Решения районных судов

О возмещении морального вреда в результате незаконного преследования. Решение от 20 декабря 1994 года. Республика Башкортостан.

Белебеевский городской суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Шакирова *.*.,

с участием заместителя Белебеевского межрайпрокурора Шигапова *.*.,

представителя ОВД по Белебеевскому району и г. Белебей - Тимирбаевой *.*.,

при секретаре Асадуллиной *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гайсина *.*. к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РБ, к следственному отделу Отдела внутренних дел по Белебеевскому району и г. Белебей, Белебеевской межрайонной прокуратуре РБ о возмещении морального вреда,

Установил:

Гайсин *.*. обратился в суд с вышеуказанным иском, мотивируя свое обращение тем, что следователем СО при ОВД по Белебеевскому району и г. Белебей ему было предъявлено обвинение по п.п. «в», «г» ч.
2 ст. 158 УК РФ. Обвинительное заключение было утверждено Белебеевским межрайонным прокурором и уголовное дело было направлено на рассмотрение в Белебевский городской суд РБ. В ходе судебного заседания были исследованы все материалы дела и по итогам рассмотрения уголовного дела в отношении него 06.05.2009г. был вынесен Приговор, согласно которому он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ему было назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года. Постановлением Президиума Верховного Суда РБ от 01.09.2010г. Приговор Белебеевского городского суда РБ от 06.05.2009г. в отношении него был изменен, его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 158 УК РФ и назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы. В связи с чем считает, что уголовное преследование в отношении него было незаконным и необоснованным, в результате чего он был осужден за преступление средней тяжести, что причиняло ему как нравственное так и моральное страдание. Исходя из вышеизложенного, просил суд взыскать с ответчиков в его пользу в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей и возместить его судебные издержки.

Гайсину *.*. по месту отбытия наказания было направлено письмо с указанием даты и времени проведения судебного заседания, с разъяснением его прав,
в том числе право вести дело через своего представителя; в своих пояснениях в адрес суда, Гайсин доводы и требования своего иска полностью поддержал.

Представитель ответчика - Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Башкортостан, просил суд рассмотреть дело без его участия; направил в суд возражение на исковое заявление Гайсина *.*., в котором пояснил, что в соответствии с ч. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечен ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленным законом. Обязательство по возмещению морального вреда причиненного незаконным привлечени ответственности, за счет средств соответствующей казны, в соответствии с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ, возникает только при наличии одновременно следующих условий, наличие которых должно быть доказано истцом: претерпевания вреда; неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда; причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и вредом. Поскольку для доказывания вышеназванных условий возникновения обязательства из деликта
действующим законодательством не установлены какие-либо особые правила, то в силу статьи 56 ГПК РФ, устанавливающий обязанность стороны доказать суду те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основание своих требований, истцу необходимо доказать факт нарушения своих прав. Так, истец должен представить суду доказательства того, что: он действительно претерпел нравственные страдания, и в чем конкретно они выражались; уровень деловой репутации истца изменился в результате привлечен ответственности (то есть наличие причинно-следственной связи); его состояние здоровья в связи с привлечени ответственности ухудшилось. Утверждения о том, что истец претерпевал моральные страдания в связи с привлечени ответственности никакими доказательствами не подтверждаются. Полагает, что объективная оценка данного утверждения может быть дана судом лишь в случае установления причинно-следственной связи между ухудшением здоровья и привлечени ответственности, а также предоставления истцом следующих документов: медицинской карты, свидетельствующей о возникновении у истца каких-либо заболеваний, развившихся у него в результате привлечен ответственности; комиссионное заключение медицинских экспертов о том, что именно привлечен ответственности с неизбежностью повлекло возникновение какого-либо серьезного заболевания. При рассмотрении требований истца о компенсации морального вреда должны приниматься во внимание указания, содержащиеся в Постановлении Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в частности, необходимо: дать надлежащую оценку физическим и
нравственным страданиям, оценить их характер, степень, глубину; учесть индивидуальные особенности истца, которые на наш взгляд, могут быть подтверждены, например, свидетельскими показаниями и характеристиками, представленными с последнего и предыдущего места работы; другие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о тяжести перенесенных им физических и нравственных страданий. Также необходимо отметить, что при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости предусмотренные ч. 2 ст. 1101 ГК РФ. Кроме того, изложенное в исковом заявлении позволяет сделать вывод о том, что истец был осужден. Изменение квалификации совершенного преступления не является основанием для реабилитации. Учитывая изложенное, просили суд в удовлетворении требований Гайсина *.*. о возмещении морального вреда отказать в полном объеме, в связи с их необоснованностью.

Представитель ответчика - ОВД по Белебеевскому району и г. Белебей РБ, Тимирбаева *.*., в суде исковые требования Гайсина *.*. не признала и пояснила о том, что 06.05.2009г. Белебеевским городским судом Гайсин *.*. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, а 01.09.2010г. Постановлением Президиума Верховного суда РБ действия Гайсина *.*. переквалифицированы на менее тяжкое преступление, то есть на ч.1 ст.158 УК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного
привлечен ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в порядке, установленным законом. В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых к уголовному преследованию, такой порядок установлен Уголовно-процессуальным кодексом РФ, в частности ст.ст. 133-139, 397 и 399. Исходя из содержания данных статей право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного Приговора, вотношении подозреваемого или обвиняемого прекращение уголовного преследования). Переквалификация судом действий лица, в отношении которого осуществлялась уголовное преследование, на менее тяжкое обвинение, сами по себе не являются реабилитирующим обстоятельством, в связи с чем просила в удовлетворении исковых требований Гайсина *.*. отказать.

