Решения районных судов

Решение от 28 июня 2011 года. По делу А33-4413/2011. Красноярский край.

Решение 28 июня 2011 года

Дело № А33-4413/2011

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена 21 июня 2011 года.

В полном объеме Решение изготовлено 28 июня 2011 года.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи *.*. Ивановой, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению некоммерческого партнерства «Енисейская Алкогольная Ассоциация»

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю

о признании недействительным решения и предписания от 30.12.2010 по делу № 113-11-10,

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: ООО «Сингл», ООО «Дэстэни», государственное предприятие Красноярского края «Оптовый алкогольный центр», ООО ТД «Огонь-Вода»,

при участии в судебном заседании:

от заявителя: *.*. Иванниковой по доверенности от 15.01.2011, паспорту,

от ответчика: *.*. Амосовой по доверенности от 15.04.2011
№ 50, удостоверению, *.*. Денк по доверенности от 14.01.2011 № 25, удостоверению;

от третьего лица (ООО «Дэстэни»): *.*. Капитоновой – на основании доверенности от 03.01.2011, паспорта;

от третьего лица (государственное предприятие Красноярского края «Оптовый алкогольный центр»): *.*. Габаравой – на основании доверенности от 03.05.2011, паспорта;

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания *.*. Сницкой,

Установил:

некоммерческое партнерство «Енисейская Алкогольная Ассоциация» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю о признании недействительным решения и предписания от 30.12.2010 по делу № 113-11-10.

Заявление принято к производству суда. Определением от 29.03.2011 возбуждено производство по делу.

Третьи лица - ООО «Сингл», ООО ТД «Огонь-Вода» явку свих представителей в судебное заседание не обеспечили, извещены о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом.

Заявитель поддержал заявленные требования.

Ответчик требования заявителя не признал по основаниям, изложенным в отзыве на заявление.

Представитель ООО «Дэстэни» поддержал позицию ответчика, сослался на письменный отзыв.

Представитель государственного предприятия Красноярского края «Оптовый алкогольный центр» в судебном заседании поддержал позицию заявителя, сослался на доводы, изложенные в отзыве.

При рассмотрении дела установлены следующие, имеющие значение для рассмотрения спора, обстоятельства.

Некоммерческое партнерство «Енисейская алкогольная ассоциация» (далее - НП «ЕАА») зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц 03.02.2005 за основным государственным регистрационным номером 1052460005399. Согласно Уставу НП «ЕАА» членами ассоциации могут
быть другие ассоциации, юридические и физические лица. В ассоциации установлены 2 категории членов: действительные и ассоциированные, требования к которым, их права и обязанности определяются Правилами участия в ассоциации и решениями общих собраний членов ассоциации (пункты 3.1, 3.2 Устава). Члены ассоциации обязаны соблюдать устав и выполнять решения органов ассоциации (пункт 3.5 Устава), а невыполнение требований устава и решений ассоциации и его руководящих органов является основанием для исключения из членов ассоциации (пункт 3.6 Устава).

Согласно пункту 3 протокола общего собрания НП «ЕАА» от 22.11.2005 № 6, общим собранием НП «ЕАА» было решено поручить государственному предприятию Красноярского края «Оптовый алкогольный центр» совместно с Советом участников НП «ЕАА» разработать знак качества НП «ЕАА».

Как следует из протокола № 1 общего собрания членов НП «ЕАА» от 06.03.2006 члены партнерства большинством голосов Решили с апреля 2006 года участникам НП «ЕАА» перейти на использование знака «Гарантия качества».

В соответствии со свидетельством № 1816 о регистрации произведения - объекта интеллектуальной собственности от 27.06.2006 в ООО «Сибкопирайт» зарегистрирован объект интеллектуальной собственности - информационно-художественное произведение под названием: этикетка «Гарантия качества», автором которого является *.*. Анохин.

