Решения районных судов

Решение от 29 октября 2009 года . По делу А60-38349/2009. Свердловская область.

Решение

г. Екатеринбург

29 октября 2009 года Дело №А60-38349/2009-С12

Резолютивная часть решения объявлена 22 октября 2009 года

Полный текст решения изготовлен 29 октября 2009 года.

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи *.*. Беляевой, при ведении протокола судебного заседания судьей *.*. Беляевой рассмотрел в судебном заседании дело

по иску открытого акционерного общества «АльфаСтрахование» Екатеринбургский филиал (ИНН 7713056834, ОГРН 1027739431730)

к обществу с ограниченной ответственностью «Генерация» (ИНН 6674159334, ОГРН 1056605235059)

о взыскании 10 440 061 руб. 93 коп.,

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Татарстан», открытое акционерное общество «Казаньоргсинтез», Управление Ростехнадзора по Республике Татарстан, закрытое акционерное общество «Индустриальный риск»

от истца: Фролов *.*. , представитель по доверенности № 1802/09 от 21.05.2009,

от ответчика: Колобков *.*. , представитель по доверенности б/н от 05.07.2009, Пискулин *.*. , представитель по доверенности № 155-09 от 07.10.2009,

от третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: от ООО «Росгосстрах-Татарстан»: Саченко *.*. , представитель по доверенности № 03/6-С-82 от 07.09.2009;

от ОАО «Казаньоргсинтез»: Лелюх *.*. , представитель по доверенности № 12/131 от 10.06.2009, Харитонов *.*. , представитель по доверенности №12/204 от 16.10.2009;

от Управления Ростехнадзора по Республике Татарстан: извещен, не явился;

от ЗАО «Индустриальный риск»: извещен, не явился.


Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения заявления извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте суда.

В порядке ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие надлежащим образом извещенных представителей третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Лицам, участвующим в деле, процессуальные права и обязанности разъяснены. Отводов суду не заявлено.

Открытое акционерное общество «АльфаСтрахование» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Генерация» о взыскании в порядке суброгации 10399761 руб. 93 коп. выплаченного страхового возмещения и 40300 руб. 00 коп. в возмещение расходов на составление сюрвейского отчета.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 28 августа 2009 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Татарстан», открытое акционерное общество «Казаньоргсинтез».

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 24 сентября 2009 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Ростехнадзора по Республике Татарстан.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 08 октября 2009 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество «Индустриальный риск».

На предварительном судебном заседании представителем третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Татарстан» заявлено ходатайство об объединении дел № А60-38349/2009-С12 и № А60-36778/2009-С12 в одно производство, поскольку оба иска обращены к одному ответчику и основаны на одном и том же договоре страхования, на одном и том же страховом событии.

Рассмотрев заявленное ходатайство, арбитражный суд не находит его подлежащим удовлетворению, поскольку определением Арбитражного суда Свердловской области от 28 сентября 2009 года, вынесенным по делу № А60-36778/2009-С12, в объединении указанных дел в одно производство отказано, что и было отражено в определении Арбитражного суда Свердловской области от 08 октября 2009 г. по настоящему делу №А60-38349/2009-С12.

Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддерживает в полном объеме, что, в том числе отражено и в возражениях относительно отзыва ООО «Генерация», полагает, что между подрядными работами, произведенными сотрудниками ответчика и страховым событием существует причинно-следственная связь, что подтверждается сюрвейским отчетом ЗАО «Индустриальный риск», руководством по эксплуатации, отчетом о ходе пуско-наладочных работ. Представитель истца также пояснил под роспись в протоколе судебного заседания, что доказательства непредставления ответчиком документации отсутствуют, по акту расследования инцидента следует, что виновником является ответчик.


По ходатайству истца к материалам дела приобщены отчет о ходе пуско-наладочных работ закрытой факельной установки специалистов «NAO Инкорпорейтед», копия руководства по эксплуатации закрытой факельной установки.

