Решения районных судов

Об освобождении земельного участка от самовольной постройки. Решение № 2-173/10 от 27.07.2010. Решение от 21 июля 2010 года № 2-173/2010. Владимирская область.

Суздальский районный суд Владимирской области в составе

судьи Лепёшина *.*.

при секретаре Панфиловой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Суздале дело по иску Орловой *.*., Орлова *.*., Данилова *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*. к Евсееву *.*., администрации муниципального образования Суздальский район о признании построек самовольными, о признании разрешения на строительство и на ввод жилого дома в эксплуатацию незаконными, об освобождении личных земельных участков от самовольных построек и сносе, устранении препятствий к использованию земельных участков по их назначению;

по иску Евсееву *.*. к Орловой *.*. о признании недействительными результатов изменения границ земельного участка и об изменении границ земельного участка,

Установил:

Орлова *.*., Орлов *.*., Данилов *.*., Данилова
*.*., Ларина *.*. с учетом уточненных исковых требований в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (т.3л.д.214-215) обратились с иском к Евсееву *.*., администрации муниципального образования Суздальский район (далее - администрация МО Суздальский район) о признании самовольными постройками двухэтажного жилого дома со встроенным магазином с дополнительными постройками с восточной стороны дома, а именно: земляной насыпи с расположенной на ней забетонированной площадкой и железными вмонтированными в бетон мусорными контейнерами, бетонным бордюром, металлической оградой, выгребной ямой с канализационным колодцем, бетонными ступенями в виде лестницы, асфальтовым покрытием в виде участков асфальта и сколоченного деревянного настила, вмонтированного в землю; признании разрешения на строительство NN от 20 ноября 2006 года и на ввод жилого дома в эксплуатацию, выданного Евсееву *.*. администрацией Суздальского района 5 апреля 2007 года, незаконными; сносе всех указанных самовольных построек в порядке истребования их земельных участков из чужого незаконного владения и устранения препятствий к использованию земельных участков по их прямому назначению.

В обоснование в исковом заявлении (т.3л.д.10-14) и судебном заседании явившимися истцами Орловой *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*., а также их представителем адвокатом Пучежской *.*. указано следующее.

Орлова *.*., Орлов *.*., Данилов *.*., Данилова *.*., Ларина *.*. являются собственниками земельных участков, смежных с участком Евсеева *.*., используют их в сельскохозяйственных целях, осуществляя покос
травы и посадку овощных культур. В 2006 году Евсеев *.*. построил двухэтажный дом, разместив на первом этаже дома магазин, при этом часть строений находится за пределами границ предоставленного ему участка земли.

Из материалов проверки УФАКОН по ВО и результатов проведенной по делу судебной экспертизы от 20 мая 2010 года следует, что незаконными постройками Евсеева *.*., являющимися объектами недвижимости, заняты части их земельных участков, принадлежащих на праве собственности.

Земельный участок Данилова *.*. и Даниловой *.*. занят самовольными постройками Евсеева *.*. на площади 1,49 кв.м.

Земельный участок Орловой *.*. и Орлова *.*. занят самовольными постройками Евсеева *.*., в том числе отмосткой жилого дома с восточной стороны, на площади 27,13 кв.м.

Земельный участок Лариной *.*. занят самовольными постройками Евсеева *.*. на площади 5,69 кв.м (в том числе отмосткой жилого дома с его восточной стороны). Ответчик знал о существующих границах истцов, в 2008 году согласился с результатами межевания границ.

В связи с этим данные участки подлежат истребованию из незаконного владения Евсеева *.*. путем их сноса.

Кроме того жилой дом с дополнительными к нему сооружениями возведен Евсеевым *.*. за пределами границ предоставленного земельного участка на муниципальной земле общего использования, чем полностью закрыт для пешеходов и транспорта существовавший ранее проезд от шоссе Владимир-Бородино в д.Зелени. Ввиду этого в настоящее время невозможен подъезд
к земельному участку Орловых *.*. и *.*. и пешеходное движение по существовавшей ранее дороге.

