Ф, которым управлял ее сын В.

Как явствует из протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и фототаблиц к нему на л.д. 4-12,т.1 местом осмотра является участок на 3 километре автодороги «Мурсалим-Семеряковка» (место дорожно- транспортного происшествия), где в ходе осмотра обнаружен на земле на расстоянии 1,5 метров от проезжей части труп Б и автомашина марки <данные изъяты> со значительными механическими повреждениями ; данная автомашина с места происшествия изъята.

Как следует из заключений судебно-медицинской экспертизы за № 209а от 17 ноября 2010 года при обследовании трупа Д обнаружены повреждения- в виде закрытой тупой травмы груди; разрыв стенки грудного отдела аорты с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани; двухсторонний гемоторакс; ссадины области нижней челюсти слева, передней поверхности шеи, левой кисти. Вышеуказанные телесные повреждения прижизненны, возникли от действия тупых твердых предметов, характерные признаки которых в повреждениях не отобразились, не исключается при дорожно-транспортном происшествии 03 октября 2010 года, у живого лица опасны для жизни в момент причинения, относятся к тяжкому вреду здоровью и стоят в причинной связи со смертью. В момент получения телесных повреждений потерпевший мог находиться в положении сидя. Смерть Б наступила от геморрагического шока явившегося следствием закрытой тупой травмы груди с разрывом грудного отдела аорты, ткани легких (л.д.95-102, т.1).

Из протокола осмотра и проверки технического состояния транспорта следует, что в ходе осмотра автомобиля марки <данные изъяты> государственный регистрационный знак № обнаружены внешние повреждения - крыша, капот, крышка багажника, оба бампера, четыре крыла, четыре двери, оба порога, решетка радиатора, передние и задние фары, зеркала заднего вида, полная деформация кузова (л.д.13,т.1).

Вина подсудимых подтверждается и другими материалами дела, в том числе протоколом осмотра места происшествия от 19 ноября 2010 года и фототаблиц к нему (личного хозяйства Ф по <адрес>.<адрес> <адрес> РБ- в ходе которого установлено, что хозяйство огорожено забором, имеются ворота через которое осуществляется въезд во двор, между домом и баней есть площадка; рапортом инспектора ОГИБДД ОВД по <адрес> И об обнаружении признаков преступления; заявле Ф.И.О. ответственности Хасанова В.Ф. за неправомерное завладение его автомашиной марки<данные изъяты> государственный регистрационный знак № ; протоколом осмотра предметов от 18 ноября 2010 года- автомашины марки<данные изъяты> государственный регистрационный знак №, в ходе которого установлено, что автомашина имеет значительные механические повреждения и на момент осмотра технически неисправна, эксплуатации непригодна (л.д.64-68, 28,41,78-82 -т.1).

Анализ приведенных доказательств позволяет прийти к заключению, что они последовательны, согласуются между собой и полностью подтверждают вину В и Р в инкриминируемых им деяниях.

Исходя из изложенного содеянное В суд квалифицирует по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, и по ч.4 ст.264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем в состоянии алкогольного опьянения правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека; Р – по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору.

Потерпевшая Д заявила гражданский иск к В и Р о возмещении вреда в виде расходов, связанных с похоронами сына, судебных расходов и компенсации морального вреда, просила взыскать с В в счет возмещения материального вреда расходы по вскрытию трупа <данные изъяты> рублей, расходы по оплате услуг представителя <данные изъяты> рублей; с Р.- расходы по оплате услуг представителя – <данные изъяты> рублей. Кроме того, Д заявлены требования о компенсации морального вреда, за причиненные ей нравственные и физические страдания, оценив причиненный ей моральный вред действиями В в размере <данные изъяты> рублей, Р.- <данные изъяты> рублей.

По общему правилу, установленному ст.1064 ГК РФ ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред.

В порядке ч.2 ст.1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.

Лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы (ст.1094 ГК РФ).

Квитанцией по оплате расходов на подготовку трупа Б, <данные изъяты> года рождения к траурному обряду от 05 октября 2010 года на сумму <данные изъяты> рублей подтверждается факт понесения потерпевшей материальных расходов на погребение сына.

При таких обстоятельствах, требования истца о взыскании с В. расходов, связанных с похоронами сына в сумме <данные изъяты> рублей, суд находит обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Согласно ст.ст.1099-1101 ГК РФ и п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года № 10«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права. Либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и статьей 151 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ст.1099 ГК РФ).