НП «ЕАА» был получен патент на промышленный образец № 65415 (этикетку самоклеящуюся «Гарантия качества»), автором является *.*. Анохин.

21 сентября 2008 между НП «ЕАА» и Государственным предприятием Красноярского края «Оптовый
алкогольный центр» (далее - ГП КК «ОАЦ») было заключено соглашение № 3 на использование промышленного образца. В соответствии с вышеуказанным соглашением НП «ЕАА», являющееся владельцем патента (промышленный образец - этикетка самоклеящаяся «Гарантия качества»), на безвозмездной основе передает ГП КК «ОАЦ» право на использование вышеуказанного промышленного образца. На основании данного соглашения ГП КК «ОАЦ» получает право на изготовление и применение продукции с использованием этикетки самоклеящейся «Гарантия качества» (именуемой в соглашении в качестве Знака) в качестве знака соответствия в рамках Системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества» (преамбула, пункты 1.2, пункты 2.1-2.3, 3.1, 3.2 соглашения).

Система добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества» зарегистрирована ГП КК «ОАЦ» 18.04.2006.

В соответствии с Правилами функционирования системы добровольной сертификации ГП КК «ОАЦ» «Енисейская гарантия качества» (далее - Правила сертификации) заявки на сертификацию алкогольной продукции в системе принимаются органом по сертификации ГП КК «ОАЦ» от любых юридических лиц, являющихся отечественными или зарубежными изготовителями, поставщиками, если они принимают правила системы и гарантируют оплату работ.

Согласно пунктам 6.8-6.8.2 Правил сертификации алкогольная продукция может быть маркирована знаком соответствия, принятым в системе. Изображение и требование к знаку соответствия установлены положением о знаке соответствия Системы. Маркирование знаком соответствия проводит обладатель сертификата, получивший разРешение на применение знака соответствия от органа по сертификации.

20 марта 2006 генеральным директором ГП КК
«ОАЦ» утверждены Положение и порядок применение знака соответствия системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества», согласно которому знаком соответствия, принятым в системе является знак «Енисейская гарантия качества».

На заседании Совета членов НП «ЕАА», состоявшемся 02.10.2008 (протокол № 14), рассматривался отчет общественной комиссии НП «ЕАА» о проверках, проведенных в отношении членов некоммерческого партнерства, в том числе в отношении ООО «Дэстэни».

На заседании совета членов НП «ЕАА» 02.10.2008 (протокол № 14) принято Решение лишить ООО «Дэстэни» права пользоваться знаком «Гарантия качества» сроком на 3 месяца, генеральному директору ГП КК «ОАЦ» *.*. Троянову предложено прервать договор с ООО «Дэстэни» на проверку партий алкогольной продукции на качество и безопасность, а также выдачу знака «Гарантия качества» в соответствии с имеющимся двусторонним договором.

ГП КК «ОАЦ» в адрес ООО «Дэстэни» было направлено письмо исх. № 279 от 02.10.2008 о расторжении договора от 28.09.2006 года № 36 на проведение работ по системе добровольной сертификации алкогольной продукции «Енисейская гарантия качества», заключенного между ГП КК «ОАЦ» и ООО «Дэстэни». В качестве причины расторжения договора было указано Решение Совета членов НП «ЕАА», принятое 02.10.2008.

20 октября 2008 ООО «Дэстэни» обратилось в ГП КК «ОАЦ» с заявкой на проведение работ по добровольной сертификации алкогольной продукции.

В ответ на данную заявку ГП КК «ОАЦ» направило письмо исх. №
276 от 22.10.2008, в котором сообщило, что договорные отношения между организациями были расторгнуты на три месяца по рекомендации Совета НП «ЕАА» в виде предупредительной меры на основании протокола от 02.10.2008. ООО «Дэстэни» было рекомендовано обратиться с предложением о заключении договоры на проведение работ по добровольной сертификации алкогольной продукции 19.01.2009.

