Решения районных судов

Определение от 25 января 2011 года № 33-21/2011. Определение от 25 января 2011 года № 33-21/2011. Томская область.

25 января 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Брагиной ЛА

судей Марисова АМ, Худиной МИ

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по кассационной жалобе истца Григорьева *.*. на Решение Кировского районного суда г.Томска от 11 октября 2010 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Григорьева *.*. к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Томской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного бездействием эксперта ОГУЗ БСМЭ С., выразившемся в не указании времени начала и окончания производства судебной экспертизы (экспертизы свидетельствуемого) №/__/ от 26 марта 2007 года, отказать».

Заслушав доклад судьи Брагиной ЛА, истца Григорьева АА, настаивавшего на доводах кассационной жалобы, судебная коллегия

Установила:

Григорьев АА обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Томской области о взыскании компенсации морального вреда в размере/__/ рублей. В обоснование требований указал, что моральный вред причинен ему бездействием эксперта ОГУЗ БСМЭ С., выразившимся в не указании в заключении эксперта №/__/ от 26.03.2007 времени начала и окончания производства судебной экспертизы. Указал, что п. 1 ч. 1 ст. 204 УПК РФ и ст. 25 ФЗ от 31.05.2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» обязывают эксперта в заключении указывать время производства экспертизы. В п. 6 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, п. 11 ч. 2 ст. 47 Конституции РФ закреплено его право знакомиться с заключением эксперта, в том числе, временем начала и окончания производства экспертизы, которое является составной частью заключения эксперта. Он имел статус подозреваемого, обвиняемого, а поэтому имел право знакомиться с указанным заключением эксперта, так как оно было сделано в рамках уголовного дела. Невыполнение экспертом ОГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы ТО» С. своих обязанностей привело к тому, что в заключении эксперта от 26.03.2007 №/__/ не было указано время начала и окончания производства судебно-медицинской экспертизы, в связи с чем он не был ознакомлен со временем производства экспертизы, чем были нарушены его права, предусмотренные вышеуказанными нормами права, что причинило ему глубокие нравственные страдания.

Представитель ответчика Министерства финансов РФ Десятова ЕС в судебном заседании исковые требования не признала, просила в иске отказать. Суду пояснила, что истец не представил доказательств неправомерности действий должностного лица, а также не представил доказательств причинения ему морального вреда.

Дело рассмотрено в отсутствие Григорьева АА, судебно-медицинского эксперта С.

Суд на основании ст. ст. 2, 53 Конституции РФ, ст. ст. 151, 1069, 1099 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ, ст. 198 УПК РФ Постановил приведенное выше Решение.



В кассационной жалобе истец Григорьев АА просит Решение суда отменить, указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по основаниям, которые будут изложены им в дополнениях к данной жалобе.

В дополнениях к кассационной жалобе Григорьев АА указывает, что Решение не отвечает принципам законности и обоснованности, суд неправильно Определил обстоятельства, имеющие значение для дела. Он в исковом заявлении настаивал на обеспечении его участия в судебном заседании по делу, где он мог воспользоваться всеми принадлежащими ему процессуальными правами, в том числе объяснить то, что невыполнение экспертом С. требований закона повлекло нарушение его прав: он был лишен возможности своевременно и надлежащим образом воспользоваться информацией, имеющей доказательственное значение по делу. Считает немотивированными выводы суда, что заключение экспертизы №/__/ являлось одним из доказательств по уголовному делу в отношении него и он был ознакомлен с ним, поскольку непонятно, из каких именно материалов следуют эти выводы, не указан порядковый номер дела. Отмечает, что из постановлений Октябрьского районного суда г.Томска от 11.12.2008, 13.02.2008 следует, что он заявлял ходатайства об исключении указанного заключения экспертизы из числа доказательств. Заключение экспертизы получено с нарушением федерального закона и норм процессуального права. Он просил признать это заключение недопустимым доказательством, однако в тот момент он не указывал, что этим обстоятельством нарушаются его нематериальные права, т.к. данные основания являются предметом судебного разбирательства в гражданском порядке, а не в уголовном. В связи с чем считает ссылку суда в решении на допустимость заключения эксперта №/__/ по уголовному делу и его оценку в Приговоре несостоятельной. Считает, что суд неправильно применил нормы процессуального права, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 249 ГПК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств законности оспариваемых решений возлагается на должностное лицо (С.), а суд возложил эту обязанность на него.