В ст.151 ГК РФ закреплено, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. В соответствии с ч.2 ст.1101 размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

УПК РФ предоставляет потерпевшему право на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением (ст.44 УПК РФ).

Следовательно, правовая защита путем компенсации морального вреда устанавливается лишь для случаев, когда страдания являются последствием противоправного нарушения неимущественных прав или умаления других имущественных благ.

С учетом приведенных норм и положений ст.44 УПК РФ, суд находит обоснованными и подлежащими удовлетворению исковые требования потерпевшей Д о взыскании с подсудимого В компенсации морального вреда причиненного преступлением, и неподлежащими удовлетворению ее требования к Р о взыскании суммы компенсации морального вреда – <данные изъяты> рублей и судебных расходов <данные изъяты> рублей.

Обсуждая вопрос о компенсации морального вреда потерпевшей Д, суд признает ее доводы обоснованными и находит доказанным факт причинения ей в результате смерти сына морального вреда, выразившиеся в нравственных и физических страданиях. При этом суд учитывает, что возраст и пол потерпевшего (пережитые страдания, эмоциональную устойчивость к стрессовым ситуациям в таком возрасте), особенности личности потерпевшей; Д пережила стресс, испытывала и продолжает испытывать сильные душевные переживания по поводу смерти сына. Исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом требований разумности и справедливости, степени физических и нравственных страданий потерпевшей, на основании ст.151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ и ст.309 УПК РФ суд принимает Решение об удовлетворении заявленного иска о компенсации морального вреда Д и полагает определить сумму компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> рублей.

Взыскивая в пользу гражданского истца в качестве компенсации морального вреда денежную сумму в размере <данные изъяты> рублей, суд учитывает и реальные возможности причинителя вреда к возмещению вреда в указанном размере.

Требования Д о возмещении расходов на оплату услуг представителя в порядке п.9 ч.2 ст.131 УПК РФ подлежит удовлетворению, и исходя из требований разумности определяет размер подлежащего возмещению подсудимым В. судебных расходов в <данные изъяты> рублей.

При определении вида и меры наказания суд принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного В и Р преступлений и их личности – они молоды, по месту жительства характеризуются отрицательно (бытовые характеристики на л.д.147, 165- т.1), активно способствовали раскрытию преступления, что является смягчающим их вину обстоятельством.

Суд не находит оснований для признания в качестве смягчающего вину подсудимого В обстоятельством наличие малолетнего ребенка.

Судом установлено, что В мировым судьей судебного участка по <адрес> РБ признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.157 УК РФ- злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей (вступивший в законную силу Приговор от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 154-155).

Кроме того, в судебном заседании свидетель Ф отец подсудимого В подтвердил, что его сын В не работает, какой-либо материальной помощи своему ребенку не оказывает.

В отношении подсудимых обстоятельств отягчающих наказание по делу не усматривается.

С учетом вышеприведенного, обстоятельств дела, характеризующих данных в отношении Хасанова В и Хасанова Р, мнения потерпевшей, оснований для применения ст.ст.64, 73 УК РФ суд не находит и считает необходимым назначить подсудимым наказание в виде реального лишения свободы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 296, 299, 303-304, 307-309 УПК РФ, суд

Приговорил:

В признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ и ч.4 ст.264 УК РФ и назначить ему наказание по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ два года два месяца лишения свободы, по п. ч.4 ст.264 УК РФ три года лишения свободы.

В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определить В наказание три года шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, исчисляя срок отбывания наказания с 24 января 2011 года.

Р признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, исчисляя срок отбывания наказания с 24 января 2011 года.

Ранее избранную в отношении В и Р меру пресечения –подписку о невыезде- до вступления Приговора в законную силу изменить на заключение под стражу, взяв их под стражу в зале суда.

Взыскать с В в пользу Д в возмещение морального вреда <данные изъяты> рублей, материального вреда -<данные изъяты> рублей и судебные расходы <данные изъяты> рублей, всего взыскать <данные изъяты> рублей.

Д в иске к Р о взыскании суммы компенсации морального вреда и судебных расходов- отказать.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РБ в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденными – в тот же срок со дня вручения им копий Приговора.

Судья подпись Г.Д.Вахитова

Приговор вступил в законную силу 10 марта 2011 года.

Судья подпись Г.Д.Вахитова