Решения районных судов

О присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Решение от 26 ноября 2010 года № 3-52/2010. Удмуртская Республика.

Верховный Суд Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Никулина А.Л.

с участием истца Гараева М.М.

его представителя адвоката Костиной О.Н., представившей удостоверение <данные изъяты> и ордер № <данные изъяты>,

ответчика представителя Минфина России по доверенности № <данные изъяты> от <данные изъяты>, главного специалиста-эксперта юридического отдела Управления Федерального казначейства РФ по УР Д.Л.И. действующей на основании доверенности без номера от <данные изъяты>,

третьего лица представителя Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР <данные изъяты>., действующего на основании доверенности № <данные изъяты> от <данные изъяты>,

при секретаре Кунгуровой А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Гараева М.М. к Министерству Финансов Российской Федерации о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок,

Установил:

Гараев М.М. обратился в Верховный Суд Удмуртской Республики с иском к Министерству Финансов Российской Федерации о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок при производстве в отношении его предварительного следствия <данные изъяты> следственным отделом СУ СК при прокуратуре РФ по УР и при рассмотрении уголовного дела <данные изъяты> городским судом. Истец просил взыскать в его пользу <данные изъяты> рублей и расходы по оплате госпошлины, указав следующее.

Приговором <данные изъяты> городского суда от <данные изъяты> Гараев М.М. был осужден по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ и ч. 2 ст. 318 УК мере наказания. Общая продолжительность судебного разбирательства с момента возбуждения уголовного дела до вынесения Приговора составила 1 год 5 месяцев 11 дней, что, по мнению истца, свидетельствует о нарушении его права на судопроизводство в разумный срок. Истец полагает, что расследуемое следственным органом уголовное дело не представляло особой правовой и фактической сложности, срок следствия затягивался в результате волокиты и нарушений уголовно-процессуального закона следователем. Данный факт Гараев М.М. считает установленным вступившими в законную силу постановлениями суда о возврате дела прокурору, тем, что судебные постановления неоднократно отменялись судом кассационной и надзорной инстанций, в том числе по необоснованному кассационному представлению прокурора. В связи с этим продолжительность досудебного производства по делу значительно превысила установленный ч. 1 ст. 162 УПК РФ срок следствия, хотя, по мнению истца, каких-либо следственных действий, для производства которых требовалось длительное время, следователем не проводилось. В подтверждение своих доводов, относительно оснований присуждения компенсации и её размера Гараев М.М. указал, что на протяжении указанных полутора лет он находился в постоянном нервном напряжении, ему был причинён моральный вред, порождённый глубоким чувством разочарования в эффективности судебной власти и органов государственной власти государства - ответчика. Гараев М.М. указал на имеющиеся у него чувства глубокого разочарования и обиды на государственный орган, расследовавший в отношении его уголовное дело - <данные изъяты> следственный отдел Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Удмуртской Республике. В результате непрофессионализма следователя, халатности с его стороны при расследовании дела, недостаточности и неэффективности действий следователя и необоснованных решений суда кассационной инстанции, волокиты истец получил глубокую душевную травму, потерял веру в законность и справедливость деятельности государственных органов.

В судебном заседании Гараев М.М. поддержал свои исковые требования и подтвердил доводы, изложенные в исковом заявлении, пояснив следующее. После того, как в 2008 году в отношении его незаконно было возбуждено уголовное дело, он был арестован следователем. Однако, суд отпустил Гараева М.М. После этого истец стал бояться спать. Его часами допрашивали в прокуратуре. В связи с чем начались проблемы на работе. Кроме этого, он лишился семьи. Само дело было несложным, но длилось долго. Гараева М.М. вызывали в прокуратуру, но когда он туда приходил, то в здании никого не заставал. А потом ему предъявляли претензии, что он не явился и скрылся от органов расследования.

Допущенная к участию в деле в качестве представителя истца адвокат Костина О.Н. поддержала доводы своего доверителя, указав, что он, находясь в постоянном нервном напряжении, к концу судебного разбирательства был готов уже на всё по причине длительности рассмотрения дела. Поэтому они даже не обжаловали обвинительный Приговор. По мнению представителя недопустимо расследование дела в такие сроки, в какие оно было проведено в отношении Гараева М.М. Дело неоднократно возвращалось для производства дополнительного расследования по причине непрофессионализма правоохранительных органов. Вины Гараева М.М. в этом нет. Представитель Костина О.Н. полагает, что на длительность расследования никак не повлиял тот факт, что производство следственных действий было один раз отложено в связи с нахождением адвоката обвиняемого на больничном. Кроме этого судебное заседание один раз откладывалось по причине занятости защитника обвиняемого в другом процессе, что, по мнению представителя, также никак не повлияло на длительность производства по делу и не может служить причиной отказа в удовлетворении исковых требований.

В судебном заседании представитель Министерства Финансов РФ Д.Л.И. возражала против удовлетворения исковых требований Гараева М.М., пояснив следующее. Срок предварительного расследования по делу продлевался до 6 месяцев 10 суток в связи с особой сложностью расследования уголовного дела, проведением значительного количества дополнительных следственных действий по ходатайствам стороны защиты, проведением по их результатам дополнительных судебно-медицинских экспертиз. Постановлениями <данные изъяты> городского суда УР от <данные изъяты> и <данные изъяты> уголовное дело возвращалось прокурору для устранения замечаний, причём по ходатайству Гараева М.М. и его защитника. По ходатайству адвоката Костиной были проведены судебно-психиатрическая экспертиза обвиняемого, очные ставки, допрошены свидетели, произведена выемка медицинских документов. По мнению ответчика, анализ хронологии процессуальных действий, произведённых органом предварительного расследования, судами первой, второй и надзорной инстанций позволяет сделать вывод о том, что на протяжении всего периода расследования и рассмотрения уголовного дела производство по делу продлялось и приостанавливалось в связи с проведением экспертиз, следственных действий, а также в результате раздельного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела. Указанное реализовалось в рамках, установленных действующим уголовно-процессуальным законодательством, и не явилось по своей сущности судебной волокитой.

Привлечённый к участию в деле в качестве третьего лица представитель Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР <данные изъяты> указал, что он полностью поддерживает доводы ответчика и не видит оснований для удовлетворения исковых требований Гараева М.М.

Дело рассмотрено в отсутствие представителя Прокуратуры Удмуртской Республики, надлежащим образом уведомлённой о месте и времени рассмотрения дела.



Исследовав обстоятельства дела, заслушав объяснения сторон и других лиц, участвующих в деле, суд считает, что иск не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок“ осужденные при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном названным Федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации.

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

В соответствии со статьёй 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. Срок уголовного судопроизводства, включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного Приговора. При определении разумности срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 25 ноября 2008 Постановлением следователя <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР года в отношении Гараева М.М. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ, по факту применения им 16 ноября 2008 года насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти - работника милиции М.А.В.

11 декабря 2008 года Постановлением следователя <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР в отношении Гараева М.М. возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, по факту публичного оскорбления им 16 ноября 2008 года представителя власти - работника милиции М.А.В.

15 декабря 2008 года Постановлением старшего дознавателя ОД ГУ ОВД по г. <данные изъяты> району в отношении Гараева М.М. возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, по факту нанесения им 16 ноября 2008 года из хулиганских побуждений гражданке С.И.С.. побоев пластиковой бутылкой.

20 декабря 2008 года вышеуказанные уголовные дела соединены в одно производство.

26 января 2009 года срок следствия по уголовному делу продлён до 3 месяцев, то есть до 25 февраля 2009 года, в связи с необходимостью ознакомления потерпевших и обвиняемого с материалами уголовного дела, выполнением требований статей 219-220 УПК РФ.

3 февраля 2009 года <данные изъяты> прокурором утверждено обвинительное заключение.

19 февраля 2009 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении судебного заседания на 5 марта 2009 года.

5 марта 2009 года Постановлением судьи <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики уголовное дело возвращено прокурору в связи с нарушением требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения, а также в связи с отсутствием в деле ходатайств стороны защиты, изменением нумерации листов дела после выполнения требований ст. 217 УПК РФ.

19 марта 2009 года дело получено <данные изъяты> следственным отделом Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР.

19 марта 2009 года срок следствия по уголовному делу установлен на 1 месяц, то есть до 19 апреля 2009 года.



17 апреля 2009 года производство предварительного следствия по уголовному делу приостановлено до реальной возможности участия обвиняемого Гараева М.М. в уголовном деле, то есть по основаниям, предусмотренным пунктом 3 части 1 статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с ходатайством защитника обвиняемого об отложении следственных действий в связи с временной трудоспособностью.

17 апреля 2009 года руководителем <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР вынесено Постановление об отмене незаконного постановления следователя и установлен срок предварительного следствия в 1 месяц со дня поступления уголовного дела к следователю.

17 апреля 2009 года дело принято к производству следователем <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР.

8 мая 2009 года Гараеву М.М. предъявлено обвинение по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ и ч. 2 ст. 318 УК РФ.

18 мая 2009 года производство предварительного следствия по уголовному делу приостановлено в связи с неустановлением местонахождения лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, то есть по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

18 мая 2009 года руководителем <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР вынесено Постановление об отмене незаконного постановления следователя и установлен срок предварительного следствия в 1 месяц со дня поступления уголовного дела к следователю.

18 мая 2009 года дело принято к производству следователем <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР.

29 мая 2009 года <данные изъяты> прокурором утверждено обвинительное заключение.

29 июня 2009 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении предварительного слушания на 7 июля 2009 года.

7 июля 2009 года Постановлением судьи <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики уголовное дело возвращено прокурору в связи с тем, что не был продлён срок следствия после 18 мая 2009 года. Составление обвинительного заключения признано за рамками процессуальных сроков.

3 сентября 2009 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики Постановление судьи <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики по кассационному представлению помощника <данные изъяты> прокурора было отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания.

9 октября 2009 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении предварительного слушания на 14 октября 2009 года.

14 октября 2009 года предварительное слушание отложено на 15 октября 2009 года в связи с занятостью адвоката обвиняемого в другом процессе.

15 октября 2009 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении судебного заседания на 22 октября 2009 года.

22 октября 2009 года судебное заседание отложено в связи с истребованием уголовного дела в Верховный Суд Удмуртской Республики для рассмотрения надзорной жалобы адвоката обвиняемого.

2 ноября 2009 года судьёй Верховного Суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о возбуждении надзорного производства.

13 ноября 2009 года Постановлением Президиума Верховного Суда Удмуртской республики кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 3 сентября 2009 года было отменено, дело передано на новое кассационное рассмотрение.

13 ноября 2009 года в адрес начальника Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР Президиумом Верховного Суда Удмуртской республики вынесено частное Постановление по факту нарушения <данные изъяты> следственным отделом СУ СК при прокуратуре РФ по УР процессуальных норм в ходе уголовного судопроизводства, выразившихся в неоднократном продлении срока следствия руководителем следственного отдела путём отмены постановлений о приостановлении предварительного следствия и установления сроков расследования.

22 декабря 2009 года судебной коллегией Верховного Суда УР прекращено кассационное производство в связи с отзывом кассационного представления государственным обвинителем. Дело возвращено <данные изъяты> прокурору для устранения препятствий в рассмотрении его судом.

31 декабря 2009 года дело принято к производству старшим следователем <данные изъяты> следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по УР.

31 декабря 2009 года срок следствия по уголовному делу установлен на 1 месяц, то есть до 31 января 2010 года.

29 января 2010 года срок следствия по делу продлён до 6 месяцев 10 суток, то есть до 28 февраля 2010 года, в связи с необходимостью закончить ознакомление обвиняемого с материалами дела, составить обвинительное заключение и направить дело прокурору.

9 марта 2010 года уголовное дело с утверждённым обвинительным заключением поступило в <данные изъяты> городской суд.

23 марта 2010 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении предварительного слушания на 29 марта 2010 года.

29 марта 2010 года судьёй <данные изъяты> городского суда Удмуртской Республики вынесено Постановление о назначении судебного заседания на 6 апреля 2010 года.

Судебное разбирательство по делу проходило 6-7 апреля 2010 года. Отложено на 27 апреля 2010 года по ходатайству государственного обвинителя для обеспечения явки свидетелей.

27 апреля 2010 года судебное следствие по делу закончено, объявлен перерыв до 5 мая 2010 года для подготовки подсудимого к последнему слову.

5 мая 2010 года выслушано последнее слово, суд удалился в совещательную комнату для принятия решения.

6 мая 2010 года оглашён обвинительный Приговор. Копии Приговора в этот же день вручены сторонам, которые Приговор не обжаловали.

Общая продолжительность уголовного судопроизводства составила 1 год 5 месяцев 11 дней.

В то же время суд принимает во внимание то, что нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков расследования и сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

Данное уголовное дело имело определённую правовую и фактическую сложность. В ходе досудебного производства проведено 4 экспертизы: судебно-медицинская экспертиза <данные изъяты> и две дополнительные судебно-медицинские экспертизы потерпевшего <данные изъяты> а также судебно-психиатрическая экспертиза обвиняемого <данные изъяты>

Расследование по делу осуществлялось без значительных задержек, следственные органы не бездействовали. Факт признания незаконными постановлений следователя о приостановлении предварительного следствия не нарушило требование разумности срока, установленное пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьёй 6.1 УПК РФ. Решение об отмене этих постановлений было принято незамедлительно в день их вынесения <данные изъяты>

Исследованные судом материалы дела свидетельствуют о том, что решения о возврате дела прокурору судом принимались на начальных стадиях судебного разбирательства без каких-либо задержек. После проведения дополнительного расследования и поступления дела в <данные изъяты> городской суд оно менее чем через 2 месяца было рассмотрено с оглашением обвинительного Приговора.

Решения, принимаемые по указанному уголовному делу, были предметом рассмотрения кассационной и надзорной инстанций без нарушения сроков, установленных статьями 374, 406 и 407 УПК РФ.

Таким образом, имеющиеся по делу доказательства не дают оснований для вывода о том, что действия органов следствия и прокуратуры, а также суда, производимые в целях своевременного осуществления уголовного преследования и рассмотрения указанного уголовного дела, не были достаточными и эффективными.

Внесение кассационного представления на Постановление суда о возврате дела прокурору, а также многочисленные ходатайства стороны защиты о проведении дополнительных следственных действий, о возврате дела прокурору нельзя признать фактом, повлиявшим на длительность рассмотрения дела, поскольку возможность воспользоваться всеми преимуществами тех средств, которые предоставлены законодателем сторонам по делу, является правом последних.

Суд принимает во внимание то, что имели место задержки в расследовании и рассмотрении дела вследствие поведения заявителя и его защитника. Так 17 апреля 2009 года защитник Гараева М.М. ходатайствовала о переносе следственных действий (предъявление обвинения), назначенных на эту дату на более поздний срок, по причине нахождения защитника на больничном. Гараев М.М. поддержал ходатайство своего защитника, заявив, что он нуждается в услугах только своего адвоката <данные изъяты> Учитывая это, обвинение Гараеву М.М. было предъявлено лишь 8 мая 2009 года <данные изъяты>

18 мая 2009 года производство по делу приостанавливалось в связи с неявкой обвиняемого Гараева М.М. для ознакомления с материалами дела <данные изъяты>

14 октября 2009 года судебное заседание откладывалось в связи с занятостью адвоката обвиняемого в другом процессе <данные изъяты>

Суд учитывает и практику Европейского суда по правам человека, который признаёт нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции более длительные сроки уголовного судопроизводства. В частности: Губкин против России (около 6 лет), Головкин против Российской Федерации (более 7 лет), Казюлин против России (более 11 лет).

По делу Хужин и другие против Российской Федерации Европейский Суд по правам человека не усмотрел нарушений пункта 1 статьи 6 Конвенции в уголовном разбирательстве, продолжавшемся два года и восемь месяцев, указав, что по делу отсутствовали значительные задержки в судопроизводстве.

По делу Фадин против Российской Федерации Европейский Суд по правам человека не усмотрел нарушений разумности срока по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции в судебном разбирательстве, которое длилось в судах двух уровней 2 года девять месяцев и 26 дней, приняв во внимание то, что по делу проводились психиатрические экспертизы.

При таких обстоятельствах общая продолжительность судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Гараева М.М. не вышла за рамки срока, который можно считать разумным в данном конкретном случае.

Руководствуясь ст. ст. 194-199, 244-8, 244-9 ГПК РФ, суд

Решил:

Отказать в удовлетворении исковых требований Гараева М.М. к Министерству Финансов Российской Федерации о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме, то есть с 30 ноября 2010 года, путем подачи жалобы через Верховный Суд Удмуртской Республики.

Разъяснить сторонам, что с мотивированным Решением они вправе ознакомиться 30 ноября 2010 года в помещении Верховного Суда УР по адресу: <адрес>

Судья А.Л. Никулин