Решения районных судов

Решение от 22 июня 2011 года . По делу А62-6170/2010. Смоленская область.

Решение

Дело № А62-6170/2010

г.Смоленск 22 июня 2011г.

Резолютивная часть решения объявлена 15 июня 2011г.

Полный текст решения изготовлен 22 июня 2011г.

Арбитражный суд Смоленской области в составе:

председательствующего по делу-судьи Кулешовой Т.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Остренковой Е.А.,

рассмотрев в судебном заседании арбитражного суда первой инстанции дело № А62-6170/2010

по иску общества с ограниченной ответственностью «Теплоэнергоремонт» (город Вязьма Смоленской области; ИНН 6722017300; ОГРН 1056708160838)

к обществу с ограниченной ответственностью «Смоленская региональная теплоэнергетическая компания «Смоленскрегионтеплоэнерго» (город Смоленск; ИНН 6730048214; ОГРН 1036758309719)



о взыскании 65637,21 руб.

и по встречному иску общества с ограниченной ответственностью «Смоленская региональная теплоэнергетическая компания «Смоленскрегионтеплоэнерго» (город Смоленск; ИНН 6730048214; ОГРН 1036758309719)

к обществу с ограниченной ответственностью «Теплоэнергоремонт» (город Вязьма Смоленской области; ИНН 6722017300; ОГРН 1056708160838)

о признании договора от 01.05.2010 № 53 незаключенным

при участии в судебном заседании:

от истца – Лакеева В.В.-директора (приказ о вступлении в должность от 24.05.2005 № 1/к); Аксенова М.В.-представителя (доверенность от 20.01.2011 № 1);

от ответчика – Дыка А.Г.-начальника юридического отдела (доверенность от 11.06.2011 № 344; Кочмаревой О.С.- юрисконсульта (доверенность от 21.02.2011 № 319); Юхимчук А.А.-начальника производственно-технического отдела (доверенность от 14.06.2011 № 346),

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «Теплоэнергоремонт» (далее– истец, исполнитель) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Смоленская региональная теплоэнергетическая компания «Смоленскрегионтеплоэнерго»» (далее – ответчик, заказчик) 65784,04 руб., в том числе: 65000,00 руб. основного долга за май, август, сентябрь 2010 года по договору от 01.05.2010 № 53; 784,04 руб. процентов за неисполнение денежного обязательства и 200,00 руб.расходов на получение сведений из единого государственного реестра юридических лиц в отношении ответчика.

До принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в суде первой инстанции, истец в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменил (уменьшил) размер исковых требований, сформулировав их в окончательном виде следующим образом: о взыскании 65000,00 руб. основного долга за июнь, август, сентябрь 2010 года по договору от 01.05.2010 № 53; 637,21 руб. процентов за просрочку исполнения денежного обязательства за календарный период с 26.07.2010 по 21.11.2010 с последующим начислением процентов по день его реального исполнения и 200,00 руб. расходов на оплату услуг представителя (заявление от 02.02.2011 № 17). Кроме того, истец просит взыскать с ответчика 10000,00 руб. расходов на оплату услуг представителя (заявление от 10.06.2011 б/н).



Измененные исковые требования приняты судом к рассмотрению по существу.

В письменном отзыве на иск ответчик заявил о своем намерении урегулировать спор путем заключения мирового соглашения исходя из суммы встречной задолженности истца в пользу ответчика. К отзыву на иск приобщен проект мирового соглашения в предлагаемой ответчиком редакции. В ходе судебного разбирательства по делу правовая позиция ответчика по предмету иска изменилась, т.к. он пришел к выводу об отсутствии у него денежных обязательств перед истцом на заявленную ко взысканию сумму. Проект мирового соглашения по делу ответчиком отозван.

В порядке статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик предъявил истцу встречный иск о признании договора от 01.05.2010 № 53 незаключенным либо о применении к нему последствий недействительности ничтожной сделки. При этом встречный иск содержит элементы отзыва на первоначальный иск, поскольку в его тексте содержатся не только доводы, приведенные ответчиком в обоснование своих требований по встречному иску, но и доводы, на которые он ссылается в порядке обоснования возражений на первоначальный иск. К элементам отзыва на первоначальный иск, в частности, относятся доводы ответчика о непредставлении истцом относимых и допустимых доказательств выполнения работ по договору от 01.05.2010 № 53 ввиду несоответствия актов приемки выполненных работ (оказанных услуг) за спорные расчетные периоды процессуальным критериям относимости и допустимости доказательств.