В связи с самовольным захватом муниципальной земли и возведением на ней построек Евсеевым *.*. пешеходы стали ходить из деревни к шоссе по их земельным участкам, образовав пешеходную тропу, по которой при необходимости может проезжать и автотранспорт. Данная дорога препятствует им в использовании земельных участков по прямому назначению, а Орловым *.*. и *.*. прегражден подъезд, ввиду полного занятия проезда постройками Евсеева *.*., который учинил препятствия в использовании земельных участков, не связанных с лишением владения ими.

Принадлежность земельного участка муниципальному образованию, занятому самовольной постройкой, создающей невозможность использования смежного земельного участка, принадлежащего Орловым *.*. и *.*. и создающей препятствия в использовании их земельных участков, не является основанием к отказу в негаторном иске, даже если муниципальный собственник не возражает против занятия Евсеевым *.*. принадлежащего МО земельного участка (имевшейся ранее дороги общего использования).

Факт грубого и множественного нарушения градостроительных норм и строительных правил ответчиком указывает на то, что жилой дом со всеми возведенными постройками к нему с восточной стороны подлежат сносу с целью освобождения их земельных участков из незаконного владения Евсеева *.*., освобождения проезда к земельному участку Орловых *.*. и *.*. и устранения препятствий к пользованию их земельных участков. Разрешения на строительство и на
ввод жилого дома в эксплуатацию необходимо признать недействительным, поскольку данное строение является самовольным, возведено с нарушением градостроительных и технических норм.

В судебном заседании Орлова *.*., Данилова *.*., Ларина *.*. и Пучежская *.*. настаивали на удовлетворении исковых требований, ходатайствуя о рассмотрении дела без участия Орлова *.*. и Данилова *.*., пояснив, что они также настаивают на удовлетворении иска. Не возражали о принятии решения без участия иных не явившихся лиц.

Ответчик Евсеев *.*. и его представитель по устной доверенности Куликова *.*. в судебном заседании исковые требования не признали. Евсеев *.*. обратился в суд со встречным исковым заявлением, уточнив его в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (т.3л.д.46-48), просил суд признать недействительными результаты изменения границ земельного участка Орловой *.*., кадастровый номер NN и изменить их, приведя в первоначальное состояние в соответствии с договором купли-продажи NN от 23 июля 1998 года и свидетельством о праве собственности от 8 сентября 1998 года.

В возражение исковых требований Орловой *.*., Орлова *.*., Данилова *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*. и обоснование встречного иска указано, что жилой дом со встроенным магазином возводился им на основании полученного разрешения на строительство от 20 ноября 2006 года В 2007 году данное строение был завершено и получено разРешение на ввод объекта в эксплуатацию. 15 мая 2007
года получено свидетельство о регистрации права собственности на дом. Исковые требования о переносе строений для освобождения нескольких квадратных метров, нарушают баланс интересов сторон по делу. Указано, что Орлова *.*. ранее являлась собственником земельного участка, с площадью 1790 кв.м., что подтверждалось свидетельством о праве собственности от 8 сентября 1998 года. Считает, что межевые работы в 2008 году по уточнению границ на участке 2000 кв.м. были незаконны, так как на момент проведения работ такого участка не существовало. Площадь ее земельного участка незаконно увеличилась на 210 кв.м. Установление новых границ земельного участка Орловой *.*. лишают его права пользоваться построенным магазином и домом. Данный довод подтвержден заключением Государственного унитарного предприятия Проектный институт «Владкоммунпроект». В соответствии с данным заключением эксплуатация объекта «Жилой дом усадебного типа со встроенным магазином по » невозможна без наличия крыльца и ступеней входов в магазин, гостевой стоянки, выгреба и площадки для загрузки.

Орлова *.*. и ее представитель Пучежская *.*. просили иск Евсеева *.*. оставить без удовлетворения, поскольку он не является надлежащим истцом. Пояснили, что участок сформирован и его границы согласованы с Евсеевым *.*. в установленном порядке, право Орловой *.*. на земельный участок, площадью 2000 кв.м., зарегистрировано. Орлова *.*. не является надлежащим ответчиком.