В соответствии со ст. 354 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания и не явившихся в зал суда представителя ответчика Министерства финансов РФ, С.

Изучив материалы дела, обсудив в пределах ст. 347 ч. 1 ГПК РФ доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Согласно материалам дела, в отношении Григорьева АА, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ, на основании постановления следователя прокуратуры Октябрьского района г.Томска от 25.03.2007 экспертом ОГУЗ БСМЭ Томской области Р. экспертом С. 26.03.2007 проведена медицинская экспертиза (заключение №/__/). В данном заключении экспертизы отсутствует указание на время начала и окончания ее проведения. С заключением эксперта №/__/ Григорьев АА и его защитник были в установленном порядке ознакомлены, о чем свидетельствует протокол от 15.05.2007 л.д. 21). Из постановлений Октябрьского районного суда г.Томска от 11.12.2008, 13.02.2009 следует, что Григорьеву АА было отказано в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств заключений экспертов, в том числе, и заключения эксперта №/__/, в связи с тем, что в заключениях не указано время начала и окончания проведения экспертизы. Вступившим в законную силу Приговором Октябрьского районного суда г.Томска от 06.07.2009 также была дана оценка заключению эксперта №/__/ в отношении Григорьева АА.

Ст. 204 УПК РФ устанавливается, что в заключении эксперта указываются, в частности, дата, время и место производства судебной экспертизы. Аналогичные требования установлены ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“.

В соответствии с ч. 1 ст. 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде Решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

В силу ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

С учетом фактических обстоятельств дела и вышеуказанных положений закона, суд обоснованно пришел к выводу, что отсутствие в заключении эксперта №/__/ от 26.03.2007 сведений о начале и окончании проведения экспертизы не могло повлиять на выводы эксперта и повлечь нарушение прав и законных интересов истца, поэтому оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда не имеется. Выводы суда подробно мотивированы в решении со ссылкой на соответствующие нормы права и признаются судебной коллегией правильными.



Утверждение кассатора, что суд неправильно применил нормы процессуального права, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 249 ГПК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств законности оспариваемых решений возлагается на должностное лицо (С.), а суд возложил эту обязанность на него, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку Григорьев АА обратился в суд с заявлением о компенсации морального вреда в порядке искового производства, а потому, в силу ст. 56 ГПК РФ, обязанность по доказыванию факта причинения действием (бездействием) должностного лица морального вреда истцу возлагается на истца.

Доводы кассатора о том, что судом не мотивирован вывод о том, что заключение эксперта является доказательством по уголовному делу нельзя признать обоснованными, поскольку в материалах дела имеется протокол об ознакомлении Григорьева АА и его защитника с указанным заключением эксперта от 15.05.2007 л.д. 21). Факт наличия уголовного дела в отношении Григорьева АА подтверждается также Приговором Октябрьского районного суда г.Томска от 06.07.2009 л.д. 26-35).

Указание Григорьева АА в кассационной жалобе на то, что допустимость заключения эксперта №/__/ по уголовному делу не свидетельствует об отсутствии нарушения его прав, на законность и обоснованность постановленного решения не влияет.

Довод кассатора, что судебное заседание проходило без его участия, а он настаивал на обеспечении его участия в судебном заседании по делу, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку ни ГПК РФ, ни УИК РФ, ни иными федеральными законами не предусмотрена обязанность суда этапировать лиц, отбывающих наказание по Приговору суда в исправительных учреждениях, в зал суда для рассмотрения гражданского дела по их иску. Кроме того, в силу ст. 48 ГПК РФ гражданин вправе вести свои дела в суде через представителя, однако данным правом Григорьев АА воспользоваться не пожелал. При таких обстоятельствах суд обоснованно рассмотрел исковое заявление в отсутствие истца.

Иных доводов, которые могли бы повлечь отмену постановленного решения, в кассационной жалобе и дополнениях к ней не приводится.

Таким образом, при рассмотрении заявленных исковых требований суд правильно Определил обстоятельства, имеющие значение для дела, всем представленным доказательствам дал надлежащую оценку с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, применил соответствующие нормы права и Постановил законное и обоснованное Решение. Нарушений процессуального законодательства, которые могли бы привести к неправильному разрешению спора, судом не допущено. Следовательно, Решение суда первой инстанции надлежит оставить без изменения, кассационную жалобу и дополнения к ней – без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 абз. 2 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Кировского районного суда г. Томска от 11 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу истца Григорьева *.*. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: