Решения районных судов

По обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.167, ч.2 ст.167, ст.168 УК РФ. Приговор от 15 февраля 2011 года №. Свердловская область.

Нижнесергинский районный суд Свердловской области в составе:

председательствующего судьи Савичевой *.*.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора Нижнесергинского района Карева *.*.,

подсудимого Б.,

защитника - адвоката Щипанова *.*., представившего удостоверение № 1800 и ордер № 064270 от 29.11.2010 г. Свердловской областной коллегии адвокатов,

при секретаре Ильиной *.*.,

а также с участием потерпевших П., Л., Б., Х.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № <данные изъяты> в отношении

Б., родившегося <данные изъяты> года в д. <данные изъяты>, гражданина Российской Федерации, имеющего начальное образование, не женатого, на иждивении несовершеннолетних детей не имеющего, не военнообязанного, не работающего, зарегистрированного и фактически проживающего в <данные изъяты>, ранее не судимого,

находящегося на подписке
о невыезде и надлежащем поведении,

получившего копию обвинительного заключения 29.10.2010 г.,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.167, ч.2 ст.167, ст.168

Уголовного кодекса Российской Федерации,

Установил:

15.07.2010г. около 24 часов Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, умышленно с целью уничтожения чужого имущества путем поджога для того, чтобы развлечься и получить удовольствие от своих преступных действий, со стороны огорода подошел к дому <данные изъяты>, в котором заведомо для него никто не проживает, но собственниками которого являются П. и Л. по 1/2 доле на каждого<данные изъяты>.

В результате возникшего пожара от умышленных действий Б. было полностью уничтожено домовладение <данные изъяты>, стоимостью 544 786 рублей. Своими умышленными действиями Б. причинил П. имущественный вред на сумму 272 393 рублей и Л. значительный ущерб на сумму 272 393 рублей.

28.08.2010г. около 23 часов Б., находясь на улице <данные изъяты> с целью справить возникшие физиологические потребности прошел на участок между домами № <данные изъяты> и <данные изъяты> где, находясь возле стены домовладения № <данные изъяты>, прикурил сигарету и неосторожно обращаясь с источником огня, бросил горящую спичку на сухую траву, после чего, не убедившись, что спичка потухла и нет опасности возгорания, покинул указанный участок. Не затушенная горящая спичка воспламенила сухие горючие материалы возле стены домовладения и привела к возгоранию конструкций домовладения, а затем к
полному его уничтожению огнем и уничтожению имущества, находящегося в домовладении.

В результате возникшего пожара от неосторожных действий Б. было полностью уничтожено домовладение № <данные изъяты>, принадлежащее Б., стоимостью 402 497 рублей, и имущество: набор мягкой мебели (диван, два кресла), стоимостью 12 000 руб., шкаф трехстворчатый, стоимостью 10 000 руб., диван мягкий, стоимостью 17 000 руб., стол 12 000 руб., пылесос «LG», стоимостью 8 000 руб., телевизор цветной «Рубин», стоимостью 10 000 руб., телевизор «Шарп», стоимостью 8 000 руб., люстру на шесть ламп, стоимостью 3 500 руб., трюмо, стоимостью 1 000 руб., шкаф, стоимостью 5 000 руб., дубленку женскую, стоимостью 2 000 руб., меховое пальто женское, стоимостью 4 000 руб., сапоги зимние женские, стоимостью 2 000 руб., шапку норковую, стоимостью 6 000 руб., валенки 1 пару, стоимостью 1 000 руб., резиновые поливочные шланги в количестве 50 м., стоимостью за 1 метр 75 руб., на общую сумму 1 500руб., березовые дрова колотые в количестве 10 м. куб., стоимость за 1 м. куб. 1 000 руб., на сумму 10 000 руб., другое, не представляющее ценности имущество, принадлежащее Б., чем потерпевшей был причинен ущерб в крупном размере на общую сумму 515 497 руб.