Представитель ответчика - администрации МО Суздальский район Козленко *.*. ходатайствовала о
рассмотрении дела без ее участия. В отзыве указано на необоснованность заявленных требований Орловой *.*., Орлова *.*., Данилова *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*. в связи с тем, что они пропустили сроки обращения в суд и не вправе обжаловать разрешения по возведенному Евсеевым *.*. строению. При этом возведенный дом не является незаконной постройкой, грунтовая дорога в реестре муниципального имущества не числится.

Представитель третьего лица - отдела архитектуры и градостроительства администрации муниципального образования Суздальский район - Бахирев *.*. - пояснил, что дом Евсеева *.*. не является самовольной постройкой, полагал, что иск подлежит частичному удовлетворению, Евсееву *.*. необходимо убрать бетонную стяжку и бордюр с участков истцов. При этом пояснил, что строения Евсеева *.*. не препятствуют использованию землевладений истцов по их назначению. Подходы и проезды к каждому участку имеются. Все разрешительные документы администрацией выданы на основании законодательства, действующего на момент возникновения правоотношений.

Представители третьих лиц - администрации муниципального образования Новоалександровское сельское поселение, управления Федеральной службы государственной регистрации и картографии по Владимирской области, Суздальского филиала общества с ограниченной ответственностью «Владимирское землеустроительное предприятие», общества с ограниченной ответственностью «Проектировщик» извещались судом о дате, времени и месте судебного заседания, в суд не явились, стороны не возражали о рассмотрении дела в их отсутствие.

Выслушав мнение участников процесса, допросив эксперта, исследовав материалы дела, суд
приходит к выводу об отказе в удовлетворении требований по заявленным искам.

Из материалов дела установлено следующее.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 6 ноября 2008 года у Орловой *.*. в собственности находится земельный участок общей площадью 2000 кв.м., расположенный по адресу:, кадастровый номер NN. Право собственности у нее возникло в результате заключенного договора купли-продажи от 23 июля 1998 года. Согласно землеустроительному делу согласование границ данного участка со смежными участками Евсеева *.*., Данилова *.*., Лариной *.*. и Логинова *.*. состоялось 4 сентября 2008 года, а в последующем произведен вынос утвержденных границ данного участка на местность (т.1л.д.5-13,48).

В силу свидетельства о государственной регистрации права от 9 августа 2004 года Лариной *.*. на праве собственности принадлежит земельный участок для ведения личного подсобного хозяйства, расположенный по адресу:, площадью 5100 кв.м., кадастровый номер

Свидетельство о государственной регистрации права от 28 ноября 2009 года подтверждает у Данилова *.*. права собственности на земельный участок для ведения личного подсобного хозяйства, расположенный по адресу:, кадастровый номер NN, общей площадью 1750 кв.м. Из землеустроительного дела усматривается, что согласование границ данного участка со смежными участками Евсеева *.*., Даниловой *.*., Орловой *.*. и Логинова *.*. состоялось 20 июня 2008 года, а в последующем произведен вынос утвержденных границ данного участка на местность (т.3л.д. 33, 36-39,89)

Согласно документам
о государственной регистрации права от 15 мая 2007 года и от 29 июля 2009 года у Евсеева *.*. в собственности находятся двухэтажный жилой дом со встроенным магазином, площадью 195,1 кв.м и земельный участок для размещения и эксплуатации жилого дома со встроенным магазином, расположенный по адресу:, площадью 165 кв.м., кадастровый номер NN, проданный ему на основании постановления главы Суздальского района NN от 6 июля 2009 года, договор купли-продажи NN от 6 июля 2009 года (т.2л.д.35, 55-56, 67, 71, т.3л.д.104).