Представитель ответчика исковые требования не признает, что отражено в письменном отзыве и дополнении к отзыву. Ответчик также пояснил, что представленный истцом отчет ЗАО «Индустриальный риск» содержит две разные стр. 9, где отражены виновники инцидента; в расследовании инцидента участия не принимали, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

По ходатайству ответчика к материалам дела приобщены документы согласно перечню, переданные через канцелярию суда.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, - ООО «Росгосстрах-Татарстан» исковые требования поддерживает в полном объеме, что отражено в представленном письменном отзыве и отражено в протоколе судебного заседания под роспись, полагает, что требование истца основано на законе, истцом правильно определено виновное лицо – ответчик, причинами пожара на факельной установке являются: работа факельной установки не была заблокирована, т.к. ответчик во время производства пуско-наладочных работ, установив перемычку, нейтрализовал блокирующее устройство; ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны ответчика, выразившееся в изготовлении камеры горения не из жаропрочного бетона, а из кирпича. Представитель третьего лица считает доказательствами вины ответчика: отчет о ходе пуско-наладочных работ, протокол, акт расследования, сюрвейский отчет.

Представители третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Казаньоргсинтез» - исковые требования поддерживают, что отражено в представленном письменном отзыве на исковое заявление.

Представителем третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Казаньоргсинтез» в судебном заседании, состоявшемся 19.10.2009 г., заявлено письменное ходатайство об истребовании у ответчика оригинала проектной документации на внутреннюю камеру сгорания, о чем сделана запись в протоколе под роспись.

Ходатайство представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Казаньоргсинтез» судом отклонено, о чем вынесено протокольное определение, по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ходатайстве об истребовании должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения.

В ходатайстве в нарушении требований ч. 4 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не указаны, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения.

В судебном заседании, состоявшемся 19.10.2009 г., в порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, объявлен перерыв до 22.10.2009 г. до 16 час. 00 мин., о чем стороны уведомлены под роспись в протоколе судебного заседания.

После перерыва 22.10.2009 г. в 16 час. 00 мин. судебное заседание продолжено без участия представителей ОАО «Казаньоргсинтез», извещенных надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела (ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

От истца поступило ходатайство о допросе свидетелей (ст. 41, 73, 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) в Арбитражном суде Республике Татарстан, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись. Впоследствии истец отказался от заявленного ходатайства о допросе свидетелей (ст. 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), о чем также сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

По ходатайству истца к материалам дела приобщены письма исх. №359 от 11.09.2007 г., от 24.03.2008 г., от 31.03.2008 г., от 26.04.2008 г, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

Представитель истца исковые требования поддерживает в полном объеме и полагает, что представленные им, третьими лицами доказательства свидетельствуют о вине ответчика и ответчик, в свою очередь, не представил доказательств своей невиновности.

Представители истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ООО «Росгосстрах-Татарстан» полагают, что ответчик не знает, что явилось причиной. Из анализа трехстороннего протокола следует, что отсутствие подачи пара в момент инцидента является последней причиной и носит предположительный характер, о чем также сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

Также представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ООО «Росгосстрах-Татарстан», под роспись в протоколе судебного заседания пояснила, что сюрвейский отчет, представленный истцом в настоящем деле, является доказательством, ОАО «Казаньоргсинтез» выгоднее было обратиться к страховым компаниям, а не к ООО «Генерация» с точки зрения экономики, разумности и рачительности. Обращение к страховым компаниям не означает, что они не Ф.И.О. и за все действия сотрудников «NAO Инкорпорейтед» несет ответственность ответчик.

По ходатайству представителя ответчика к материалам дела приобщены фотографии, сделанные до инцидента (пожара) и после инцидента, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

Ответчик исковые требования не признает, в отношении отчета о ходе пуско-наладочных работ пояснил, что испытания до подписания акта выполнения пусконаладочных работ от 28.09.2007 г. проводились в течение 5 дней. Со стороны ООО «Генерация» присутствовали Кадурин *.*. и Пискулин *.*. и два человека от «NAO Инкорпорейтед». После того, как в течение 3 суток факельная установка закрытого типа проработала должным образом, акт выполнения пусконаладочных работ был подписан.

Представитель ответчик считает, что отсутствует причинно-следственная связь между работами, проведенными ООО «Генерация», и произошедшим пожаром.

От представителя истца в судебном заседании 22.10.2009 г. поступило ходатайство о назначении строительно-технической экспертизы, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ООО «Росгосстрах-Татарстан», под роспись в протоколе судебного заседания пояснила, что в отношении ходатайства истца о назначении экспертизы – оставляет на усмотрение суда.

Ответчик в отношении ходатайства о назначении экспертизы возражает, о чем также сделана запись в протоколе судебного заседания под роспись.