02.09.2010г. в вечернее время суток Б. с целью заготовки метел пошел в лес.
Проходя мимо дома № <данные изъяты>, он встретил двух неустановленных в ходе следствия лиц, которые попросили у него денег и закурить, а, получив отказ, забрали у него зажигалку и сигареты, после чего Б. ушел в лес, где у него на почве обиды к неустановленным в ходе следствия лицам возник умысел напугать обидчиков и уничтожить путем поджога домовладения, в котором, по его мнению, находились обидевшие его лица. 03.09.2010г. около 1 ч. 30 мин. Б. со стороны проулка прошел к дому № <данные изъяты>, принадлежащий Х., <данные изъяты>. В результате возникшего пожара от умышленных действий Б. было полностью уничтожено домовладение № <данные изъяты>, стоимостью 430 955 рублей и имущество: диван, стоимостью 4 000 руб., кухонный гарнитур, стоимостью 5 000 руб., электрическая мясорубка, стоимостью 2 000 руб., корова, стоимостью 25 000 руб., другое, не представляющее ценности имущество, принадлежащее Х., чем потерпевшей был причинен значительный ущерб на общую сумму 466 955 руб.

В судебном заседании подсудимый Б. вину не признал, суду пояснил, что он во время, указанное в обвинении, никуда не ходил, никого не поджигал. Во время предварительного расследования себя оговорил, так как его 16.09.2010 г. у него дома избил работник милиции, о чем он рассказал сестре. Затем работники милиции приезжали к нему три раза,
он стал их бояться, поэтому при допросах и при выходе на место происшествия давал такие показания, какие от него требовали раньше. 17.07.2010 г. он весь день проработал у себя на огороде, затем вымылся в бане, поел и лег спать. О произошедшем ночью пожаре на ул. <данные изъяты> узнал утром 16.07.2010 г., когда вышел в огород и увидел дым от пожара. 28.08.2010 г. около 23:00 к дому Б. не ходил, спичку на сухую траву не бросал. В этот день помогал своей соседке П. складывать дрова, затем ушел домой и лег спать. О пожаре узнал утром следующего дня от той же соседки, которой продолжил помогать по хозяйству. 02.09.2010 г. он целый день копал у себя на огороде картошку, затем поел и лег отдыхать в 23:00, никуда не ходил. Ему известно, что на станции Михайловский завод были другие два пожара, но его не заставляли признать себя виновным также и по ним.

В качестве доказательств, подтверждающих предъявленное Б. обвинение по умышленному поджогу 15.07.2010 г. дома П. и Л. по ул. <данные изъяты>, органы следствия в обвинительном заключении сослались на заявления потерпевших, протокол осмотра места происшествия от 16.07.2010 г., акт о пожаре, заключение пожаро-технической экспертизы, справку из филиала <данные изъяты> БТИ, показания потерпевших П. и Л.,
свидетелей П. и Б., показания подозреваемого Б., протокол проверки показаний на месте подозреваемого Б.

Заслушав показания подсудимого, потерпевших и свидетелей, исследовав другие доказательства по делу, суд пришел к выводу о непричастности Б. к совершению преступления 15.07.2010 г. в отношении потерпевших П. и Л.

Из заявлений Л. и П. от 16.07.2010 года следует, что они просят привлечь неизвестных им л ответственности, которые в ночь на 16.07.2010 года подожгли принадлежащий им дом № <данные изъяты>, расположенный по <данные изъяты>

Справкой филиала «<данные изъяты> БТИ» СОГУП «Областной Центр недвижимости» от 01.10.2010г. подтверждается, что дом № <данные изъяты>, расположенный по <данные изъяты> принадлежит на праве собственности по 1/2 доле П. и Л. Стоимость жилого дома по состоянию на 01.01.2010г. составляет 544 786 рублей <данные изъяты>

Из протокола осмотра места происшествия от 16.07.2010 года следует, что произведен осмотр одноэтажного деревянного строения, расположенного по <данные изъяты>. Строение из бревен. В в обугленном состоянии. Крыша отсутствует. С правой стороны дома имеется пристрой, основная часть которого в обугленном состоянии. Внутри дома и пристроя все стены в обугленном состоянии. В доме отсутствует пол, потолок, двери. В ходе осмотра с места предполагаемого очага возгорания изъяты угли <данные изъяты>