Прокурор в своем заключении указал на то, что доводы иска Гайсина *.*. не нашли своего подтверждения. Действительно, Постановлением Президиума Верховного Суда РБ его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 158 УК РФ. Однако, в соответствии с действующим УПК РФ, для решения вопроса о компенсации морального вреда,
в первую очередь- за лицом должно быть признано право на реабилитацию. Требование о компенсации морального вреда, заявленное Гайсиным *.*. необоснованно, так как за ним не признано его право на реабилитацию. Гайсин был привлеч ответственности за деяния, которые он совершил, впоследствии имела место переквалификация его действий, но статья осталась та же, то есть он совершил преступление- кражу. При этом, согласно имеющихся в материалах дела и представленных истцом, доказательств, нарушений прав Гайсина - следственным отделом, судом, прокуратурой допущено не было, таких доказательств не имеется. Применительно к иску, Гайсиным доказательств причинения ему морального вреда(претерпевания) в связи с переквалификацией его действий - не представлено, их не имеется и в материалах дела; в связи с чем необходимо отказать Гайсину в удовлетворении заявленных требований.

Выслушав представителя ОВД по Белебеевскому району и г. Белебей РБ, заключение прокурора, полагавшего в иске отказать, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении иска Гайсина *.*. следует отказать, исходя из следующего:

Так, в соответствии со ст. 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации или казны муниципального образования.

Указанная обязанность по возмещению вреда возникает при одновременном наличии следующих условий: наличия вреда, неправомерных действий
(бездействия) причинителя вреда, причиной связи между неправомерными действиями, вины причинителя вреда.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрена компенсация морального вреда, которая может быть осуществлена также при одновременном наличии перечисленных выше условий.

Согласно материалам дела, органами предварительного следствия Гайсину *.*. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Приговором Белебеевского городского суда РБ от 06.05.2009г., Гайсин *.*. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года.

Постановлением Президиума Верховного суда РБ от 01.09.2010г., Приговор Белебеевского городского суда РБ от 06 мая 2009г. в отношении Гайсина *.*. изменен, его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 158 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы, в остальной части Приговор оставлен без изменений(то есть, осуждение условное и испытательный срок -2 года).

В соответствии с правилами ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основания своих требований.

В данном случае, ответчики исковые требования Гайсина *.*. - не признали.

Согласно ст.134 УПК РФ, право на реабилитацию, которая включает в себя и право на возмещение морального вреда, имеет лицо, за которым признано право на реабилитацию. В данном случае, за Гайсиным
право на реабилитацию не признано, то есть - таких доказательств не имеется и в материалах дела, их не представлено суду и истцом.

По мнению суда, обоснованны доводы, изложенные в возражении Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Башкортостан, доводы представителя ОВД по Белебеевскому району и г. Белебей и прокурора о том, что претерпевание истцом моральных страданий в связи с уголовным преследованием и последующей переквалификацией его действий, какими -либо надлежащими доказательствами не было подтверждено.

Вступившим в законную силу судебным Постановлением, совершение Гайсиным преступления- кражи, подтверждено; поэтому, по убеждению суда, несостоятельны доводы истца о незаконном и необоснованном его уголовном преследовании и незаконном привлечен ответственности.

Далее, Гайсиным *.*. суду не представлено доказательств того, что в связи с переквалификацией его действий были нарушены его права и он действительно претерпел нравственные страдания, что его состояние здоровья ухудшилось в связи с указанными обстоятельствами(подтверждение причинно-следственной связи не имеется), их не имеется и в материалах дела. Так, Гайсин за пределами назначенного судом срока наказания в местах лишения свободы не содержался; также незаконно ему не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, либо иная мера процессуального принуждения.

Гайсин *.*. органами предварительного следствия обвинялся по одному эпизоду преступления - п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ,
то есть в совершении кражи, Постановлением Президиума Верховного Суда РБ данная статья была переквалифицирована на ч. 1 ст. 158 УК РФ, то есть факт совершения им преступления не подлежит сомнению и оспариванию.

При этом нарушения прав Гайсина органами прокуратуры, следственным отделом, судом - допущено не было. Гайсин содержался под стражей обоснованно, срок условного осуждения ему сокращен не был. Только изменение тяжести совершенного преступления, по убеждению суда, не могут являться основаниями для компенсации Гайсину морального вреда.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Гайсина *.*. о компенсации морального вреда, не подлежат удовлетворению.

Дело рассмотрено в пределах исковых требований и на основании представленных сторонами доказательств.

Руководствуясь ст., ст.194- 198, 199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении иска Гайсина *.*. к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Башкортостан, следственному отделу Отдела внутренних дел по Белебеевскому району и г. Белебей Республики Башкортостан, Белебеевской межрайонной прокуратуре Республики Башкортостан о возмещении морального вреда - отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд РБ в течение 10 дней со дня вынесения мотивированного решения.

Федеральный судья: *.*. Шакиров.