Встречный иск принят арбитражным судом для рассмотрения его совместно с первоначальным иском. Содержащиеся в тексте встречного иска элементы отзыва на первоначальный иск подлежат исследованию и оценке судом при принятии решения по первоначальному иску.

В порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец изменил (уточнил) предмет встречного иска, сформулировав его в окончательном виде следующим образом: о признании договора от 01.05.2010 № 53 незаключенным (заявление от 16.05.2011 № 664, л.д. 89-90, 2-ой том).

Измененные требования по встречному иску приняты судом к рассмотрению по существу.

Оценив доказательства и доводы, приведенные участвующими в деле лицами в порядке обоснования своих доводов и возражений, суд удовлетворяет (полностью) первоначальный иск и отказывает в удовлетворении (полностью) встречного иска по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между истцом и ответчиком в лице руководителя его Вяземского филиала, действовавшего в пределах предоставленных ему полномочий (пункты 5.2; 5.3; подпункт 7.2.6 пункта 7.2 Положения о Вяземском филиале ответчика-л.д.129-134, 1-ый том; генеральная доверенность руководителя Вяземского филиала от 09.06.2009 № 192-л.д.135, 1-ый том; пункт 3.1 Должностной инструкции директора Вяземского филиала-л.д.136-139, 1-ый том), заключен договор от 01.05.2010 № 53 (с приложениями).

Предметом договора является оказание истцом (исполнителем) в период с 01.05.2010 по 30.04.2011 возмездных услуг ответчику (заказчику) по техническому обслуживанию тепловых сетей и ЦТП поселка Юбилейный, ЦТП по улице Молодёжная, магистральных и квартальных сетей по улицам Юбилейная, Молодёжная, 1-ая Садовая в городе Вязьме в соответствии со списком обслуживаемых объектов (Приложение № 1-л.д.11, 1-ый том) (пункт 1.1 договора).

Перечень работ (услуг) по техническому обслуживанию тепловых сетей и ЦТП установлен в Приложении № 2 к договору (л.д 12, 1-ый том).

По своей юридической природе правоотношения сторон имеют квалифицирующие признаки договора возмездного оказания услуг и регулируются общими положениями обязательственного права (раздел III Гражданского кодекса Российской Федерации), а также специальными положениями главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В порядке исполнения своих договорных обязательств истец оказал заказчику комплекс договорных услуг по техническому обслуживанию перечисленных в договоре объектов на предъявленную ко взысканию сумму, о чем сторонами составлены двусторонние акты от 30.06.2010 № 6; 31.08.2010 № 8; 30.09.2010 № 10 (л.д.14, 19, 21, 1-ый том). При этом общая сумма задолженности в размере 65000,00 руб. сложилась из следующих составляющих: недоплата за техническое обслуживание за май 2010 года, отраженная сторонами в акте от 30.06.2010 № 6; задолженность за техническое обслуживание за август 2010 года в сумме 30000,00 руб. по акту от 31.08.2010 № 8 и за сентябрь 2010 года в сумме 30000,00 руб. по акту от 30.09.2010 № 10. Таким образом, несмотря на то, что в заявлении от 27.04.2011 б/н (л.д.54-55, 2-ой том) истец ставит вопрос о взыскании задолженности за июнь 2010 года в сумме 5000,00 руб., а также за август и сентябрь 2010 года из расчета по 30000,00 руб.за каждый месяц, фактически период взыскания, первоначально указанный истцом в исковом заявлении, остался неизменным (май, август и сентябрь 2010 года).

Статьей 779, частью 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик заказчик обязуется оплатить оказанные услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре.

Согласно пункту 3.1 раздела 3 договора оказанные услуги оплачиваются по согласованной сторонами цене (Приложение № 3).

Исходя из предусмотренного пунктом 2.4.1 договора принципа регулярности проведения технического обслуживания тепловых сетей и ЦТП, Приложением № 3 к договору установлена фиксированная стоимость помесячного технического обслуживания систем отопления в размере 30000,00 руб. в месяц (л.д.13, 1-ый том).

По соглашению сторон расчеты за оказанные услуги должны производиться до 25 числа месяца, следующего за отчетным. Основанием для их оплаты являются акты приемки выполненных работ (услуг) (пункты 3.2; 3.4 договора).