Согласно фототаблице к протоколу осмотра места происшествия от 16.07.2010г., зафиксирован общий вид сгоревшего дома по <данные изъяты>,
вид указанного дома с боковой стороны. Также зафиксировано предполагаемое место первоначального возгорания дворовых построек с задней стороны дома. Показан общий вид двора дома <данные изъяты>

Из акта о пожаре от 16.07.2010г. следует, что предполагаемой причиной пожара домовладения по <данные изъяты> является поджог <данные изъяты>

Из заключения пожаро-технической экспертизы следует, что на фрагментах полностью переугленного вещества (углях), изъятого с места происшествия, следов нефтепродуктов (бензина, керосина, дизельного топлива, смазочных масел) выявлено не было <данные изъяты>

Потерпевшая П. суду показала, что дом <данные изъяты> принадлежит пополам ей и брату Л. В доме никто не проживал, имущества ее там не было. О пожаре в этом доме она узнала от своей дочери Т., которой со станции позвонила знакомая. 16.07.2010 она приехала в свой дом и видела пепелище. Ущерб от пожара для нее значительный. Слышала от соседей, что их дом подожгли, однако кто это сделал, не знает. Врагов у нее не было. Она против обвинения, предъявленного Б., которого она знает с детства, он добрый парень, не мог этого сделать. Исковые требования она предъявляла к виновному лицу, иск к Б. не поддерживает.

Потерпевший Л. суду показал, что половина дома <данные изъяты> принадлежала ему, в доме никто не жил, имущества там его не было, электричество было отключено. О пожаре ему сообщил ночью
16.07.2010 г. дежурный с вокзала. Когда он подъехал, дом весь был охвачен огнем, рядом с домом собралось много людей. От них слышал, что дом загорелся сзади. Никакого мусора сзади дома у него не было. Когда приехали пожарные, он уехал домой. Считает, что Б. необоснованно предъявили обвинение в поджоге его дома, получить возмещение ущерба от него не желает.

Свидетель Б. суду показал, что ночью, когда сгорел дом Л., он с друзьями находился у клуба по ул. <данные изъяты>. По рупору со станции около 02:00 объявили, что на ул. <данные изъяты> пожар. Когда подбежал к месту пожара, то увидел, что у дома горел правый угол и фронтон. У дома уже были люди, которые тушили пожар, он также стал тушить пожар. Никого подозрительного он в эту ночь не видел.

Указанные исследованные судом доказательства подтверждают факт произошедшего пожара в доме потерпевших П. и Л. Ущерб от пожара для них значительный. Место возгорания – правый угол дворовых построек с задней стороны дома.

При допросе в качестве подозреваемого от 25.10.2010 г. Б. указывал, что 15.07.2010 г. вечером он у себя дома распивал спиртное со своим дядей М. Около 24:00 он вышел из дома и Решил дойти до дома <данные изъяты>, в котором никто не живет. У него возникла мысль
поджечь этот дом, чтобы посмотреть на пламя. Он зашел со стороны огорода, взял несколько досок от забора, сложил их у задней части дома. В огороде в мусорке взял бумагу и вложил ее в доски, спичками поджег бумагу. Доски разгорелись, и огонь начал распространяться и перешел на стену дома. Немного посмотрев на огонь, он ушел домой.

Эти показания Б. в тот же день подтвердил при проверке показаний на месте <данные изъяты>

В соответствии с частью второй ст. 77 УПК Российской Федерации, признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Таких же доказательств органами следствия суду не представлено.

В показаниях Б., данных в качестве подозреваемого, которые им были подтверждены при проверке показаний на месте в тот же день, об обстоятельствах произошедшего содержатся только общеизвестные всем жителям ст. Михайловский завод, каковым является и Б., факты о месте и времени пожара, о месте возгорания с заднего правого угла дворовых построек.

Ни в протоколе осмотра места происшествия, ни в протоколе проверки показаний на месте, а также на фототаблицах к ним, не зафиксированы следы обнаружения воспламеняющих предметов, не относящихся к самим постройкам, о которых Б. сообщил в своих признательных показаниях.