В дальнейшем договор на проведение работ по добровольной сертификации между ГП КК «ОАЦ» и ООО «Дэстэни» заключен не был.

Как следует из протокола № 6 заседания Совета членов НП «ЕАА» 09.06.2009 ООО «Сингл» было принято в ассоциированные члены НП «ЕАА» с испытательным сроком 12 месяцев. 20.11.2009 ООО «Сингл» обратилось в ГП КК «ОАЦ» с просьбой предоставить проект договора на оказание услуг по добровольной сертификации.

20 ноября 2009 ООО «Сингл» обратилось в НП «ЕАА» с просьбой оказать консультативное содействие по вопросу прохождения добровольной сертификации алкогольной продукции.

Не получив ответа от ГП КК «ОАЦ», ООО «Сингл» 11.12.2009 года повторно обратилось с предложением заключить договор, однако ответа не получило.

После принятия ООО «Сингл» в действительные члены НП «ЕАА», ООО «Сингл» и ГП КК «ОАЦ» был заключен договор на прохождение добровольной сертификации от 18.03.2010.

Управлением Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю проведена проверка соблюдения НП «ЕАА» требований антимонопольного законодательства.

Решением антимонопольного органа от 30.12.2010 по делу № 113-11-10 «ЕАА», ГП КК «ОАЦ»
и ООО ТД «Огонь-Вода» признаны виновными в нарушении части 2 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Федеральный закон «О защите конкуренции») и им выдано предписание о прекращении ограничивающего конкуренцию соглашения, в том числе: прекратить давать указания государственному предприятию «Оптовый алкогольный центр» о расторжении или заключении договоров на оказание услуг по прохождению добровольной сертификации, а также давать рекомендации хозяйствующим субъектам не являющимся действительными членами НП «ЕАА» проходить добровольную сертификацию алкогольной продукции через его действительных членов, в том числе через ООО ТД «Огонь-Вода».

Заявитель считает, что указанные Решение и предписание не соответствуют действующему законодательству и нарушают его права и законные интересы, в связи с чем обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Исследовав представленные доказательства, оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Из содержания статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) следует, что для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, суд должен установить наличие одновременно двух условий:

оспариваемый ненормативный правовой акт, Решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту,

оспариваемый ненормативный правовой
акт, Решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение или совершили действия (бездействие).

При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 АПК РФ, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.

Суд полагает, что оспариваемые Решение и предписание соответствуют действующему законодательству и не нарушают права и законные интересы заявителя на основании следующего.

В соответствии с пунктами 1 и 4 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 331, Федеральная антимонопольная служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции, в том числе, по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства.

Федеральная антимонопольная служба осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской
Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

Управление Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю является территориальным органом Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации.

В соответствии со статьей 22 Федерального закона «О защите конкуренции» антимонопольный орган:

обеспечивает государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, хозяйствующими субъектами, физическими лицами;

выявляет нарушения антимонопольного законодательства, принимает меры по прекращению нарушения антимонопольного законодательства и привлекает к ответственности за такие нарушения.

В соответствии с пунктами «в» статьей 23 Федерального закона «О защите конкуренции» антимонопольный орган осуществляет полномочия, в том числе по возбуждению и рассмотрению дела о нарушениях антимонопольного законодательства.

Следовательно, оспариваемые Решение и предписание вынесены антимонопольным органом в пределах предоставленной Федеральным законом компетенции.

В соответствии с частью 1 статьи 21 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее - Федеральный закон «О техническом регулировании») добровольное подтверждение соответствия осуществляется по инициативе заявителя на условиях договора между заявителем и органом по сертификации. Добровольное подтверждение соответствия может осуществляться для установления соответствия национальным стандартам, стандартам организаций, сводам правил, системам добровольной сертификации, условиям договоров.