Таким образом, правовая обязанность по оплате оказанных услуг возникает у заказчика по факту подписания акта их приемки независимо от получения (неполучения) от исполнителя счета-фактуры, которая не входит в действующую систему форм безналичных расчетов и исходя из положений статьи Статья 169 Налогового кодекса Российской Федерации является документом, служащим основанием для применения заказчиком налоговых вычетов по совершенным товарообменным операциям. В силу специфики своей юридической природы счет-фактура не может влиять на исполнение покупателем (заказчиком) правовой обязанности по оплате полученных товаров (работ, услуг).

В нарушение обязательств по расчетам, вытекающих из положений закона и договора, обязательства по оплате оказанных услуг за спорные расчетные периоды ответчиком исполнены не в полном объеме, вследствие чего образовалась недоплата за май 2010 года в сумме 5000,00 руб.; за август и сентябрь 2010 года- на суммы, соответственно, по 30000,00 руб.за каждый месяц. Недоплата денежных средств за спорные расчетные периоды послужила основанием для обращения истца в арбитражный суд с требованием о принудительном взыскании имеющейся задолженности.

Согласно положениям статей 309-310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться каждой из сторон надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона; односторонний отказ от исполнения обязательства недопустим.

Доводы ответчика о несоответствии актов приемки выполненных работ (оказанных услуг) процессуальным критериям относимости и допустимости доказательств отклоняются судом по следующим основаниям.

Положения главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат правовой регламентации относительно порядка передачи оказанных услуг заказчику, т.к. исходя из специфики правоотношений по возмездному оказанию услуг предмет исполнения обязательств данного вида носит нематериальный характер и заключается в полученном заказчиком полезном эффекте от совершения исполнителем определенных действий либо от осуществления им определенных видов деятельности.

Между тем в пункте 3.2 раздела 3 договора стороны предусмотрели передачу заказчику оказанных услуг по акту, однако при этом не согласовали требования к содержанию актов приемки оказанных услуг, поэтому при оценке указанных документов необходимо исходить из общих требований к оформлению первичных учетных документов, содержащихся в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Учитывая, что в альбома Ф.И.О. учетной документации отсутствует унифицированная форма, посредством которой документируется оказание возмездных услуг в рамках гражданско-правового договора, такие документы могут составляться сторонами обязательства в произвольной форме с соблюдением обязательных реквизитов, перечисленных в части 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Акты, положенные истцом в основу требований по первоначальному иску, соответствуют критериям первичных учетных документов хозяйственных операций организации. Доводы ответчика об отсутствии в указанных актах информации об объеме, качестве, сроках оказания услуг, а также о конкретных действиях исполнителя отклоняются судом ввиду их несоответствия положениям закона и фактическим обстоятельствам дела, т.к. в актах от 30.06.2010 № 6; 31.08.2010 № 8; 30.09.2010 № 10 содержатся все обязательные реквизиты, предусмотренные частью 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». При этом в актах, составленных сторонами по результатам регулярного помесячного технического обслуживания, отражена необходимая информация об обслуживаемых объектах с указанием конкретного периода (месяца), в котором оно осуществлялось. В актах также указано, что в соответствующем периоде (месяце) работы (услуги) выполнены (оказаны) исполнителем в полном объеме в соответствии с условиями договора. Наличие в актах указания о том, что услуги оказаны на условиях договора, свидетельствует также и о том, что их исполнителем является непосредственно истец, т.к. по условиям договора регулярная помесячная деятельность по техническому обслуживанию объектов возложена именно на него. Исходя из содержания актов за спорные расчетные периоды, суд квалифицирует их в качестве надлежащих доказательств оказания исполнителем в каждом конкретном месяце всего комплекса договорных услуг в соответствии со списком обслуживаемых объектов (Приложение № 1 к договору), перечнем работ по техническому обслуживанию, содержащем детальную информацию о видах оказываемых помесячно услуг (т.е. о конкретных действиях исполнителя) (Приложение № 2). Отсутствие в двусторонних актах оговорки относительно недостатков оказанных услуг свидетельствует о том, что эти услуги соответствуют критериям качества, предусмотренным в пункте 4.1 раздела 4 договора. Довод ответчика о несоответствии критерию относимости доказательств акта приемки услуг за май 2010 года ввиду наличия в нем ссылки на договор субподряда от 01.03.2007 № 128 отклоняется судом, т.к. акт, на который ссылается ответчик, не входит в состав доказательственной базы по делу. Недоплата денежных средств в сумме 5000,00 руб. за услуги, оказанные в мае 2010 года, взыскивается исполнителем на основании двустороннего акта от 30.06.2010 № 6, в котором отражено не оспариваемое ответчиком на момент подписания этого акта наличие недоплаты за май 2010 года на указанную сумму.

