Решения районных судов

Решение от 01 марта 1996 года. Решение от 01 марта 1996 года №. Свердловская область.

20.05.2011 Режевской городской суд Свердловской области в составе председательствующего судьи Костенко *.*., при секретаре Клевакиной *.*., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Демидова *.*. к Колесниковой *.*., Лбову *.*. о признании недействительными договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации права, о разделе совместно нажитого имущества, о признании права собственности на 1/2 долю домовладения,

Установил:

Колесникова *.*. являлась собственником домовладения (жилого дома со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ххх ул.ххххх д.хх.

хх.хх.2010 Буркова *.*., действующая за Колесникову *.*. на основании доверенности от хх.хх.2010, заключил с Лбовым *.*. договор домовладения (жилого дома со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ххх, ул.ххххх д.ххх.

Демидов
*.*. обратился в суд с иском к Колесниковой *.*. и Лбову *.*. о признании недействительными договора купли-продажи домовладения по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, заключенного хх.хх.2010, и свидетельства о государственной регистрации права Лбова *.*. на указанное домовладение от хх.хх.2010. В обоснование иска истец Демидов *.*. указал, что с 1984 по ххх 1990 состоял в зарегистрированном браке с Колесниковой *.*. В период брака хх.хх.1989 они на совместные средства приобрели домовладение по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, которое было зарегистрировано в собственности Колесниковой *.*. После расторжения брака Колесникова *.*. заявила ему о том, что домовладение остается в его собственности, при этом они юридически раздел имущества и переход права собственности на домовладение не оформляли. Колесникова *.*. проживала по другому адресу, затем уехала в г.ХХХХ домовладение с 1990 находилось в его пользовании, он полностью нес расходы на содержание данного имущества, платил налоги, зарегистрирован по указанному адресу. Никаких правопритязаний на указанное недвижимое имущество со стороны Колесниковой *.*. не имелось. В хххх 2010 его сосед Лбов *.*. предъявил ему договор купли-продажи домовладения по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх,, заключенный с доверенным лицом Колесниковой *.*., и потребовал выселиться из указанного дома. Истец полагает, что данная сделка совершена в нарушение закона, т.к. при заключении договора купли-продажи домовладения не учтены его права
на 1/2 долю указанного недвижимого имущества, приобретенного в браке, поэтому. По указанным причинам истец Демидов *.*. просит признать недействительными договор купли-продажи домовладения от хх.хх.2010 и государственную регистрацию права Лбова *.*. на указанное недвижимое имущество, а также просит произвести раздел между ним и Колесниковой *.*. совместно нажитого имущества, предоставив ему в собственность 1/2 долю домовладения по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх,. Кроме этого, истец указывает, что с 1990 добросовестно, открыто и непрерывно владеет всем спорным домом как своим собственным, и просит признать за ним право собственности на 1/2 долю спорного домовладения, принадлежащую Колесниковой *.*., в силу приобретательной давности (ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В судебном заседании представитель истца Полетаева *.*. иск поддержала и пояснила, что в соответствии со ст.253 Гражданского кодекса Российской Федерации, Колесникова *.*. была обязана получить согласие Демидова *.*. на отчуждение спорного дома, являющегося их совместным имуществом. При совершении сделки Лбов *.*. знал о том, что в доме проживает Демидов *.*., являющийся бывшим супругом Колесниковой *.*., претендующий на дом, а также знал об отсутствии согласия Демидова на продажу дома, т.е. об отсутствии у Колесниковой *.*. полномочий на совершении сделки с общим имуществом. По этим основаниям, по мнению представителя истца, сделка должна быть признана недействительной.

Также представитель истца полагает, что Демидовым *.*. не
пропущен срок исковой давности для раздела совместно нажитого имущества, т.к. о нарушении своего права на долю в спорном доме он узнал только в ххх 2010, после предъявления к нему требований о выселении из дома.

Представитель истца Королева *.*. пояснила, что ее брат Демидов *.*. после расторжения брака с Колесниковой *.*. постоянно проживал в спорном доме, т.к. другого места жительства не имеет.

Ответчик Колесникова *.*., допрошенная в порядке судебного поручения, иск не признала и пояснила, что действительно спорный дом был приобретен совместно с Демидовым *.*. в период брака. После расторжения брака она стала проживать по другому адресу, дом оставила Демидову *.*., о чем сообщила ему, при этом была намерена нотариально оформить раздел имущества. Однако, она боялась встречи с Демидовым *.*., с которым у нее сложились неприязненные отношения, поэтому оформление перехода права собственности на дом не произошло. Затем она уехала в г.ХХХ. С указанного времени она домом не интересовалась, т.к. полагала, что в нем проживает Демидов *.*. В 2008 Лбов *.*. сообщил ей, что дом заброшен, находится в ветхом состоянии, в нем никто не проживает. С указанного времени Лбов *.*. просил ее продать дом, поэтому в 2010 она Решила осуществить продажу дома, выдала Бурковой *.*. доверенность на совершение сделки. Дом продан за ххххх руб.
Также ответчик Колесникова *.*. заявила о пропуске истцом срока исковой давности по иску о разделе совместно нажитого имущества.