Ходатайство о назначении экспертизы судом отклонено с учетом мнения лиц, участвующих в деле, имеющимися доказательствами в материалах дела, а также с учетом положений ст. 71, 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о чем вынесено протокольное определение.

Рассмотрев материалы дела, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд

Установил:

Истцом совместно с обществом с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Татарстан» 14.07.2007 г. заключен договор страхования движимого и недвижимого имущества, принадлежащего ОАО «Казаньоргсинтез» (№49091/750/02332/7/73-18115/07) в редакции дополнительного соглашения № 49091/750/02332/7/Д4/73-1458/08 от 31.01.2008.

Согласно п. 6.1, 6.2 договора страхования срок его действия установлен с 14 июля 2007 г. по 13 июля 2008 г. При этом в качестве страхового риска предусмотрено: утрата, гибель или повреждение имущества, явившиеся прямым следствием наступления событий, произошедших в течение срока действия договора (раздел 4 договора). Безусловная франшиза составила 1 500 000 руб. 00 коп.

Как следует из материалов дела, 19.03.2008 г. в результате прекращения подачи пара с ТЭЦ на завод по производству Бисфенола-А ОАО «Казаньоргсинтез» произошло возгорание закрытой факельной системы завода, в результате чего ОАО «Казаньоргсинтез» был причинен ущерб в размере 20 687 752 руб. 64 коп.

Истец, выплатив в соответствии с условиями договора страхования, страхователю ОАО «Казаньоргсинтез» страховое возмещение в размере 10 399 761 руб. 93 коп. платежным поручением № 03875 от 15.07.2008 г., обратился к ответчику, с требованием о взыскании в порядке суброгации (ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации) 10 399 761 руб. 93 коп.

При суброгации происходит перемена лица в обязательстве на основании закона (ст. 387 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

В силу п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Состав гражданского правонарушения, необходимый для возмещения вреда образуют: вред (ущерб), противоправное поведение причинителя вреда, причинная связь между противоправным поведением и наступившим ущербом. Истец (потерпевший) должен доказать противоправность поведения причинителя, наличие ущерба и причинную связь (ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. При этом лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Представленные истцом и третьими лицами, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, документы в материалы настоящего дела арбитражный суд не может оценить как надлежащие, относимые, допустимые, достоверные доказательства (ст. 64, 67, 68, 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Суд может основывать свое Решение на тех сведениях о фактах, которые доказаны в суде. Согласно ч. 1 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

При этом суд определяет относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств, а также взаимную связь доказательств в их совокупности.

Под относимостью доказательств (ст. 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) понимается возможность суда допустить в процесс и исследовать только те доказательства, которые относятся к данному делу, т.е. могут подтвердить или опровергнуть те обстоятельства дела, на которые ссылаются стороны и другие лица, участвующие в деле.

Принцип допустимости доказательств (ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) состоит в том, обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В силу ч. 3 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

В обосновании своей правовой позиции по делу представителем истца был представлен сюрвейский отчет, подготовленный ЗАО «Индустриальный риск» №27/У-2008 от 08 июля 2008 года. Анализируемый отчет был составлен на основании документов, подготовленных сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез» в одностороннем порядке, без привлечения сотрудников ООО «Генерация», в частности Акт расследования инцидента, связанного с остановом факела закрытого типа СФНР-4000/30 от 30.04.2008г., утвержденный Техническим директором ОАО «Казаньоргсинтез» *.*. Кудряшовым и Акт осмотра шкафа управления факельной установкой закрытого типа от 08.04.2008г.,).

Согласно выводам, содержащимся в данном Отчете п. 3.5. виновником пожара на факельной системе были признаны сотрудники ООО «Генерация». Однако в ходе судебного заседания к материалам дела была приобщена заверенная представителем третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора - ООО «Росгосстрах-Татарстан», копия Отчета компании ЗАО «Индустриальный риск» №27/У-2008 от 08 июля 2008 года, в котором виновниками возникновения пожара на факельной установке (п. 3.5.) признаны сотрудники ОАО «Казаньоргсинтез».

Учитывая, что представленные представителями страховых компаний различные копии одного и того же отчета, схожие во всем, кроме стр. 9, где отражены виновные лица в произошедшем на ОАО «Казаньоргсинтез» инциденте, арбитражный суд определением от 08 октября 2009 года обязал ко дню рассмотрения дела в судебном заседании представить истца, третьих лиц - ООО «Росгосстрах-Татарстан», ЗАО «Индустриальный риск» оригинал Отчета по оценке страхового события от 08.07.2008 г. При этом лицам, участвующим в деле, в данном определении были разъяснены положения ч. 1 ст. 65 и ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Однако возложенная судом обязанность на лиц, участвующих в деле, в том числе и на страховую компанию ООО «Росгосстрах-Татарстан», была ими проигнорирована. Представитель ООО «Росгосстрах-Татарстан» отказался представлять оригинал сюрвейского отчета, с которого была сделана им копия для ответчика, приобщенная судом по ходатайству ответчика к материалам дела.

Исходя из вышеизложенного, арбитражный суд делает вывод о сознательном введении суда представителями страховых компаний в заблуждение.

В соответствии с ч. 6 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

Таким образом, суд приходит к выводу, что сюрвейский отчет, на котором строят свою правовую позицию представители истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ООО «Росгосстрах-Татарстан», не может быть признан относимым, достоверным, допустимым и надлежащим доказательством по делу (ст. 64, 65, 66, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку арбитражным судом сюрвейский отчет признан неотносимым, недопустимым, недостоверным, ненадлежащим доказательством по делу, то и документы, предоставленные истцом-страхователем, на основании которых был составлен отчет, также признаются судом неотносимым, недопустимыми, недостоверными, ненадлежащими доказательствами по настоящему делу(ст. 64, 65, 66, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В ходе судебного разбирательства представителем истца неоднократно отмечался тот факт, что п. 8 Акта расследования инцидента, связанного с остановом Факела закрытого типа СФНР-4000-30 завода Бисфенол А на ОАО «Казаньоргсинтез» от 30.04.2008 г., подписанного государственным инспектором Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Республике Татарстан *.*. Чумиченковым и зам. начальника ОГПС-5 МЧС РТ *.*. Павловым, установлены лица, причастные к непосредственной причине инцидента (виновные).

Однако представитель истца однобоко, неправомерно и недопустимо с точки зрения представления доказательственной базы, толкует данный пункт Акта расследования инцидента, связанного с остановом Факела закрытого типа СФНР-4000-30 завода Бисфенол А на ОАО «Казаньоргсинтез» от 30.04.2008 г., поскольку указывает, что виновником является только ООО «Генерация» в лице Генерального директора Паклина *.*. , в то время как в данном пункте указаны, кроме Паклина *.*. , также начальник смены Б цеха гранулирования завода Бисфенол А – Желтухин *.*. , начальник смены Г цеха гранулирования завода Бисфенол А – Хайруллин *.*. , заместитель начальника цеха гранулирования завода Бисфенол А – Усачев *.*. , начальник цеха гранулирования завода Бисфенол А – Хузаянов *.*. (выразившиеся в несоблюдении требований раздела 8 цеховой инструкции БФА-Т-10-Г «Аппаратчику переработки отходов химического производства по обслуживанию узла факельной системы», т.е. эксплуатация факела без подачи пара).

В соответствии с представленными в материалы дела Договором № 03-11379/06 от 28.09.2006г. и Договором №03-12053/06 от 30.09.2006г., заключенными между ООО «Генерация» и ОАО «Казаньоргсинтез», ООО «Генерация» выполнила строительно-монтажные и пуско-наладочные работы закрытой факельной системы СФНР 4000/30000 ФЗТ NPAC.

По итогам выполнения данных работ сторонами были подписан Акт сдачи-приемки монтажных работ от 06.09.2007г. и Акт выполнения пуско-наладочных работ от 28.09.2007 г. При этом в них отмечено, что ОАО «Казаньоргсинтез» претензий к качеству работ не имеет, работы выполнены в полном соответствии с проектом, автоматика системы проверена и работает в штатном режиме.

До подписания вышеуказанных актов, согласно пояснениям, зафиксированных в протоколе судебного заседания под роспись, данных представителем ООО «Генерация» *.*. Пискулиным, в течение 5 дней проводились испытания закрытой факельной системы СФНР 4000/30000 ФЗТ NPAC. В ходе данных испытаний сотрудниками «NAO Инкорпорейтед» велся журнал о ходе пуско-наладочных работ. И только после того, как факельная система проработала без сбоев в течение 3 суток, сторонами был подписан Акт выполнения пуско-наладочных работ от 28.09.2007г.