Несмотря на то, что допустимыми доказательствами оказания договорных услуг являются только те документы, о которых идет речь в договоре ( в данном случае-акты приемки услуг), суд определениями от 31.03.2011, 11.04.2011 предложил истцу представить полный пакет своих организационно-распорядительных документов, относящихся к исполнению им договорных обязательств в спорные расчетные периоды.

В порядке исполнения определений арбитражного суда от 31.03.2011 11.04.2011 истец представил пакет дополнительных документов, относящихся к оказанию договорных услуг ответчику.

Ознакомившись с представленными документами, суд принимает в качестве дополнительных доказательств по делу наряды, выданные истцом своим рабочим бригадам на выполнение работ по обслуживанию систем отопления за периоды с 01.05.2010 по 31.05.2010; 01.09.2010 по 30.09.2010; 02.08.2010 (л.д.3, 4, 6, 7, 67-69- 2-ой том); акты на опрессовку теплотрасс от 02.08.2010, составленные истцом и ответчиком с участием представителя Вяземского завода железобетонных шпал (энергоснабжающей организации) (л.д.70-73, 2-ой том); расшифровку оказанных услуг за август 2010 года (л.д.66, 2-ой том); акт от 15.09.2010 на проведение гидравлических испытаний на прочность и плотность наружных тепловых сетей -л.д. 17, 2-ой том, а также справку от 05.03.2011 № 14/488 Вяземского завода железобетонных шпал-филиала открытого акционерного общества «Бетонные элементы транспорта» (л.д. 1, 2-ой том), являющегося для ответчика энергоснабжающей организацией, о том, что в период с 01.01.2010 по 30.09.2010 все мероприятия по обслуживанию тепловых сетей по спорному договору, включая оперативные переговоры, испытания тепловых сетей, ревизию, ремонты, замену участков тепловых сетей, работы по изоляции, производились непосредственно персоналом истца под руководством начальника его производственного участка.

Остальные документы, дополнительно представленные истцом по требованию арбитражного суда (наряды и расшифровки оказанных услуг, относящиеся к другим расчетным периодам-л.д.2, 5, 57, 58, 61, 62, 63, 2-ой том; выписки из ежедневника мастера участка-л.д.8-16, 2-ой том; акты на очистку трубной системы от 09.06.2010, 14.06.2010-л.д.59, 60, 2-ой том; акты на промывку трубопроводов от 30.07.2010-л.д. 64, 65, 2-ой том), отвергаются судом в качестве доказательств по делу ввиду их несоответствия процессуальным критериям относимости доказательств.

Суд также отвергает в качестве доказательств по делу представленные ответчиком документы о своих трудовых правоотношениях с работниками, которые, как он утверждает, фактически выполняли предъявленные истцом к оплате мероприятия по техническому обслуживанию тепловых сетей, т.к. в актах приемки оказанных услуг за спорные расчетные периоды персональный (пофамильный) состав исполнителей не указан. Кроме того, сам по себе факт работы в один и тот же период одних и тех же лиц в двух организациях на совместительской и иной не противоречащей закону основе не может быть квалифицирован как единственное и бесспорное доказательство выполнения комплекса договорных услуг не истцом, а собственными силами ответчика.

Судом также отвергаются представленная истцом копия постановления ОВД по Вяземскому району от 25.05.2011 об отказе в возбуждении уголовного дела по факту злоупотреблений со стороны должностных лиц ответчика и представленная ответчиком копия заявления истца от 08.04.2011 на имя начальника УВД по Смоленской области, т.к. указанные документы не соответствуют критериям допустимости доказательств и не влияют на результат рассмотрения дела.

При принятии решения по делу суд принимает во внимание, что правоотношения сторон по техническому обслуживанию объектов инженерной инфраструктуры, перечисленных в договоре от 01.03.2010 № 53, носят долгосрочный характер. До заключения указанного договора эти правоотношения регламентировались долгосрочным договором субподряда от 01.03.2007 № 128 (с дополнительными соглашениями). При этом ни на стадии заключения договоров, ни в процессе их последующего исполнения между сторонами не возникало разногласий и противоречий относительно предмета обязательства, сложившегося порядка сдачи-приемки оказанных услуг, а также самих расчетов за эти услуги.

По результатам исследования и оценки всей совокупности представленных по делу доказательств суд признает исковые требования по первоначальному иску законными и обоснованными (полностью).