Данный участок первоначально был передан в аренду Евсеева *.*. для размещения дома со встроенным магазином в границах, указанных в кадастровой карте, что подтверждается договорами, заключенными им с муниципальным образованием (т.2л.д.10-25). 30 августа 2005 года с начальником отдела архитектуры согласовано архитектурно - планировочное задание на жилой дом со встроенным магазином, где указаны обязательные требования к строению. ООО «Проектировщик-М» разработан проект жилого дома и встроенного магазина. Общая пояснительная записка предусматривает отмостку по периметру здания 700мм., канализационный колодец, крыльцо, площадки. Согласно ситуационному плану площадь участка под застройку составляет 414,4 кв. м. (т.4л.д. 37).

Создана схема, отображающая расположение построенного жилого дома с магазином и сетей инженерно-технического обеспечения в границах участка, по данному адресу. 20 ноября 2006 года Евсееву *.*. выдано разРешение на строительство NN. 5 апреля 2007 года
получено разРешение NN на ввод данного объекта в эксплуатацию (т.1л.д.85-68 т. 2л.д.38-50, т.3л.д.62).

Статья 45 Конституции Российской Федерации закрепляет государственные гарантии защиты прав и свобод (часть 1) и право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (часть 2).

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

При разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам гражданских прав (статьи 12 и 14 Гражданского кодекса Российской Федерации), следует учитывать, что защита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения.

В судебном заседании из пояснений сторон установлено и не оспаривалось, что к моменту сдачи дома Евсеева *.*. в эксплуатацию (5 апреля 2007 года) с восточной стороны дома были размещены земляная насыпь, с расположенной на ней забетонированной площадкой и железными вмонтированными в бетон мусорными контейнерами, бетонным бордюром, металлической оградой, выгребной ямой с канализационным колодцем, бетонными ступенями в виде лестницы, асфальтовым покрытием в виде участков асфальта и сколоченного деревянного настила, вмонтированного в землю.

Из объяснений Орловой *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*. и Пучежской *.*., которые полностью согласуются с материалами дела, а именно вышеуказанными межевыми делами, границы их земельных участков согласовывались со смежными землепользователями (включая Евсеева *.*.) лишь в 2008 году. При этом истцы не представили каких-либо доказательств о том, что Евсеев *.*. знал, и с ним утверждались сформированные в 2008 году границы землевладений до возведения им строения. Межу тем данные участки не имели ограждений, а также ориентиров на местности, позволяющие ответчику определить их границы, вся площадь участков истцов не использовалась. Границы рассматриваемых участков были обозначены на местности лишь после межевания. Истцами суду не представлено сведений, позволяющих установить факт межевых работ и согласования с ответчиком границ до возведения спорных построек и сооружений.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что порядок застройки спорных объектов сложился до согласования границ, выноса поворотных точек и ориентиров на местность.

Истицы и их представитель, полагая, что дом, строения, канализационная система, конструкции и элементы благоустройства не позволяют использовать их участки по назначению, считают, что защита права собственности возможна лишь путем их сноса в порядке истребования земельных участков из чужого незаконного владения и устранения препятствий к их использованию. В подтверждение своих доводов они ссылаются на выводы заключения строительно-технической экспертизы от 20 мая 2009 года (т.3л.д.164-198), полностью подтверждая обоснованность ее выводов, а также копиями материала дела об административном правонарушении Евсеева *.*. по факту нарушения земельного законодательства (т.1л.д.56-54).

Объектами исследования эксперта по определению суда являлись участки истцов и ответчика Евсеева *.*. В соответствии с данным заключением и пояснениями эксперта в судебном заседании установлено, что на земельном участке Евсеева *.*. около двухэтажного жилого дома со встроенным магазином, выполнено благоустройство территории: с трех сторон установлен бетонный бордюр; на территории, огражденной бордюром, расположены насыпи с металлическим ограждением, бетонные площадки для обслуживания магазина; выгребная яма расположена с восточной стороны фасада, к крыльцу магазина примыкает пешеходная грунтовая дорога.

Экспертом определены геодезические координаты каждого участка. Установлено, что участок Евсеева *.*. (под домом) изменил геометрическую форму, определить фактические координаты относительно кадастровых данных экспертным путем не представляется возможным. Выявлено, что в землеустроительной документации по участку с кадастровым номером 33 05 130302 124 отсутствуют геодезическая привязка осей зданий, позволяющая определить объект на местности. Данное обстоятельство подтверждено представителем Бахиревым *.*.