Основанием виновности ООО «Генерация», по мнению истца, является тот факт, что после окончания пуско-наладочных работ сотрудниками 000 «Генерация» не была восстановлена нормальная работа защиты, т.е. блокирующая перемычка не была снята.

Однако доводы истца опровергаются материалами дела, а именно подписанным Актом выполнение пуско-наладочных работ от 28.09.2007 года, которым подтверждаются: передача Установки факельной СФНР-4000/3000 ФЗТ NPAC (далее по тексту - Факельная установка) Заказчику в работающем состоянии, проверки в тестовом режиме автоматической системы управления/безопасности факельной системы; нормальное функционирование Факельной установки и автоматической системы управления/безопасности в течение 3-х дней проверки; отсутствие претензий к качеству выполненных работ со стороны Заказчика.

Как следует из материалов дела, технологическая документация ответчика на оборудование «блокирующей перемычки» не предусматривает, следовательно, не предусмотрена ее установка и снятие после выполнения пуско-наладочных работ.

По ходатайству представителя истца к материалам была приобщена копия Отчета о ходе пуско-наладочных работ закрытой факельной установки специалистов компании «NAO Инкорпорейтед» от 27.09.2007г. (проектировщик), в котором указано, что «...Установка отключена из-за пульсаций пара. Большое количество воды в паре. Кондесатоотводчики перед установкой отсутствуют. Снизили давление пара в форсунке фенола до 50 pstg и пустили установку с подачей на сжигание фенола, пара и азота в течении 4-х часов. Установка автоматически отключалась из-за пульсаций давления пара снова...».

Данный отчет подтверждает, что автоматика факельной установки срабатывала при понижении подачи пара, то есть работала в штатном режиме и опровергают доводы истца и третьих лиц, о том, что установка работала без распыляющего пара в течение 4-х часов.

Довод представителя истца о том, что данный Отчет был оценен сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез» в качестве инструкции о работе факельной установки без распыляющего пара, ничем не обоснован и не подтвержден. Кроме того, специалисты ООО «Генерация» к данному отчету не имеют никакого отношения, так как он был составлен без них, на данном отчете отсутствуют подпись представителя ответчика.

Арбитражный суд не может признать представленный истцом Отчет о ходе пуско-наладочных работ закрытой факельной установки специалистов «NAO Инкорпорейтед» в качестве относимого, допустимого, достоверного и надлежащего доказательства, поскольку оригинал данной страницы суду не был представлен для обозрения, несмотря на неоднократные предложения суда представить оригинал, а также иные страницы данного Отчета-журнала проведения испытаний до подписания Акта выполнения пуско-наладочных работ от 28.09.2007 г.

В соответствии с ч. 6 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

В соответствии с условиями договора № 03-11379/06 от 28.09.2006г. (п. 8.2.) и договора №03-12053/06 от 30.09.2006г. (п. 8.2.) предусмотрен гарантийный срок эксплуатации факельной системы - 12 месяцев. С момента подписания Акта выполнения пуско-наладочных работ (28.09.2006г.) и до пожара, произошедшего 19.03.2008г. никаких претензий по гарантийному ремонту (восстановлению) со стороны ОАО «Казаньоргсинтез» не предъявлялось, что также подтвердили представители ОАО «Казаньоргсинтез» в судебном заседании 19.10.2009 г.

Кроме того, как следует из материалов дела, после пожара на следующий день, 20.03.2008 в адрес ООО «Генерация» со стороны ОАО «Казаньоргсинтез» было направлено письмо № 71/381 с уведомлением о произошедшем пожаре и просьбой направления специалистов для оценки объемов работ по восстановлению факельной системы с гарантией полной оплаты всех произведенных работ, что также подтвердили представители ОАО «Казаньоргсинтез» в судебном заседании 19.10.2009 г.

Исходя из этого, суд делает вывод, что сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез» данные повреждения факельной системы изначально не рассматривались как гарантийный случай, возникший по причине некачественно проведенных работ со стороны ООО «Генерация» и косвенно признавалась вина сотрудников ОАО «Казаньоргсинтез», которые в нарушение технической документации по собственной инициативе оставили факельную систему в работе, при отключении подачи пара, что и привело к возникновению пожара и уничтожению факельной установки.