Исковое требование по первоначальному иску о взыскании суммы основного долга в размере 65000,00 руб. за май, август и сентябрь 2010 года подлежит удовлетворению на основании статей 309-310, 711 и 781 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Проценты в сумме 637,21 руб. за неисполнение денежного обязательства начислены истцом на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации дифференцированно за каждый месяц, в котором допущена просрочка платежа, за общий календарный период с 26.07.2010 по 21.11.2011 (л.д.69, 1-ый том).

Методика и размер начислений являются правильными и не оспорены ответчиком.

Ходатайство о снижении процентов, равно как и доказательства явной несоразмерности примененной при их исчислении процентной ставки ответчиком не предъявлялись, поэтому с учетом практики применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, установленной Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2011 № 11680/10, правовые основания для уменьшения взыскиваемой суммы процентов отсутствуют.

При таких обстоятельствах требование по первоначальному иску о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки оплаты договорных услуг с последующим начислением процентов начиная с 22.11.2011 по день реального исполнения денежного обязательства также подлежит удовлетворению (полностью) на основании положений статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При разрешении встречного иска суд исходит из следующего.

В порядке обоснования требований по встречному иску ответчик ссылается выводы, содержащиеся в аудиторском заключении общества с ограниченной ответственностью «Аудиторская фирма «СТОРНО» от 15.03.2011, относительно несогласованности предмета договора от 01.05.2010 № 53 ввиду наличия в нем неопределенности в части объекта оказания услуг; неверного определения объема услуг вследствие необоснованного завышения в калькуляции, приобщенной к Приложению № 3 к договору, показателя протяженности обслуживаемых тепловых сетей; наличие в договоре и калькуляции противоречивых сведений о протяженности обслуживаемых тепловых сетей (согласно договору общая длина переданных на обслуживание тепловых сетей составляет 14560 погонных метров; по калькуляции- 15348 погонных метров; фактически-5835,8 погонных метров). Ответчик также ссылается на то, что истец необоснованно принял на обслуживание имущество, являющееся собственностью муниципального образования «Вяземское городское поселение», в отношении которого у Вяземского филиала ответчика отсутствовали полномочия на передачу в обслуживание третьему лицу. Ответчик полагает, что перечисленные нарушения являются основанием для признания договора незаключенным.

Между тем доводы ответчика по встречному иску не могут быть признаны судом законными и обоснованными по следующим основаниям.

В соответствии с положениями части 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Исходя из правового определения понятия договора возмездного оказания услуг, содержащегося в части 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, единственным существенным условием договора данного вида является его предмет. Таким образом, единственным законным основанием для признания такого договора незаключенным является отсутствие в договоре возмездного оказания услуг условия о его предмете либо недостижение сторонами соглашения по данному вопросу.

Как видно из текста договора (с приложениями), его предмет регламентирован в пункте 1.1 и в Приложении № 1 «Список обслуживаемых объектов» к договору. При этом параметры подлежащих обслуживанию объектов (протяженность тепловых сетей в погонных метрах) носят по отношению к самим объектам и определенной сторонами деятельности истца по их техническому обслуживанию акцессорный характер, являясь лишь физической характеристикой переданного на обслуживание объекта. С учетом изложенного довод ответчика о противоречивости сведений о протяженности обслуживаемых тепловых сетей как признаке неопределенности предмета договора отклоняется судом ввиду его необоснованности, т.к. предметом обслуживания являются именно перечисленные в договоре объекты, а не их физическая характеристика (параметры). Необходимо также иметь в виду, что стоимость технического обслуживания определена сторонами в Приложении № 3 к договору исходя исключительно из пообъектного перечня (списка), указанного в Приложении № 1. Помесячная стоимость обслуживания согласована сторонами с соблюдением положений части 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе усмотрения сторон при определении условий договора, не урегулированных законом или иными правовыми актами. Довод ответчика о том, что стоимость договорного обслуживания определена на основании не относящейся к делу калькуляции, отклоняется судом как не имеющий правового значения для принятия решения по делу, т.к. согласно пункту 3.1 договора цена (стоимость) обслуживания определяется только Приложением № 3 к договору. Указание на то, что системообразующим элементом при формировании договорной цены является калькуляция, в тексте договора и в Приложении № 3 к нему отсутствует. В процессе исполнения договора, в том числе и при взаиморасчетах сторон за другие расчетные периоды, ответчик не ставил вопрос о завышении объема обслуживания и о необходимости изменения в связи с этим стоимости договорных услуг. При таких обстоятельствах доводы ответчика о завышении показателя протяженности обслуживаемых тепловых сетей и, соответственно, стоимости договорного обслуживания, не могут рассматриваться в качестве доказательства несогласованности предмета договора.