Согласно статье 22 Федерального закона «О техническом регулировании» система добровольной сертификации может быть создана юридическим лицом и
(или) индивидуальным предпринимателем или несколькими юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями. Лицо или лица, создавшие систему добровольной сертификации, устанавливают перечень объектов, подлежащих сертификации, и их характеристик, на соответствие которым, осуществляется добровольная сертификация, правила выполнения предусмотренных данной системой добровольной сертификации работ и порядок их оплаты, определяют участников данной системы добровольной сертификации.

Системой добровольной сертификации может предусматриваться применение знака соответствия. Согласно Постановлению Правительства РФ от 23.01.2004 № 32 «О регистрации и размере платы за регистрацию системы добровольной сертификации» сведения о лице (лицах), создавших систему добровольной сертификации, о правилах функционирования системы добровольной сертификации, знаке соответствия и порядке его применения включаются в единый реестр зарегистрированных систем добровольной сертификации.

В соответствии с пунктом 14 Административного регламента исполнения Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии государственной функции по ведению единого реестра зарегистрированных систем добровольной сертификации, утвержденного Приказом Минпромэнерго России от 25.12.2007 № 570 сведения о зарегистрированных системах добровольной сертификации, содержащиеся в едином реестре, включают в себя сведения о знаке соответствия системы добровольной сертификации, а именно изображение знака соответствия, применяемого в системе добровольной сертификации и сведения о порядке его применения.

Согласно части 1 статьи 19 Федерального закона «О техническом регулировании» одним из принципов подтверждения соответствия является принцип недопустимости принуждения к осуществлению добровольного подтверждения соответствия, в том числе в определенной системе добровольной сертификации.

Частью 2 статьи 19 Федерального закона «О техническом регулировании» установлено, что подтверждение соответствия разрабатывается и применяется равным образом и в равной мере независимо от страны и (или) места происхождения продукции, осуществления процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ и оказания услуг, видов или особенностей сделок и (или) лиц, которые являются изготовителями, исполнителями, продавцами, приобретателями.

С целью обеспечения единства экономического пространства, свободного перемещения товаров и защиты конкуренции Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» установлен запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов, под которыми согласно пункту 18 статьи 4 понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

Из материалов дела следует, что ГП КК «ОАЦ» и ООО ТД «Огонь-Вода» являются действительными членами ассоциации. Советом членов НП «ЕАА» 02.10.2008 было принято Решение лишить ООО «Дэстэни» права пользоваться знаком «Гарантия качества» сроком на 3 месяца и дано указание ГП КК «ОАЦ» прервать договор с ООО «Дэстэни» на проверку партий алкогольной продукции на качество и безопасность.

Совет членов НП «ЕАА» является согласно разделу 5 Устава его руководящим органом, а ГП КК «ОАЦ» является членом ассоциации. На заседании Совета членов НП «ЕАА» 02.10.2008 присутствовал генеральный директор ГП КК «ОАЦ» *.*. Троянов, который в этот же день 02.10.2008 направил ООО «Дэстэни» письмо о расторжении договора № 36 о прохождении добровольной сертификации алкогольной продукции.

Суд считает, что комиссия антимонопольного органа обоснованно пришла к выводу о том, что Решение Совета членов НП «ЕАА» от 02.10.2008 (протокол № 14) и письмо ГП КК «ОАЦ» исх. № 279 от 02.10.2008 свидетельствуют о наличии договоренности отказать в применении добровольной сертификации и не допускать продукцию ООО «Дэстэни» на оптовый рынок алкогольной продукции.

Дов Ф.И.О. причиной отказа в проведении работ по добровольной сертификации алкогольной продукции ООО «Дэстэни» явилось поставка ООО «Дэстэни» в розницу алкогольной продукции с поддельным знаком «Гарантия качества» судом исследован и отклонен по следующим основаниям.