Представитель истца неоднократно в ходе судебного разбирательства отмечал, о чем сделана и запись в протоколе судебного заседания, что сотрудниками ООО «Генерация» не была предоставлена ОАО «Казаньоргсинтез» в полном объеме техническая документация на факельную систему.

Данное обстоятельство подтвердили в своих письменных отзывах на исковое заявление третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: ОАО «Казаньоргсинтез» и ООО «Росгосстрах-Татарстан».

Однако данные доводы опровергаются материалами дела, а именно: показаниями представителя третьего лица - ОАО «Казаньоргсинтез», который в ходе судебного заседания представил на обозрение суда полный комплект технической документации факельной установки закрытого типа СФНР 4000/30000 ФЗТ NPAC в оригинале; копией почтовой квитанции EMS Поста России №EA032772227RU от 13.07.2007г. о направлении пакета документов массой 1 380 грамм в адрес ОАО «Казаньоргсинтез» с распечаткой листа отслеживания экспресс-отправлений из которого видно, что данное сообщение получено 17.07.2007г.; ссылкой на техническую документацию в одностороннем Акте осмотра шкафа управления факельной установкой закрытого типа от 08.04.2008г., составленной сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез»;.

Таким образом, довод представителей истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора – ООО «Росгосстрах-Татарстан» о том, что ответчиком пакет документов был представлен ОАО «Казаньоргсинтез» не в полном объеме судом отклоняется как необоснованный и недоказанный (ч. 2 ст. 9, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Представители ответчика в судебном заседании 22.10.2009 г. пояснили, что иных документов, тем более подтверждающих возможность работы факельной системы в режимах, не предусмотренных технической документацией (без подачи пара) в распоряжении ООО «Генерация» не имеется. Возможность существования подобных документов (инструкций, схем, правил) исключается потому, что это противоречит представленной технической документации, в соответствии с которой проводились монтажные и пуско-наладочные работы.

По ходатайству представителей истца и ответчика к материалам дела была приобщена копия Руководства по эксплуатации факельной установки закрытого типа СФНР 4000/30000 ФЗТ NPAC.

В ходе судебного заседания представитель истца в качестве доказательства виновности сотрудников ООО «Генерация» указал на тот факт, что в соответствии с п. 2.1.7. Руководства по эксплуатации факельной установки закрытого типа СФНР 4000/30000 ФЗТ NPAC прекращение подачи пара не является основанием для остановки работы факельной системы, приведя дословное цитирование случаев, при которых факельная установка должна быть остановлена: неисправность манометров и невозможность определения давления по другим приборам; возникновение неисправностей и сбоев в работе дежурных горелок; обнаружения в трубопроводах течей, жидкостей, потения; при неисправностях в системе управления, защиты, блокировки; в случае пожара, непосредственно угрожающего факельной системе; при обнаружении взрывоопасной концентрации углеводородных газов; в других случаях, предусмотренных в инструкции по безопасному обслуживанию факельной системы.

Однако как следует из материалов дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле, причиной возгорания согласно Акта расследования инцидента явилось прекращение подачи пара с ТЭЦ на завод по производству Бисфенола-А ОАО «Казаньоргсинтез».

В соответствии с представленным истцом в материалы дела Акта расследования инцидента, утвержденного ОАО «Казаньоргсинтез» 30 апреля 2008 года, в 19 часов 12 минут 19 марта 2008 года произошло прекращение подачи пара на факел. После чего специалистами ОАО «Казаньоргсинтез» было принято Решение факел оставить в работе. При этом сопроводительной технической документацией предусмотрена постоянная подача пара с определенными параметрами (давлением 0,6 МПа (минимум), 1,3 МПа (максимум) температурой 230 градусов Цельсия расход 227 кг/час). Согласно же как письменным, так и устным пояснениям представителей ответчика, работа Факельной установки без постоянной подачи пара не предусмотрена ни проектной, ни сопроводительной документацией.

Однако, как следует из материалов дела, до момента возгорания в 23 часа 54 мин. 44 секунды специалистами ОАО «Казаньоргсинтез» факельная установка продолжала эксплуатироваться с отключенной системой автоматики, что и привело к последующему перегреву и возгоранию факельной установки. Кроме того, специалистами ОАО «Казаньоргсинтез» не была произведена остановка факельной установки в ручном режиме, что позволило бы избежать ее возгорания.