Показания Б. на следствии о мотиве
поджога противоречат показаниям свидетеля П., который суду показал, что при проверке им на причастность к поджогу дома <данные изъяты> Б., последний при даче ему объяснений подтвердил, что поджег всего три дома, в том числе по <данные изъяты>. Он пояснял ему, что распивал спиртное со своим родственником, проходил мимо этого дома, поджег доски, чтобы погреться, сам ушел за спиртным, а когда пришел со спиртным, дом горел.

Показания Б. на следствии не согласуются с показаниями потерпевшего Л., который показал суду, что никакого мусора сзади дома у него не было. Также показания подозреваемого о произведенном поджоге дома ради получения удовольствия не согласуются с показаниями потерпевшей П., которая знает Б., как доброго человека.

При таких обстоятельствах, признательные показания Б. в умышленном поджоге дома №<данные изъяты>, сделанные им в ходе предварительного следствия, суд признает недостоверными и считает их самооговором.

По преступлению в отношении потерпевшей Б. от 28.08.2010 г.

В качестве доказательств, подтверждающих предъявленное Б. обвинение по уничтожению 28.08.2010 г. дома Б. по <данные изъяты>, путем неосторожного обращения с огнем, органы следствия в обвинительном заключении сослались на заявления дочери потерпевшей М., протокол осмотра места происшествия от 29.08.2010 г., акт о пожаре, справку из филиала Нижнесергинского БТИ, справку о размере ущерба, показания потерпевшей Б., свидетелей М., М., Б., Т., С., Б., показания подозреваемого и обвиняемого Б., протокол проверки показаний на месте подозреваемого Б.

Заслушав показания подсудимого, потерпевших и свидетелей, исследовав другие доказательства по делу, суд пришел к выводу о непричастности Б. к совершению преступления 28.08.2010 г. в отношении потерпевшей Б.

Из заявления М. от 30.08.2010г. следует, что она просит привле ответственности лиц, которые 28.08.2010 года около 23 часов подожгли дом № <данные изъяты>, принадлежащий ее матери Б. <данные изъяты>

Протоколом осмотра места происшествия от 29.08.2010 года установлено, что объектом осмотра является место пожара, которое расположено в центральной части <данные изъяты> между домами № <данные изъяты> и № <данные изъяты>. На момент осмотра домовладение охвачено огнем, осуществляется тушение пожара, вокруг задымление, горение продолжается по всей площади домовладения <данные изъяты>

На схеме к протоколу осмотра места происшествия от 29.08.2010г. указано место

расположения сгоревшего домовладения относительно близ находящихся объектов <данные изъяты>

Из акта о пожаре от 30.08.2010г. следует, что наиболее вероятной причиной пожара домовладения № <данные изъяты> является поджог <данные изъяты>

Согласно справке филиала «<данные изъяты> БТИ» СОГУП «Областной Центр недвижимости» от 01.10.2010г., дом № <данные изъяты> принадлежит по праву совместной собственности Б. и Б. на основании договора купли-продажи от 24.08.2001 г., его стоимость по состоянию на 01.01.2010 г. составляет 402 497 рублей <данные изъяты>

Согласно справке, стоимость уничтоженных в доме у Б. вещей на август 2010г. составляет: набора мягкой мебели (дивана и двух кресел) - 12 000 руб., шкафа трехстворчатого - 10 000 руб., дивана мягкого - 17 000 руб., стола - 12 000 руб., пылесоса «LG» - 8 000 руб., телевизора цветного «Рубин» - 10 000 руб., телевизора «Шарп» - 8 000 руб., люстры на шесть ламп - 3 500 руб., трюмо - 1 000 руб., шкафа - 5 000 руб., дубленки женской - 2 000 руб., мехового пальто женского - 4 000 руб., сапог зимних женских - 2 000 руб., шапки норковой - 6 000 руб., валенок 1 пары - 1 000 руб., резиновых поливочных шлангов в количестве 50 м., стоимостью за 1 метр 75 руб., на общую сумму 1 500руб., березовых дров колотых в количестве 10 м. куб., стоимость за 1 м. куб. 1 000 руб., на сумму 10 000 руб. <данные изъяты>