В протоколе заседания совета членов НП «ЕАА» от 02.10.2008 № 14 отражено, что «компании «Дэстэни» неоднократно делались замечания по поводу нарушений решений общего собрания и совета НП «ЕАА» в части поставок на краевой рынок водочной продукции по демпинговым ценам, а также явное противодействие со стороны ООО «Дэстэни», выразившееся в отказе предоставить документы для проведения проверки общественной комиссией, а также грубом обращении с ее представителями, принято Решение лишить ООО «Дэстэни» права пользоваться знаком «Гарантия качества» сроком на 3 месяца», генеральному директору ГП КК «ОАЦ» *.*. Троянову предложено прервать договор с ООО «Дэстэни» на проверку партий алкогольной продукции на качество и безопасность, а также выдачу знака «Гарантия качества» в соответствии с имеющимся двусторонним договором.

Данный протокол подписан секретарем, а также председательствующим – директором НП «ЕАА» *.*. Анохиным.

Кроме того, в день принятия решения советом членов НП «ЕАА» генеральный директор ГП КК «ОАЦ» *.*. Троянов присутствовал на заседании совета. ГП КК «ОАЦ» в адрес ООО «Дэстэни» направил письмо от 02.10.2008 исх. № 279 о расторжении договора на проведение работ по добровольной сертификации алкогольной продукции.

Согласно части 2 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции» запрещены соглашения между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

Суд пришел к выводу о том, что действия НП «ЕАА» по выдаче рекомендаций о расторжении ГП КК «ОАЦ» договора на прохождение добровольной сертификации и уклонение от заключения договора на прохождение добровольной сертификации с хозяйствующим субъектом, не являющимся действительным членом НП «ЕАА» нарушают требования части 2 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Довод заявителя о том, что антимонопольным органом не доказано, что наличие согласованных действий, которые привели или могли привести к разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров, либо составу продавцов или покупателей, созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам судом исследован и отклонен, по следующим основаниям.

Из оспариваемого решения следует, что заявитель был признан нарушившим часть 2 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции». Заявителю было вменено не совершение согласованных действий, а заключение запрещенного антимонопольным законодательством соглашения.

Из представленных в материалы дела решения Совета членов НП «ЕАА» от 02.10.2008 (протокол № 14) и письма ГП КК «ОАЦ» исх. № 279 от 02.10.2008 следует, что между НП «ЕАА» и ГП КК «ОАЦ» было заключено соглашение, в котором отражено намерение данных лиц отказать хозяйствующему субъекту - ООО «Дэстэни» в применении добровольной сертификации.

Суд считает обоснованным довод антимонопольного органа о том, что указанное соглашение лишило ООО «Дэстэни» возможности проходить добровольную сертификацию и могло привести к невозможности реализовывать алкогольную продукцию хозяйствующим субъектам, которые приобретают только продукцию, прошедшую добровольную сертификацию.

Довод заявителя об увеличении объемов поставок алкогольной продукции ООО Ф.И.О. торговли судом исследован и отклонен по вышеизложенным обстоятельствам.

Кроме того, заявитель не отрицает, что наряду с увеличением объемов поставок произошло снижение количества контрагентов ООО «Дэстэни». Отказ контрагентов от поставок алкогольной продукции ООО «Дэстэни» в связи с отсутствием знака соответствия подтверждается письмами ООО «Альма» от 27.11.2009, ООО «Агролес» от 26.11.2009, ООО «Удача» от 26.11.2009, ООО «Трио» от 23.12.2009, ООО «Акцент» от 07.12.2009, ООО «Татьяна» от 02.12.2009, ООО Кафе «Мария», Богучанского потребительского кооператива от 19.10.2009, ООО «Мечта» б/д, ООО «Феникс» б/д.

Довод НП «ЕАА» о неотражении в решении антимонопо Ф.И.О. причиной отказа в проведении работ по добровольной сертификации с использованием знака «Гарантия качества» и исключения из членов ассоциации являлись поставки ООО «Дэстэни» в розницу алкогольной продукции с поддельным знаком «Гарантия качества» и со знаком, сходным до степени смешения с указанным знаком, суд считает необоснованным по следующим основаниям.