Следовательно, исходя из вышеизложенного сотрудники ОАО «Казаньоргсинтез» грубо нарушили данную инструкцию и не остановили факельную систему, так как полное прекращение подачи пара было зафиксировано в 19 часов 12 минут 19 марта 2008 года. Специалисты ОАО «Казаньоргсинтез» после проведения испытаний факельной системы, имея на руках всю техническую документацию, а также обладая специальными познаниями (образованием) достоверно знали (не могли не знать) о наличии реле давления пара и работе автоматики при падении давления пара, осознано продолжили эксплуатацию факельной установки с нарушением следующих пунктов, а именно при неисправностях в системе управления, защиты, блокировки.

В судебном заседании 19.10.2009 г. представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Казаньоргсинтез» подтвердил, что сотрудниками ООО «Генерация» после передачи факельной установки в эксплуатацию (28.09.2007г.) никаких запорных устройств (замки, пломбы и т.д.) на шкаф управления факельной системы не устанавливалось, сотрудники ООО «Генерация» не имели доступа к данному шкафу, при этом доступ третьих лиц (сотрудников ОАО «Казаньоргсинтез») не был ни коим образом ограничен.

Следовательно, обнаруженная через 20 дней после инцидента в ходе осмотра 08 апреля 2008 г., о чем свидетельствует Акт осмотра шкафа управления факельной установки закрытого типа, составленный в одностороннем порядке сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез», перемычка, между контактами №№ 32 и 33 могла быть установлена сотрудниками ОАО «Казаньоргсинтез», которые на протяжении почти 7 месяцев имели неограниченный доступ к системам управления факельной системы. Доказательств обратного лицами, участвующими в деле, не представлено суду (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Представителями истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, ООО «Росгосстрах-Татарстан» в судебных заседаниях 19.10.2009 г. и 22.10.2009 г. был заявлен довод о том, что сотрудниками ООО «Генерация» в ходе строительных работ камеры сгорания были применены материалы, не предусмотренные проектом, а именно: вместо жаропрочного бетона был применен жаропрочный кирпич, в связи с чем и произошло обрушение футеровки, что и привело к полному уничтожению факельной системы.

Однако данный довод искажает общую последовательность развития инцидента и опровергается описанием инцидента в Отчете компании ЗАО «Индустриальный риск» №27/У-2008 от 8Ю7.2008г. и Акте расследования инцидента от 30.04.2008г.

Как следует из материалов, представленных истцом, обрушению ствола факела и разрушению камеры сгорания (разрушение футеровки) предшествовала работа факельной системы с нарушением технологических требований, что повлекло разлив горящей смолы в нижней части камеры сгорания и ее неконтролируемое сгорание. На протяжении 4 часов происходило неконтролируемое повышение температуры до значения, превышающее 1 200 градусов (температура плавления жаропрочного металла, из которого были изготовлены опоры внутренней камеры сгорания факельной системы), что и повлекло за собой ослабление и разрушение всех несущих металлических конструкций факельной системы. Масса ствола факела и камеры сгорания составляет 10,0 тонн (п. 2.15. Паспорта факельной системы), при такой массе даже несущественное снижением прочности металлических конструкций основания из-за длительного перегрева может повлечь их деформацию и обрушение всего факела, включая и внутреннюю камеру сгорания.. Следовательно, обрушение внутренней футеровки явилось следствием термической нагрузки на несущие узлы факельной системы, а не причиной возникновения пожара.

По ходатайству представителей третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Казаньоргсинтез» к материалам дела был приобщен Протокол № 2 от 28-29 апреля 2008 г., подписанный представителями ООО «Генерация», ОАО «Казаньоргсинтез», компании «NAO Инкорпорейтед». Представитель истца в своем возражении относительно отзыва ООО «Генерация» отмечает, что явилось в соответствии с пояснениями ООО «Генерации» причинами произошедшего инцидента, указывая при этом, что такая причина как отсутствие подачи пара указана представителем ООО «Генерация» в последнюю очередь, как возможная, вероятная причина.

Однако данный довод истца не может быть принят во внимание судом в подобной редакции, поскольку, исходя из текста пункта 12 Протокола, в нем отмечены «возможными, но неустановленными, доказуемыми или подтвержденными причинами являются:… и далее перечислены причины».