Потерпевшая Б. суду показала, что 28.08.2010 г. сгорел принадлежащий ей дом. Днем ее две дочери и внук работали в огороде, потом искупались в бане и в 22:00 легли спать. После этого внук Б. выходил на улицу, чтобы загнать домой собаку, которая лаяла на улице возле дома. После того, как внук зашел домой, соседи начали стучать в окна, предупреждая о пожаре. Когда она вышла во двор, увидела, что горят хозяйственные постройки с правой стороны. Огонь быстро распространялся, поэтому она успела из дома взять только документы. Соседи помогли дочери выгнать со двора ее автомашину, на которой они приехали. В доме сгорели набор мягкой мебели, шкаф, диван, стол, два телевизора, пылесос, трюмо, люстра, паласы, дорожки, посуда, кухонный шкаф, сервант, овощные заготовки, варенье, вся одежда и обувь, а также дрова и поливочные шланги. Ущерб для нее значительный. Со слов внука знает, что когда он загонял с улицы собаку, видел, как из промежутка между ее домом и соседним вышел высокий парень, одет в капюшон, пошел в сторону магазина. Причину пожара не знает, никому плохого она не делала. Б. она знает, он ей иногда помогал по хозяйству, неприязненных отношений с ним нет. Свой иск о возмещении ущерба поддерживает.

Свидетели М., М., Б. P.M. суду подтвердили показания потерпевшей Б., пояснив, что они находились в доме матери вечером 28.08.2010 г., когда около 23:00 произошел пожар. Они при пожаре не пострадали, так как соседи их разбудили и предупредили, что дом горит. С помощью соседей М. удалось выгнать со двора свою автомашину. Дом и все имущество матери и их сгорело. Б., кроме того, пояснил, что в этот вечер, когда его тети и племянница легли спать, он выходил на улицу, чтобы загнать собаку. Он сидел у ворот, дожидался, когда она подбежит. В это время услышал шорох, доносившийся из проулка между их домом и соседним. Затем видел, как из этого промежутка вышел мужчина, ростом примерно 185 см., одетый в куртку большого размера, пошел, ссутулившись, вдоль соседнего палисада. Мужчину он видел со спины, поэтому не узнал. В это время подбежала собака, он ее завел во двор, зашел в дом и стал готовиться ко сну. Раздались стуки в дверь, с улицы кричали, что их дом горит. Он выбежал во двор и увидел, что огонь быстро распространяется сверху между амбаром и стайкой с того угла, откуда он видел, что вышел человек.

Свидетель Т. суду показал, что он проводил дознание по факту пожара дома на ул. <данные изъяты>. Им со слов жителей установлено, что пожар начался с надворных построек, в месте, где отсутствовал источник возгорания. Вещественных доказательств, следов использования воспламеняющих жидкостей обнаружено не было. Со слов очевидцев установлено, что вечером перед пожаром из промежутка между домами выходил мужчина.

Указанные доказательства подтверждают факт произошедшего пожара в доме потерпевшей, чем ей был причинен крупный ущерб. Воспламенение домовладения произошло с внешней стены хозяйственных построек, где имеется промежуток до соседнего дома.

Допрошенный 01.01.2010 г. на предварительном следствии в качестве подозреваемого, Б. пояснил, что в конце августа 2010 г. он проводил свою сестру на последний автобус до г. <данные изъяты>, когда шел от железнодорожного вокзала к дому, свернул по нужде в промежуток между домами Б. и И., где бросил спичку и сигарету, после чего ушел домой. Примерно через час услышал сирены автомашин, вышел на улицу и увидел, что горит дом Б.. Поджигать ее дом не хотел<данные изъяты>

При дополнительном допросе в качестве подозреваемого 12.10.2010 г., Б. уточнил, что он бросил горящую спичку в траву возле дома Б., признал свою вину в том, что возгорание дома потерпевшей произошло по его вине <данные изъяты>

Из протокола проверки показаний подозреваемого Б. на месте от 01.10.2010г. следует, что Б. указал на промежуток между сгоревшим домом № <данные изъяты> и жилым домом № <данные изъяты> по ул. <данные изъяты>. Пояснил, что из-за расстройства желудка он зашел между указанными домовладениями по нужде. Проследовав в данный промежуток между домами, Б. указал место, где он бросил горящую спичку, пояснил, что трава вокруг была сухая, специально поджигать ничего не хотел <данные изъяты>

Свидетель С. суду показал, что он проверял на причастность к поджогам <данные изъяты> Б. При беседе с ним последний признался в совершении им поджога, при этом он на подозреваемого никакого давления не оказывал.