На заседаниях членов НП «ЕАА» за 2008 год не обсуждался вопрос использования ООО «Дэстэни» поддельных знаков «Гарантия качества». Доказательств обратного заявителем не представлено.

Кроме того, вопрос правомерности исключения ООО «Дэстэни» из числа членов НП «ЕАА» не являлся предметом рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства № 113-11-10.

Материалами подтверждается, что 20.11.2009 ООО «Сингл» обратилось в ГП КК «ОАЦ» с просьбой предоставить проект договора на оказание услуг по добровольной сертификации и по результатам прохождения добровольной сертификации алкогольной продукции просило разрешить применение знака соответствия «Енисейская гарантия качества», то есть знака соответствия системы, а не этикетки самоклеящейся «Гарантия качества».

20 ноября 2009 ООО «Сингл» обратилось в НП «ЕАА» с просьбой оказать консультативное содействие по вопросу прохождения добровольной сертификации алкогольной продукции.

Не получив ответа от ГП КК «ОАЦ», ООО «Сингл» 11.12.2009 года повторно обратилось с предложением заключить договор, однако ответа не получило.

Из материалов дела следует и заявителем не оспаривается, что после принятия ООО «Сингл» в действительные члены НП «ЕАА» между ООО «Сингл» и ГП КК «ОАЦ» заключен договор на прохождение добровольной сертификации от 18.03.2010. При этом, по результатам прохождения добровольной сертификации ООО «Сингл» выдавались для оклейки продукции этикетка самоклеющаяся «Гарантия качества», а не знак соответствия, принятый в системе «Енисейская гарантия качества».

Согласно письменным пояснениям ООО «Сингл», полученным антимонопольным органом, в ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, для прохождения добровольной сертификации оно было вынуждено заключить договор поставки от 06.07.2009 № 37 с ООО ТД «Огонь-Вода». Согласно этому договору ООО ТД «Огонь-Вода» передавалась алкогольная продукция. Полученную алкогольную продукцию ООО ТД «Огонь-Вода» в соответствии с заключенным договором с ГП КК «ОАЦ» передавало последнему для прохождения добровольной сертификации. Прошедшую добровольную сертификацию алкогольную продукцию ООО ТД «Огонь-Вода» оклеивало полученным от ГП КК «ОАЦ» знаком «Гарантия качества». После этого указанная продукция передавалось обратно ООО «Сингл» на основании договора поставки от 20.07.2009.

Как следует из пояснений ООО «Сингл» стоимость продукции, переданной и затем полученной обществом обратно от ООО ТД «Огонь-Вода» с наклеенным знаком «Гарантия качества», в среднем возрастает на 9,17 руб. на одну единицу продукции. При этом стоимость услуг по добровольной сертификации в ГП КК «ОАЦ» составляет всего 1,15 руб.

ООО «Сингл» указывает, что такая схема прохождения добровольной сертификации ООО «Сингл» была рекомендована директором ГП КК «ОАЦ» *.*. Анохиным.

Указанные обстоятельства подтверждаются письменными пояснениями ООО «Сингл», договорами поставки алкогольной продукции в адрес ООО ТД «Огонь-Вода» (договор поставки от 06.07.2009 № 37) и в адрес ООО «Сингл» (договор поставки от 20.07.2009), а также пояснениями НП «ЕАА».

Кроме того, из протокола заседания членов НП «ЕАА» от 17.01.2007 № 1 следует, что ООО «Фаер» несет убытки, поскольку складу сложно договариваться об оклейке на их складах своей продукции. В протоколе заседания членов НП «ЕАА» от 06.03.2009 отражено, что «положение для ООО «Винополис» осложняется тем, что два оптовых склада, через которые проводится проверка алкогольной продукции на качество и безопасность начинают превращать оклейку знаком «Гарантия качества» в некий бизнес, что несомненно отражается на стоимости продукции». Таким образом, обсуждаемая на заседаниях Совета членов НП «ЕАА» ситуация, при которой члены, не имеющие возможности (наказанные в виде лишения права пользоваться этикеткой самоклеящейся (знаком) «Гарантия качества» и ассоциированные члены) вынуждены были проходить сертификацию через иных членов НП «ЕАА» носила системный характер. Данные факты обсуждались на заседаниях Совета членов НП «ЕАА» и отражены в протоколах таких заседаний.