Как видно из плана земельных участков д. Зелени (т.2л.д.137), жилой дом со встроенным магазином построен возле автодороги Владимир - Бородино вне жилой застройки д.Зелени, поэтому красная линия отсутствует и указать расстояние от зданий и сооружений до красной линии экспертом не представилось возможным.

При исследовании взаимного расположения участков согласно кадастровых данных установлено следующее.

Координаты поворотных точек, земельных участков Орловой *.*., Данилова *.*., Лариной *.*. не соответствуют координатам, указанным в кадастровых выписках о земельных участках. Из Приложения 2 видно, что фактические границы, установленные при экспертном осмотре, не соответствуют границам, указанным в кадастровых выписках этих участков. При этом координаты поворотных точек, установленные при экспертном осмотре, не соответствуют координатам, указанным в кадастровых выписках о земельном участке Евсеева *.*. Металлический гараж, выгребная яма, бетонные площадки, насыпи, ограды, относящиеся к его двухэтажному жилому дому, находятся за границами земельного участка, указанного в кадастровой выписке о земельном участке с номером NN.

Из Приложения 3 видно, что фактические границы земельного участка Евсеева *.*. не совпадают с границами, указанными в кадастровой выписке этого участка. Участок ответчика фактически накладывается на земельный участок Данилова *.*. на площадь - 1,49 кв.м., из которой площадь 1,1 пог.м. занята бордюром, оставшаяся имеет насыпь; на земельном участке Орловой *.*. - площадь наложения - 27,13 кв.метра, из них 11,9 пог.м. - заняты бордюром, 7,39 кв.м. - бетонной стяжкой, на оставшейся площади располагается насыпь; на земельном участке Лариной *.*. площадь наложения 5,69 кв.м., на которой 3,27 пог.м.- заняты бордюром, а оставшаяся насыпь (тропа).

Из пояснений эксперта и его заключения следует, что иные спорные сооружения Евсеева *.*. не находятся на территориях участков истцов. При этом при строительстве жилого дома со встроенным магазином нарушены требования СП 30-102-99 «Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства», СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», действующего на момент возникновения данных правоотношений. Согласно СП 30-102-99 «Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства», СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» п.5.3.4 «До границы соседнего приквартирного участка расстояния по санитарно-бытовым условиям должны быть не менее: от усадебного, одно-двухквартирного и блокированного дома - 3 м».

Вместе с тем суд при вынесении решения не принимает во внимание вывод эксперта о нарушении ст.48 Градостроительного кодекса Российской Федерации, поскольку в судебном заседании установлено, что в действительности имеется проект жилого дома со встроенным магазином, изготовленный в 2006 году. Однако данное обстоятельство по существу не меняет иных выводов эксперта на которых он настаивает. В экспликации проекта имеются сведения о канализационном колодце, площади тротуаров и отмостки (т. 4л.д. 1-46).

Суд соглашается с выводом эксперта о том, в землеустроительных делах земельных участков по адресам: (Евсеев *.*.) и (Орлова *.*.) имеется несоответствие в той части, что смежная граница при межевании участка Орловой *.*. имеет согласование, а в землеустроительном деле Евсеева *.*. согласие (акт) данной истицы отсутствует.

Из материалов дела (т.2л.д.134-135) видно, что участок трапециевидной формы действительно не граничит с участками NNNN,21,22. Этот участок предоставлялся в аренду Евсееву *.*. Однако участок под жилым домом при наложении не совпадает с участком, предоставляемым ранее в аренду. Следовательно, жилой дом со встроенным магазином по адресу: построен на участке, отличающимся от первоначально сдаваемого в аренду.

Вместе с тем в землеустроительном деле по проведению землеустройства при упорядочении существующего земельного участка, расположенного по адресу: от 2007 года (т.2л.д.58-63) содержится план границ земельного участка, не совпадающий по форме с земельным участком, выделяемым в аренду с кадастровым номером NN, общей площадью 165 кв. метров, находящегося по адресу:. В связи с изложенным, суд не усматривает нарушений при проведении работ по межеванию рассматриваемых участков.