Довод встречного иска о том, что на договорное обслуживание истцу было передано арендованное ответчиком муниципальное имущество, в отношении которого арендатор не имел распорядительных полномочий, отклоняется судом как не имеющий отношения к предмету встречного иска, однако и по существу указанный довод является незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Между сторонами отсутствуют разногласия относительно того, что объектом технического обслуживания по договору от 01.05.2010 № 53 является в том числе и арендованное ответчиком муниципальное имущество (объекты инженерной инфраструктуры-теплосети, теплотрассы, ЦТП и т.д).

В договоре аренды указанного имущества от 10.08.2009 № 12 (л.д.100-110, 1-ый том), заключенном между администрацией Вяземского городского поселения (арендодателем) и ответчиком (арендатором), определено, что целью аренды является обеспечение поставки (продажи) тепловой энергии и горячего водоснабжения (пункт 1.2 договора).

Согласно положениям статьи 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В соответствии с положениями части 2 статьи 616 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды.

Целью договора от 01.05.2010 № 53 является поддержание инженерной инфраструктуры, используемой ответчиком для тепло- и горячего водоснабжения, в технически исправном эксплуатационном состоянии посредством проведения регулярного (ежемесячного) технического обслуживания объектов этой инфраструктуры. Таким образом, указанный договор направлен в том числе и на надлежащее исполнение арендатором (ответчиком) своих обязанностей применительно к положениям части 2 статьи 616 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Положения параграфа 1 главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат законодательных ограничений относительно возможности привлечения арендатором третьих лиц для выполнения работ (оказания услуг), направленных на поддержание арендованного имущества в исправном состоянии.

При таких обстоятельствах передача арендованного имущества на техническое обслуживание истцу в целях поддержания этого имущества в надлежащем эксплуатационном состоянии не противоречит положениям законодательства об аренде и не может быть квалифицирована в качестве обстоятельства, свидетельствующего о несогласованности предмета договора от 01.05.2010 № 53.

Ссылка ответчика в обоснование встречного иска на аудиторское заключение общества с ограниченной ответственностью «Аудиторская фирма «СТОРНО» от 15.03.2011 отклоняется судом, поскольку все содержащиеся в этом заключении выводы по результатам правовой экспертизы договора от 01.05.2010 № 53, а также правовой оценки действий сторон при его исполнении положены ответчиком в обоснование требований по встречному иску (в полном объеме) и были исследованы и оценены судом в установленном процессуальном порядке при принятии решения по делу.

Аудиторское заключение общества с ограниченной ответственностью «Агентство оценки Ковалевой и компании» № 51-Э-11 СМК АОК04, представленное истцом в порядке процессуального опровержения аудиторского заключения общества с ограниченной ответственностью «Аудиторская фирма «СТОРНО» от 15.03.2011, отвергается судом в качестве доказательства по делу как не имеющее процессуального значения и не влияющее на результат рассмотрения дела.

Учитывая, что согласованное сторонами условие договора от 01.05.2010 № 53 (с приложениями) о его предмете содержат полную правовую определенность, правовые основания для удовлетворения встречного иска отсутствуют.

Расходы по уплате государственной пошлины по делу в полном объеме относятся на ответчика в порядке части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

первоначальный иск удовлетворить полностью.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Смоленская региональная теплоэнергетическая компания «Смоленскрегионтеплоэнерго» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Теплоэнергоремонт» 65637,21 руб., в том числе: 65000,00 руб. основного долга и 637,21 руб. процентов за просрочку исполнения обязательства за календарный период с 26.07.2010 по 21.11.2010 с их последующим начислением по действующей ставке рефинансирования начиная с 22.11.2010 по день реального исполнения денежного обязательства, а также 2625,48 руб. расходов по уплате государственной пошлины. Возвратить истцу из федерального бюджета 5,88 руб. излишне уплаченной государственной пошлины.

В удовлетворении встречного иска общества с ограниченной ответственностью «Смоленская региональная теплоэнергетическая компания «Смоленскрегионтеплоэнерго» к обществу с ограниченной ответственностью «Теплоэнергоремонт» о признании договора от 01.05.2010 № 53 незаключенным отказать полностью.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Двадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца после его принятия.

Судья Т.В.Кулешова