С учетом изложенного довод заявителя о том, что он не знал о прохождении добровольной сертификации ассоциированных членов через действительных членов НП «ЕАА» судом отклонен.

Суд считает обоснованным довод антимонопольного органа, о том, что для ООО «Сингл», являющегося конкурентом ООО ТД «Огонь-Вода» на оптовом рынке реализации алкогольной продукции при таком порядке прохождения добровольной сертификации алкогольной продукции возрастала стоимость услуг по прохождению добровольной сертификации. Кроме того, общество несло транспортные расходы, поскольку самостоятельно привозило продукцию в ООО ТД «Огонь-Вода» и забирало ее, увеличивалось время прохождения добровольной сертификации.

Таким образом, действия НП «ЕАА» по выдаче рекомендаций на прохождение добровольной сертификации и по прохождению добровольной сертификации в ГП КК «ОАЦ» через действительных членов ассоциации, а также фактические действия действительных членов ассоциации по предоставлению посреднических услуг в прохождении добровольной сертификации не соответствуют требованиям части 2 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

В соответствии со статьей 22 Федерального закона от 27.12.2002 «О техническом регулировании» объекты, соответствие которых не подтверждено в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, не могут быть маркированы знаком соответствия.

НП «ЕАА» указывает, что в соответствии с Правилами сертификации и Соглашением № 3 от 21.09.2008 использование промышленного образца - этикетки самоклеющейся «Гарантия качества» допускается только:

для нанесения на алкогольную продукцию, соответствие которой подтверждено требованиям, установленным системой добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества»;

знак «Гарантия качества» наносится на алкогольную продукцию в целях подтверждения ее качества и безопасности;

знак «Гарантия качества» применяется только действительными членами НП «ЕАА».

Для остальных лиц, обратившихся к владельцу системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества» предусмотрена возможность применения знака соответствия самой системы.

ООО «Сингл» ссылается на то, что ему было предложено проходить добровольную сертификацию и получать знак «Гарантия качества» через действительных членов, в том числе и через ООО ТД «Огонь-Вода». Материалами дела подтверждается, что практика прохождения добровольной сертификации и получения знака «Гарантия качества» через действительных членов НП «ЕАА» существовала, что отражено в протоколах заседания членов НП «ЕАА».

Суд считает обоснованным довод антимонопольного органа о том, что данная схема прохождения сертификации создает благоприятные условия для ГП КК «ОАЦ», поскольку у общества возрастает объем продукции, которая проходит добровольную сертификацию, возрастает выручка за сертификацию алкогольной продукции.

Также антимонопольный орган обоснованно ссылается на то, что знак «Гарантия качества» не может являться обозначением, служащим для информирования приобретателей о соответствии объектов сертификации в системе добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества» (далее – Система) по следующим основаниям.

Пунктами 6.8, 6.8.1 Правил функционирования системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества» алкогольная продукция может быть маркирована знаком соответствия, принятым в системе, требования к знаку соответствия установлены положением о знаке соответствия Системы.

В соответствии Положением и порядком применения знака соответствия системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества», утвержденным 20.03.2006, знаком соответствия, принятым в системе является знак «Енисейская гарантия качества».

Согласно Приказу Минпромэнерго России от 25.12.2007 № 570 сведения о зарегистрированных системах добровольной сертификации, содержащиеся в едином реестре, включают в себя сведения о знаке соответствия системы добровольной сертификации, а именно изображение знака соответствия, применяемого в системе добровольной сертификации и сведения о порядке его применения.