Никаких других доказательств, кроме признательных показаний Б. во время предварительного расследования, подтверждающих его вину в уничтожении чужого имущества в крупном размере, совершенного путем неосторожного обращения с огнем, суду не представлено.

В признательных показаниях Б., изложенных в протоколах его допроса как подозреваемого и обвиняемого, в протоколе проверки показаний на месте также содержатся только сведения о месте и времени пожара, которые были известны всем жителям <данные изъяты>. Показания оперативного сотрудника милиции С. указывают только на факт признания подсудимого при беседе с ним возникновения пожара по его вине, и не раскрывают обстоятельств произошедшего.

Описание человека, выходившего из промежутка между домами, за 15 мин. до обнаружения пожара, данного суду свидетелем Б., не совпадает с внешним видом подсудимого, который имеет значительно меньший рост, чем указывает свидетель.

Противоречат показания Б. показаниям свидетеля Б., которая на предварительном следствии и в суде показала, что она действительно приезжала 28.08.2010 г. <данные изъяты> к брату, привозила продукты, однако уехала обратно в г. <данные изъяты> в 17:50, брат ее не провожал, он вышел из автобуса, на котором она уехала. Позднее брат ей жаловался, что на него давят сотрудники милиции, заставляют признаться в пожарах.

Из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия и к протоколу проверки показаний на месте не усматривается, что имело место выгорание сухой травы возле стены домовладения потерпевшей, с которой началось возгорание.

Учитывая изложенное, признательные показания Б. в ходе предварительного расследования, суд признает самооговором. Основания для этого у него имелись, так как судом установлено, что к нему неоднократно приезжали сотрудники милиции с целью проверки его на причастность к совершению преступлений.

Таким образом, совокупности доказательств вины Б. в совершении преступления, предусмотренного ст.167 ч.2 УК РФ, не имеется, он подлежит оправданию за непричастностью его к совершению преступления.

По факту умышленного уничтожения имущества Х. по ул. <данные изъяты>.

В качестве доказательств, подтверждающих предъявленное Б. обвинение по умышленному поджогу 02.09.2010 г. дома Х. по <данные изъяты>, органы следствия в обвинительном заключении сослались на протокол осмотра места происшествия от 03.09.2010 г., акт о пожаре, справку из филиала <данные изъяты> БТИ, справку о размере ущерба, показания потерпевшей Х., свидетелей Г., Г., В., Т., Б., Л., Ф., И., Б., Б., Ю., Б., показания подозреваемого и обвиняемого Б., протокол проверки показаний на месте подозреваемого Б.

Заслушав показания подсудимого, потерпевшей и свидетелей, исследовав другие доказательства по делу, суд пришел к выводу о непричастности Б. к совершению преступления 02.09.2010 г. в отношении потерпевшей Х.

Из протокола осмотра места происшествия от 03.09.2010г. следует, что объектом осмотра является место, где находится сгоревший дом № <данные изъяты>, перед которым на траве разбросаны обго Крыша дома отсутствует. В левом углу стоит печь, труба сложена из красного кирпича. Все элементы конструкций в обгоревшем сост завалены внутрь дома <данные изъяты>

На схеме к протоколу осмотра места происшествия от 03.09.2010г. указано место

расположения сгоревшего домовладения относительно близ находящихся объектов, зона

горения домовладения № <данные изъяты>. Наиболее сильные выгорания обнаружены в задней стене двора возле проезжей дороги <данные изъяты>

Из акта о пожаре от 03.09.2010г. следует, что наиболее вероятной причиной пожара домовладения № <данные изъяты> является поджог <данные изъяты>