Ответчик Лбов *.*. и представитель ответчика Ильиных *.*. иск не признали и пояснили, что истец Демидов *.*. в силу положений ст.31 Жилищного кодекса Российской Федерации и ст.292 Гражданского кодекса Российской Федерации утратил право пользования спорным домом, пропустил срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества, сделка купли-продажи дома совершена на законных основаниях. При совершении сделки Лбов *.*. знал о том, что домом пользуется и проживает в нем истец Демидов *.*., являющийся бывшим мужем Колесниковой *.*. Он также знал об отсутствии у Колесниковой *.*. письменного согласия Демидова *.*. на отчуждение дома, полагает, что такового не требовалось. После совершения сделки Демидов *.*. продолжает проживать в доме.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно справке о заключении брака, в архиве отдела ЗАГС Режевского района имеется актовая запись о заключении брака Демидова *.*. и Колесниковой *.*. №43 от хх.хх.1984т (л.д.хх).

Согласно копии свидетельства о расторжении брака от хх.хх.1990, брак между Демидовым *.*. и Колесниковой *.*. расторгнут. (л.д.хх).

Из договора купли-продажи от хх.хх.1989 видно, что Демидова (Колесникова) *.*. приобрела в собственность жилой дом со служебными постройками и сооружениями по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, (л.д.ххх).

Истец фактически ставит вопрос о
признании указанного недвижимого имущества совместной собственностью.

Общая совместная собственность супругов установлена ст.20 КоБС РСФСР, действовавшей в момент приобретения спорного имущества, и ст.34 Семейного кодекса российской Федерации.

В силу ст.20 КоБС РСФСР имущество, нажитое супругами во время брака, является их общей совместной собственностью. Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом.

В соответствии с ч.1,2 ст.34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью; общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов, в частности, движимые и недвижимые вещи, паи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст.169 Семейного кодекса Российской Федерации положения о совместной собственности супругов и положения о собственности каждого из супругов, установленные ст.34-37 настоящего Кодекса, применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 года.

Доказательств приобретения спорного дома за счет личных средств Колесниковой *.*. не представлено, соответственно жилой дом со служебными постройками и сооружениями по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, с момента приобретения являлся совместной собственностью Колесниковой *.*. и Демидова *.*.

Согласно ст.223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с
момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

В данном случае законом (ст.34 Семейного кодекса Российской Федерации) прямо предусмотрен режим совместной собственности супругов в отношении нажитого ими во время брака имущества. Соответственно в момент совершения оспариваемой сделки спорное имущество не утратило статус совместной собственности, не зависимо от отсутствия государственной регистрации права собственности Демидова *.*. на указанное недвижимое имущество.

Нормы ст.35 Семейного кодекса Российской Федерации, на которые ссылался истец, распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, каковыми являются бывшие супруги.

К указанным правоотношениям должна применяться ст.253 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно ч.3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом совершенная Колесниковой *.*. сделка по отчуждению спорного дома является оспоримой,
а не ничтожной.

Из направленных в суд Режевским отделом Управления Федеральной службы государственной регистрации и картографии документов, представленных сторонами сделки, следует, что Колесникова *.*. представила копию свидетельства о расторжении брака с Демидовым *.*., копию договора о приобретении дома от хх.хх.1989. Соответственно, Лбов *.*., являющийся соседом Демидова *.*. и знающий о проживании последнего в спорном доме, мог и должен был знать о том, что Демидов *.*. как бывший супруг Колесниковой *.*. является в силу закона участником общей собственности на дом. В судебном заседании Лбов *.*. не отрицал то, что знал о том, что дом приобретен Колесниковой *.*. в период брака с Демидовым *.*., а также знал об отсутствии у Колесниковой *.*. делегированных ей Демидовым *.*. полномочий на совершение сделки по отчуждению дома.

По указанным основаниям суд приходит к выводу о том, что приобретение Лбовым *.*. спорного объекта недвижимости не является добросовестным, соответственно исковые требования о признании оспариваемой сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ч.3 ст.253 Гражданского кодекса Российской Федерации являются обоснованным и подлежат удовлетворению.

В соответствии с ч.1 ст.167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Согласно ч.2 ст.167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон
обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

По смыслу данной нормы закона суд обязан применить последствия недействительности сделки, не зависимо от того, заявлены эти требования или нет.

По указанным основаниям домовладение (жилой дом со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, подлежит передаче в собственность Колесниковой *.*., полученные ей при заключении договора купли-продажи квартиры ххххх рублей подлежат возврату Лбову *.*. В судебном заседании Лбов *.*. не привел доводов о наличии оснований для изменения суммы, подлежащей ему возврату, в соответствии с изменением стоимости дома.

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество от хх.хх.2010, право собственности на домовладение (жилой дом со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, зарегистрировано за Лбовым *.*. (л.д.ххх).