При этом судом установлено, что графическое изображение знака «Енисейская гарантия качества» и самоклеющейся этикетки «Гарантия качества» являются различными.

Изменений в правила функционирования системы добровольной сертификации «Енисейская гарантия качества», а также в положение и порядок применения знака соответствия Системы заявителем не вносились. С учетом изложенного вывод антимонопольного органа о том, что этикетка самоклеящаяся «Гарантия качества» не может являться обозначением, служащим для информирования приобретателей о соответствии объекта сертификации требованиям Системы является обоснованным.

Довод заявителя о том, что антимонопольным органом не проведен анализ и оценка состояния конкурентной среды на товарном рынке, судом отклонен по следующим основаниям.

Пунктом 1 Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке, утвержденного Приказом ФАС России от 25.04.2006 № 108 установлено, что указанный порядок используется в случаях, требующих анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке или положения на нем хозяйствующих субъектов. Суд считает обоснованным довод ответчика о том, что необходимость проводить соответствующий анализ на товарном рынке при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства отсутствовала.

Кроме того, антимонопольным органом был проведен анализ состояния конкуренции на оптовом рынке торговли алкогольной продукции на территории Красноярского края.

Действия НП «ЕАА» и ГП КК «ОАЦ», за которые оспариваемым Решением последние признаны виновными в нарушении антимонопольного законодательства, совершены в конце 2008, 2009 годах, Решение антимонопольного органа вынесено в 2010 году. С учетом изложенного срок, в течение которого согласно статье 41.1 Федерального закона «О защите конкуренции» дело о нарушении антимонопольного законодательства не может быть возбуждено и возбужденное дело подлежит прекращению, антимонопольным органом соблюден.

Довод заявителя о том, что антимонопольным органом необоснованно продлен срок рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, судом отклонен по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 45 Федерального закона «О защите конкуренции» дело о нарушении антимонопольного законодательства рассматривается комиссией в срок, не превышающий трех месяцев со дня вынесения определения о назначении дела к рассмотрению. В случаях, связанных с необходимостью получения антимонопольным органом дополнительной информации, указанный срок рассмотрения дела может быть продлен комиссией, но не более чем на 6 месяцев.

Из материалов дела следует, что лица, в отношении которых возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства № 113-11-10 неоднократно обращались с ходатайствовали об отложении рассмотрения дела (ходатайство ООО ТД «Огонь-Вода» вх. № 8055; ходатайство ГП КК «ОАЦ» от 25.06.2010 № 129).

Резолютивная часть решения антимонопольного органа была объявлена 16.12.2010 в пределах срока рассмотрения дела.

По мнению суда, нарушение срока рассмотрения дела антимонопольным органом не является существенным, не нарушило права и законные интересы заявителя: само по себе не является основанием для признания оспариваемого решения недействительным.

С учетом установленных обстоятельств по делу, суд считает оспариваемые Решение и предписание соответствующими действующему законодательству, а заявление не подлежащим удовлетворению.

В соответствии с частью 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает Решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, при подаче заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным государственная пошлина для организаций составляет 2000 рублей.

Заявитель при подаче настоящего заявления уплатил 6000 руб. госпошлины на основании платежного поручения от 22.03.2011 № 49.

С учетом того, что заявитель обратился с требованием о признании недействительными ненормативного правового акта, государственная пошлина в сумме 2000 руб. подлежит возврату заявителю как излишне уплаченная на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

Решил:

Отказать в удовлетворении заявления некоммерческого партнерства «Енисейская Алкогольная Ассоциация» в удовлетворении требования о признании недействительным решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю от 30.12.2010 по делу № 113-11-10.

Заявление проверено на соответствие Федеральному закону от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Возвратить некоммерческому партнерству «Енисейская Алкогольная Ассоциация» из федерального бюджета 2000 руб. государственной пошлины.

Настоящее Решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путем подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Красноярского края.

Судья

Иванова