Согласно справке филиала «<данные изъяты> БТИ» СОГУП «Областной Центр недвижимости» от 01.10.2010г., стоимость дома № <данные изъяты> составляет 430 955 рублей, принадлежит он Х. на основании договора бессрочного пользования от 07.06.1958 г. <данные изъяты>

Согласно справке, стоимость уничтоженных в доме у Х. вещей на сентябрь 2010г. составляет: дивана - 4 000 руб., кухонного гарнитура - 5 000 руб., электрической мясорубки - 2 000 руб., коровы - 25 000 руб. <данные изъяты>

Потерпевшая Х. суду показала, что в ночь на 03.09.2010 г. у нее сгорел дом, имущество и корова, ущерб для нее является значительным. Она находилась дома, также у нее ночевали родная сестра Г. с мужем, когда соседи разбили стекло в окне, сообщили, что у нее горит задняя часть дома со стороны проулка. Она считает, что ее дом подожгли. Однако, возражает, что обвиняют в поджоге Б. Она знает его с детства, он хороший парень. Иск к Б. не поддерживает.

Свидетели Г. и Г. суду подтвердили показания потерпевшей, пояснив, что они остались ночевать у сестры, так как днем не успели докопать картошку. Ночью произошел пожар, их разбудили соседи. Они вылезли через окно кухни, во дворе уже было большое пламя. Сами они днем с Б. не встречались, никакого конфликта с его участием возле своего дома не видели.

Свидетель В. суду показала, что ночью 03.09.2010 г. она проснулась от стука по железу. Выглянув в окно, увидела, что по улице идет пьяный мужчина, с шатающейся походкой. Внешность его не разглядела, так как было темно. Она предположила, что это был Г.. Она снова легла спать. Через пять-десять минут проснулась от яркого освещения, увидела, что горит дом напротив через дорогу. Она взяла ведра с водой и побежала тушить огонь. Возле горящего дома были уже другие соседи, которые тушили пожар, в том числе Г.. По внешнему виду человек, которого она видела незадолго до пожара у соседки, не похож на Б.

Свидетель К., показания которой в судебном заседании были оглашены с согласия сторон, допрошенная на предварительном следствии, показала, что в ночь на 03.09.2010 г. она не спала, около 01:00 услышала треск дров, поняла, что где-то загорелось. Она вышла в огород и увидела, что горят задние постройки дома Х. Она выскочила на улицу, на улице никого не было. Она стала кричать, что начался пожар, будить соседей. После чего она с палкой дошла до дома Х., он все больше разгорался. После этого приехали пожарные и стали тушить пожар <данные изъяты>

Свидетели Л., Ф., И., допрошенные в суде, Б., допрошенный на предварительном следствии, показали, что они в составе пожарного расчета выезжали по сигналу тревоги в ночь на 03.09.2010 г. <данные изъяты> тушили пожар по ул. <данные изъяты>. Наибольшее горение было со стороны надворных построек, граничащих с проулком, где горели дрова.

Свидетель Т. также суду подтвердил, что наиболее вероятной причиной пожара дома по ул. <данные изъяты> им установлена как поджог. Вещественных доказательств, следов применения воспламеняющихся жидкостей обнаружено не было. Возгорание произошло со стены дома, граничащей с проулком, огонь быстро распространился по сеновалу.

Указанные доказательства подтверждают факт произошедшего в ночь на 03.09.2010 г. пожара в доме потерпевшей Х., место возгорания – стена дома, граничащая с проулком, где складировались дрова. Наиболее вероятная причина пожара – поджог.

Доказательствами, подтверждающими, что поджог совершил подсудимый, органы следствия указывают показания свидетелей Б., Ю., Б., а также признательные показания самого Б., который будучи допрошенный в качестве обвиняемого, признал свою вину в совершенном им поджоге, пояснив, что дом по ул. <данные изъяты> он поджог, так как посчитал, что в нем проживают обидевшие его днем двое мужчин, которые забрали у него зажигалку и сигареты. С целью напугать их, в ночное время он подошел со стороны проулка к задней части дома, где вставил бересту в поленницу дров и поджог ее <данные изъяты>, а также ссылаются на протокол проверки показаний на месте <данные изъяты>

Суд считает, что одни признательные показания Б. в ходе следствия, которые он не подтвердил в судебном заседании, не могут быть положены в основу обвинительного Приговора.