В соответствии со ст.2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ (ред. от 07.04.2010) “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“

государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое
имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. В силу ст.14 Закона, проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется свидетельством о государственной регистрации прав.

Демидов *.*. фактически оспаривает государственную регистрацию права Лбова *.*. на спорный дом и выданное ему свидетельство о государственной регистрации этого права.

Поскольку сделка, на основании которой произведена государственная регистрация права собственности Лбова *.*. на домовладение, признана недействительной, подлежит признанию недействительной и произведенная государственная регистрация права собственности.

Таким образом, требования истца о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права Лбова *.*. на спорное домовладение подлежат удовлетворению.

Согласно ст.21 КоБС РСФСР в случае раздела имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными. Для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью разведенных супругов, устанавливается трехлетний срок исковой давности.

В соответствии со ст.10 КоБС РСФСР течение срока исковой давности начинается со времени, указанного в соответствующей статье настоящего Кодекса, а если это время не указано, то со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В силу ч.1,3 и 7 ст.38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов; в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке; к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Согласно ч.1 ст.200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака“, течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (ч.7 ст.38 Семейного кодекса Российской Федерации), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ч.1 ст.200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, как действовавшим в момент расторжения брака между Демидовым *.*. и Колесниковой *.*. законодательством, так и действующим в настоящее время законодательством определено, что сам по себе момент прекращения брака при рассмотрении требований о разделе имущества правового значения не имеет. Юридически значимым обстоятельством для определения наличия пропуска срока исковой давности является момент возникновения нарушения правая супруга на владение и пользование спорным имуществом после расторжения брака, и момент, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В судебном заседании из показаний сторон установлено, что Колесникова *.*. после расторжения брака в 1990 заявила Демидову *.*. о своем намерении передать ему дом, после чего Демидов *.*. пользовался всем домовладением по своему усмотрению.

Моментом возникновения нарушения права Демидова *.*. на владение и пользование спорным имуществом после расторжения брака является момент совершения сделки по отчуждению указанного имущества, т.е. хх.хх.2010. О нарушении своего права истец узнал в хххх 2010. При данных обстоятельствах суд приходит к выводу, что срок исковой давности для предъявления требований о разделе совместно нажитого имущества истцом не пропущен.

В силу ст.39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Иск Демидова *.*. о разделе спорного имущества между ним и ответчиком Колесниковой *.*. в равных долях является обоснованным и подлежит удовлетворению, поскольку оснований для отступления от равенства долей сторонами не приведено.

Относительно исковых требований Демидова *.*. о признании права собственности на долю в общем совместном имуществе, принадлежащем Колесниковой *.*., суд полагает следующее.

В силу ч.1 ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

В п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ разъяснено, что:

давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;

давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (ч.3 ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации);

владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как установлено, Демидов *.*., получив домовладение в совместное владение с Колесниковой *.*., знал об отсутствии основания возникновения у него права собственности на все домовладение, т.к. в силу закона (ст.39 Семейного кодекса Российской Федерации) он имел право претендовать только на половину совместного имущества.

Кроме этого, в момент оставления Колесниковой *.*. совместного имущества в пользование Демидову *.*., фактически между ними был заключен в устной форме договор безвозмездного пользования этого имущества (ст.689 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По указанным основаниям суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска Демидова *.*. о признании за ним права собственности на принадлежащую Колесниковой *.*. 1/2 долю домовладения в силу приобретательной давности.

Судебные расходы подлежат возмещению истцу пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в соответствии со ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст.194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Иск Демидова *.*. к Колесниковой *.*., Лбову Пав о признании недействительными договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации права, о разделе совместно нажитого имущества, о признании права собственности на 1/2 долю домовладения удовлетворить частично.

Признать недействительным договор купли-продажи домовладения (жилого дома со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх,, заключенный хх.хх.2010 между Колесниковой *.*. и Лбовым *.*.

Признать недействительными государственную регистрацию права Лбова *.*. на домовладение (жилой дом со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, и свидетельство о государственной регистрации этого права ххх от хх.хх.2010.

Применить последствия недействительности сделки: домовладение (жилой дом со служебными постройками и сооружениями) по адресу г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх, передать в собственность Колесниковой *.*. взыскать с Колесниковой *.*. в пользу Лбова *.*. 50 000 рублей.

Произвести раздел совместно нажитого имущества между Колесниковой *.*. и Демидовым *.*. : признать за Демидовым *.*. право собственности на 1/2 долю домовладения (жилого дома со служебными постройками и сооружениями) по г.ХХХ ул.ХХХХ д.хх,; в собственности Колесниковой *.*. оставить 1/2 долю указанного домовладения.

В остальной части иска Демидову *.*. отказать.

Взыскать с Лбова *.*. в пользу Демидова *.*. в возмещение расходов по госпошлине 100 руб.

Взыскать с Колесниковой *.*. в пользу Демидова А.Л в возмещение расходов по госпошлине ххх руб. хх коп.

Решение может быть обжаловано в Свердловский облсуд через Режевской городской суд в течение 10 дней.

Судья Костенко *.*.