Учитывая установленные в судебном заседании фактические обстоятельства о том, что Евсеев *.*. возвел рассматриваемое домовладение при наличии вышеуказанных плана, схемы, разрешительной документации на строение и ввод дома в эксплуатацию, пояснения эксперта в судебном заседании, согласно которым ввиду недоработки проектировщика отсутствуют необходимые ориентиры для посадки строения с минимальными погрешностями, умышленной вины в действиях Евсеева *.*. в нарушение границ земельных участков истцов нет.

Однако действиями данного ответчика по возведению бетонных бордюров, отмостки и насыпи нарушены границы смежных участков истцов, а дом расположен с нарушением трехметрового расстояния по санитарно-бытовым условиям.

В силу правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, касающихся оснований ответственности за правонарушения, введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, исходя из общих принципов права должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепляемым целям и охраняемым законом интересам, а также характеру совершенного деяния (Постановление от 30 июля 2001 года № 13-П); к основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное (Постановления от 25 октября 2001 года № 1-П и от 27 апреля 2001 года №7-П); к общеправовым принципам юридической ответственности относится наличие вины в совершении правонарушения (Постановление от 18 июля 2003 года № 14-П).

Содержащаяся санкция статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (снос) может быть применена, если доказана вина гражданина в осуществлении самовольной постройки, при этом с таким требованием обратилось лицо, являющееся собственником земельного участка либо лицо, права и охраняемые законные интересы которого ведением самовольного строительства нарушаются.

В связи с тем, что имущество Евсеева *.*. в виде дома, канализационного колодца, бетонных ступеней в виде лестницы, асфальтового покрытия в виде участков асфальта и сколоченного деревянного настила, вмонтированного в землю, не находится на участках истцов, не препятствуют использованию земельных участков, а в судебном заседании не представлено сведений, чем именно данная постройка и элементы благоустройства нарушают их права либо создают угрозу жизни и здоровью, суд отказывает в удовлетворении требований о признании их самовольными постройками и сносе. Поскольку требования о признании незаконными разрешения на строительство NN от 20 ноября 2006 года на ввод жилого дома в эксплуатацию от 5 апреля 2007 года являются взаимосвязанными с предыдущими требованиями, а отдельно отсутствуют основания для их удовлетворения, суд также считает их необоснованными.

Между тем суд учитывает, что именно администрации муниципальных образований осуществляют регулирование планировки и застройки территорий муниципального образования; владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью; выдачи разрешений на строительство; предоставления земельных участков для строительства и реконструкции (статья 8 Градостроительного кодекса Российской Федерации, статьи 11, 28-30, 32 Земельного кодекса Российской Федерации). Собственник земельного участка (органы местного самоуправления), на котором частично возведены дом со встроенным магазином и элементы благоустройства, с требованиями о признании их самовольными и сносе не обращался.

Отказывая в удовлетворении иных заявленных требований, а именно освобождения земельных участков от бетонных бордюров и стяжки, суд приходит к выводу о том, что установленные площади, занятые ответчиком участков земли истцов, являются незначительными и не нарушают их прав на использование земельных участков по их назначению - для выращивания сельскохозяйственных культур.

Правовое значение в данном случае имеет то обстоятельство, что строения Евсеева *.*. не исключают проезд и проход к участкам истцов и были возведены до согласования смежных границ. В судебном заседании это подтвердили представитель отдела архитектуры и градостроительства Бахирев *.*. и эксперт Глущук *.*., пояснив, что к каждому из рассматриваемых участков истцов имеется доступ со стороны автодороги дороги, то есть с противоположенной границы относительно участка ответчика, при этом к участкам NNNN,22 имеются иные подходы.

При этом не меняет выводов суда факт привлечения Евсеева *.*. к административной ответственности за нарушения земельного законодательства по ст.7.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Результаты проверки по административному делу противоречат выводам приведенной судебной экспертизы, при этом в постановлении о назначении административного наказания от 22 августа 2008 года указаны ориентировочные сведения. Согласие Евсеева *.*. с его привлечением к административной ответственности не имеет правового значения.