Показания Б. в ходе следствия о способе поджога содержат противоречия. Так, при допросе в качестве подозреваемого, он пояснил, что он зажег бересту и положил ее рядом с углом дома по ул. <данные изъяты> со стороны проулка<данные изъяты>. Эти показания он подтвердил при проверке показаний на месте. Однако, при допросе в качестве обвиняемого он пояснил, что вставил бересту в дрова со стороны проулка и поджег ее.

Суд считает, что место и время пожара, сведения о которых содержатся в его показаниях, стали ему известны, как жителю ст. Михайловский завод, так как эти факты были общеизвестны.

Свидетель Б. суду показала, что до 01.11.2010 г. она работала участковым инспектором Михайловского ГОМ. Во время одного из дежурств на ст. Михайловский завод с тремя сотрудниками ППС ею был проверен по месту жительства Б., который в ходе беседы произнес, что дом по ул. <данные изъяты> возможно случайно он поджог, положив в поленницу бересту, которую поджог. Затем он стал путаться в своем рассказе. Об этом она рапортом доложила начальнику ГОМ.

Показания свидетеля Б. противоречат показаниям свидетелей Ю., Б., которые утверждали в суде, что в их присутствии Б. УИМ Балеевских признался в том, что умышленно поджог один дом, засовывая бересту между поленьями и поджигая ее, так как его обидели. Сразу после них в дом к Б. зашли оперативные работники милиции.

Указанные свидетели об одном и том же событии дают противоречивые показания. В судебном заседании данные противоречия не были устранены.

Свидетель Б. суду показала, что ее брат Б. ей никогда не рассказывал о пожарах, которые произошли на ст. Михайловский завод. О том, что его стукнули и отобрали сигареты, когда он ходил в лес, брат рассказывал ей несколько лет назад, а не в 2010 г. Эти показания не противоречат ее показаниям, данным в ходе предварительного расследования, поскольку время этого события она не указывала и оно в ходе допроса не уточнялось <данные изъяты>

При таких обстоятельствах, суд считает, что в ходе предварительного расследования, Б. оговорил себя в совершении им умышленного поджога дома Х.

В силу ст. 14 УПК Российской Федерации, все неустранимые сомнения в виновности Б. суд толкует в пользу подсудимого.

При таких данных, Постановление обвинительного Приговора в отношении подсудимого Б. по ч.2 ст.167, ч.2 ст.167, ст.168 Уголовного кодекса Российской Федерации суд считает невозможным.

В связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, суд считает необходимым направить руководителю следственного органа уголовное дело для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Гражданские иски к Б. потерпевшими П., Л., Х. не поддержаны. В иске Б. к Б. следует отказать, так как оснований для возложения на него гражданской ответственности по возмещению ущерба истцу не имеется.

Прокурором Нижнесергинского района Свердловской области в интересах Российской Федерации по данному уголовному делу предъявлены к Б. требования о взыскании с него в бюджет Российской Федерации 6176 руб. 34 коп. в счет оплаты труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве при производстве предварительного расследования по назначению.

Указанные процессуальные издержки не подлежат взысканию с Б. на основании ч.5 ст. 132 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 302, 304-306 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Приговорил:

Оправдать Б. по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.167, ч.2 ст.167, ст.168 Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании п.2 ч.2 ст.302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за непричастностью его к совершению преступлений.

Меру пресечения Б. – подписку о невыезде и надлежащем поведении, отменить.

Признать за Б. право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Процессуальные издержки с Б. не взыскивать.

В иске Б. к Б. о возмещении материального ущерба и морального вреда, отказать.

Направить руководителю следственного органа–начальнику СО при ОВД по Нижнесергинскому муниципальному району, Бисертскому городскому округу уголовное дело для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Свердловский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

Судья: *.*. Савичева