Исходя из системного толкования данного пункта и всего Протокола в целом, следует, что стороны, подписавшие Протокол, предполагают, но при этом не уверены, поскольку отсутствуют какие-либо достоверные доказательства, подтверждающие, что явилось причиной инцидента.

Представленное в материалы дела представителем истца и представителями ОАО «Казаньоргсинтез» электронное письмо на бумажном носителе от 04.10.2007 г. (на английском языке с переводом на русский язык), не может быть признано надлежащим, допустимым, достоверным доказательством (ст. 64, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), поскольку суду не известен источник происхождения данного письма, кем, когда, откуда было оно направлено.

Более того, юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, подтверждается электронной цифровой подписью. Использование электронной цифровой подписи на электронных документах регулируется Федеральным законом 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи». В соответствии со ст. 4 этого Закона электронная цифровая подпись в электронном документе равнозначна собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при одновременном соблюдении следующих условий: сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действует) на момент проверки или на момент подписания электронного документа при наличии доказательств, определяющих момент подписания; подтверждена подлинность электронной цифровой подписи в электронном документе; электронная цифровая подпись используется в соответствии со сведениями, указанными в сертификате ключа подписи.

Представленное суду электронное письмо на бумажном носителе от 04.10.2007 г. не обладает вышеуказанными признаками, исходя из чего арбитражный суд не может его признать надлежащим, допустимым, достоверным доказательством по делу (ст. 64, 68, 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Представленные в материалы дела представителем истца и представителями ОАО «Казаньоргсинтез» факсимильные копии письма исх. 71/24 от 24.03.2008 г., адресованное ООО «НЕФТЕМАШ» техническому директору Лапшину *.*. , письма исх. 71/633 от 26.03.2008 г., адресованное генеральному директору ООО «Генерация» Паклину *.*. , также не могут быть признаны судом надлежащими, допустимыми, достоверными доказательствами (ст. 64, 68, 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) по делу, поскольку оригиналы писем не был представлены для обозрения суда, и арбитражному суду не известен источник происхождения данных писем, кем, когда были написан, откуда были направлены.

По вышеуказанным причинам также не могут быть признаны судом надлежащими, допустимыми, достоверными доказательствами (ст. 64, 68, 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) по делу представленные в материалы дела представителем истца и представителями ОАО «Казаньоргсинтез» факсимильная копия письма исх. 71/25 от 24.03.2008 г., адресованная генеральному директору ООО «Генерация» Паклину *.*. , вице-президенту компании «NAO Инкорпорейтед» Вульфину *.*. , письмо исх. №565Р от 14.03(или 04).2008 г., адресованное зам.ген.директора – главному инженеру КОАО «Казаньоргсинтез» *.*. Гайнуллину.

Исходя из вышеизложенного, материалами дела не подтверждается факт причинения ответчиком вреда, противоправности его действий (бездействия), в совокупности с фактом и размером понесенного ущерба (ст. 9, 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), следовательно, исковые требования о взыскании в порядке суброгации с ответчика 10399761 руб. 93 коп. удовлетворению не подлежат.

Кроме того, истцом заявлено требование о взыскании с ответчика 40300 руб. 00 коп. в возмещение расходов на составление сюрвейского отчета. Заявленное исковое требование также не подлежит удовлетворению исходя из следующего.

Согласно ст. 965 Гражданского кодекса РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

Расходы на оценку повреждений имущества произведены страховой компанией для определения размера убытков, подлежащих требованию в рамках договора добровольного страхования.

Для определения лица, которое несет расходы по оценке убытков, значение имеет не то, кем организована оценка, а цели, для которых она производится.

Цель оценки - установление страховщиком суммы страхового возмещения, следовательно, расходы по оценке возлагаются на страховщика и относятся к его обычной деятельности.

Поскольку в удовлетворении исковых требований отказано, расходы истца по уплате государственной пошлины, понесенные при подаче иска, в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возмещению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 110, 167-170, 171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы Решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня вступления решения по делу в законную силу.

Апелляционная и кассационная жалобы подаются в арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций через арбитражный суд, принявший Решение.

В случае обжалования решения в порядке апелляционного или кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить соответственно на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru или Федерального арбитражного суда Уральского округа http://fasuo.arbitr.ru.

Судья *.*. Беляева