Доводы истцов в части ликвидации дороги ответчиком являются несостоятельными. Из материалов дела и сведений из муниципального образования, пояснений эксперта и представителя Бахирева *.*. следует, что в реестре муниципального имущества грунтовой дороги между участками истцов и ответчика не значится, она возникла стихийно. Суд не усматривает каких-либо нарушений, допущенных Евсеевым *.*., прав истцов в данной части утверждений.

Кроме того, предлагаемый истцами способ защиты своего права в виде сноса бордюров и стяжки (иных строений Евсеева *.*.) не будет отвечать принципу справедливости, не является соразмерным конституционно закрепляемым целям и охраняемым законом интересам, а также характеру совершенного ответчиком деяния и объему нарушенного права истцов. В этой связи суд считает обоснованными утверждения ответчика о необходимости соблюдения баланса интересов, который явно будет нарушен удовлетворением требований истцов, действующих каждый в своем интересе. В судебном заседании не установлено, что истцам причинен фактический ущерб, вследствие размещения бордюра, стяжки и насыпи (иных строений в непосредственной близости к границам участков) ответчиком на незначительной площади их землевладений. При этом их права на использование земельных участков по назначению не нарушены, доступ (проход, проезд) к участкам имеется. Снос строений и элементов благоустройства нарушит права Евсеев *.*. по использованию рассматриваемого землевладения с учетом целевого назначения -эксплуатации жилого дома со встроенным магазином. Удовлетворение исковых требований приведет к значительным и несоразмерным расходам ответчика, по отношению к объему нарушенного права каждого истца.

Вместе с тем суд не находит оснований для удовлетворения встречных исковых требований Евсеева *.*. к Орловой *.*. о признании недействительными результатов изменения границ земельного участка и об изменении границ земельного участка. В судебном заседании установлено, что при межевании Евсеев *.*. не возражал против установления границ участка Орловой *.*., подписав акт согласования. Из заключения вышеуказанной экспертизы участок ответчицы не нарушает границ землеведения Евсеева *.*. Таким образом правовые основания для удовлетворения данного иска отсутствуют. Суд не усматривает каких-либо нарушений прав Евсеева *.*. существующими границами участка Орловой *.*.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

Решил:

Исковые требования Орловой *.*., Орлова *.*., Данилова *.*., Даниловой *.*., Лариной *.*. к Евсееву *.*., администрации муниципального образования Суздальский район о признании самовольными постройками двухэтажного жилого дома со встроенным магазином с дополнительными постройками с восточной стороны дома, а именно земляной насыпи с расположенной на ней забетонированной площадкой и железными вмонтированными в бетон мусорными контейнерами, бетонным бордюром, металлической оградой, выгребной ямой с канализационным колодцем, бетонными ступенями в виде лестницы, асфальтовым покрытием в виде участков асфальта и сколоченного деревянного настила, вмонтированного в землю, о признании разрешения на строительство и на ввод жилого дома в эксплуатацию незаконными, обязании осуществить снос данных самовольных построек в порядке истребования земельных участков из чужого незаконного владения и устранении препятствий к использованию земельных участков по их назначению - оставить без удовлетворения.

Исковые требования Евсееву *.*. к Орловой *.*. о признании недействительными результатов изменения границ земельного участка Орловой *.*., находящегося по адресу:, участок NN, кадастровый номер NN, отраженными в кадастровом паспорте; об изменении границы земельного участка Орловой *.*., расположенного по адресу:, участок NN, приведении их в первоначальное состояние в соответствии с договором купли-продажи NN от 23 июля 1998 года и свидетельством о праве собственности серии NN от 08 сентября 1998 года - оставить без удовлетворения.

На Решение может быть подана кассационная жалоба во Владимирский областной суд через Суздальский районный суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья: (подпись) *.*. Лепёшин

Верно.

Судья: *.*. Лепёшин

Секретарь: *.*. Панфилова